ВВОДНАЯ

Действие игры происходит в авторском мире. Жанр игры - фэнтези с элементами темного фэнтези. Мастеринг пассивный.

Меню навигации рекомендуется для быстрого доступа к начальным темам форума:

Гостевая Правила Сюжет игры

Роли Поиск персонажей Шаблон анкеты

Обсудить игру Оформить эпизод Хроники



ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

25.11.14. игра официально остановлена.

Из-за отсутствия какого-либо спроса, было решено официально закрыть проект.

Матчасть будет закрыта для гостей.
Игровая зона будет открыта для чтения.

Прием новых персонажей остановлен.
Срок жизни игры - 4 года.

СОБЫТИЯ В МИРЕ

Западный континент страдает от открывшейся в самой разной части Империи большей части Священных Врат, из которых вылетают Падшие души. Разлетаясь по миру, они находят своих Носителей, и те, теряя разум, нападают на всё, что движется.
Тем временем с пропажи Императора прошел почти год, и за это время каждый Президент все яростнее держится за свои земли, защищая границы, опасаясь нападения соседнего Района Империи. Война же между Империей и южными варварами продолжается.
Страница 1 из 11
ФРПГ Плач Богов: Император » ИГРОВОЙ МИР » Руины памяти: Эпилог » Кем я стал? (26 день Первого месяца Зимы 1722г. Империя, близ города Лиив)
Кем я стал?
МирозданиеДата: Воскресенье, 13 Окт 2013, 01:15 | Сообщение # 1


Принимайте поправки за помощь - и это будет верно.

В неизвестности.
Дата, время, погода: 26 день Первого месяца Зимы 1722 года. Ночь, первые часы 26 числа.
Местоположение: Империя, Район Нибель. В пяти милях от города Лиив, имение графа Эстаса.
Участники: Каин Грейхарт.
Общая информация: добравшись к рассвету 24 числа до дома лорда и получив помощь, Каин провалился в глубокий сон вплоть до 26 числа. Очнувшись в ночь на 26-ое, молодой мужчина стал жертвой тяжелых мыслей...
 
KаинДата: Воскресенье, 13 Окт 2013, 16:05 | Сообщение # 2


Раса: человек-хейз.
Внешность, вещи.
Репутация и слава: 137
В неизвестности.
Имение Эстасов. Второй этаж. Спальня.

Кошмары разбудили Каина в середине ночи, как он мог судить по полной темноте, едва только открыл глаза. Кошмары были столь реальны, столь ярки, что понимание этого не сразу пришло к нему, и некоторое время он еще видел перед глазами образы из ночного видения, черные тени, что напоминали самих демонов, что пришли по его душу.
Следом пришла боль. Сильная, резкая. Она сковала все тело, придавила словно снежный покров. Саданула по спине, тяжелым толчком ударила в поясницу и резко резанула по рукам.
Было тяжело дышать – грудь что-то туго стягивало – и во рту было невероятно сухо. Чудовищно хотелось пить. Желание было столь сильным, что заставило превозмочь боль и подняться. Лишь сев, Каин сообразил, что лежал до этого в постели. Темнота, незнакомая обстановка и какая-то пелена перед глазами мешали ориентироваться, нормально соображать.
«Где я? Что я здесь делаю?..» - казалось, ответы на эти вопросы у него есть, но сейчас они не спешили к нему приходить. Лишь выждав некоторое время, чтобы глаза привыкли к темноте, Грейхарт начал припоминать, что уже видел это место прежде. Но будто очень давно. Он узнавал комнату левее от себя, узнавал стул в углу и тумбочку рядом с кроватью…
Он вспомнил. Он видел их, когда лежал здесь, вниз лицом, на том же самом покрывале, на котором лежали сейчас его перебинтованные руки – он вспомнил боль в спине от осколков стекла, которые Рейка выковыривала из него.
«Рейка!» - мысль о жене заставила дернуться в сторону, ко второму краю кровати, и тут же поморщиться от резкой боли во всем теле. Каин машинально выгнул спину – и пожалел об этом еще больше, так как боль стрельнула вверх по спине вновь.
Она была здесь. Спала рядом. Он слышал ее спокойное дыхание, видел распущенные белоснежные волосы. Но из-под одеяла показывалось нижнее платье – Рейка спала одетой, будто была готова одеться в миг и броситься туда, куда скажут. Это встревожило, оставило неприятный осадок.
Медленно, но верно, Каин начал вспоминать, что произошло. Он вспоминал о недавних событиях так, будто те произошли давным-давно. Если бы не бинты, если бы не эта боль, что сковывала все тело, мешая не только двигаться, но и думать, он подумал бы, что все, что произошло – приснилось ему, настолько оно казалось далеким.
Привыкшие в темноте глаза разглядели на тумбочке у кровати кувшин, стоящий на округлом подносе. Надеясь утолить жажду, Каин ухватился за его ручку и припал губами к гладкому краю – лишь несколько раз в жизни простая вода казалась ему столь же вкусной. Он осушил кувшин не меньше чем наполовину, прежде чем поставить тот на пол – слабость не позволила вернуть его на прежнее место, это сейчас казалось слишком сложным.
Рейка спала. Кажется, даже тот небольшой шум и сдавленные выдохи, вырывающиеся из груди Каина, когда того сковывала боль, не долетали до ее спящего сознания. Она всегда спала крепко, гораздо крепче его самого, но почему-то именно сейчас в голову пришла мысль, что крепость ее сна была связана исключительно с усталостью.
«Спи, - ладонь легко коснулась белокурой головы. - Заставил я тебя понервничать…»
Рейка наверняка исстрадалась, пока ждала его возвращения из Лиива. Оно затянулось, он помнил это. Затянулось достаточно, чтобы жена была вправе расплакаться. Он помнил ее слезы в тот час, когда вернулся.
Когда это было? Он не помнил, как заснул, не помнил ничего кроме собственной боли, съедающей тело, дикой усталости и ее слез.
Каин моргнул, нахмурил брови. Попытался вспомнить что-то еще. События те были так смазаны, будто они действительно были лишь частью долгого и мрачного сна. Он никак не мог вспомнить, как добрался до имения лорда, но вспомнил, как вошел сюда, ведомый Рейкой. Помнил ее просьбу быть в сознании, помнил и боль, с которой осколки стекла покидали его плоть. Но на этом всё.
«Нет. Она сказала, что лорд цел. Что он здесь», - совершенно четко слова, сказанные женой тогда, всплыли в сознании. Вот только Грейхарт не помнил, когда именно Рейка сказала ему их.
Слова. Были ведь и другие. Она спрашивала его – прямо здесь, под звон металлических щипцов и плеск воды. Или после?..
«Дух. Она спрашивала про духа», - пальцы коснулись бинтов на груди.
Действительно. Он и забыл об этом. Он освободил ту малую часть Священного Духа, что была в амулете, чтобы открыть подобие Врат. Это не решало проблему окончательно, но могло помочь в тот миг, когда ему было это нужно. Чтобы вернуться сюда, к Рейке. Чтобы сдержать обещание, данное ей.
«Дух правда забрался внутрь?» - задался Каин вопросом.
Аккуратно отвернув одеяло и свесив ноги с края кровати, он встал на холодных дощатый пол босыми ногами. На нем ничего не было – потребовалось не меньше пяти минут, чтобы в темноте он смог нащупать нечто, похожее на халат. Вещь не принадлежала ему, но сейчас было все равно. Хотелось выйти отсюда, хотелось пройтись. Слабость была все еще достаточно сильной – он потерял много сил и достаточно крови – и боль во всем теле изрядно мешала передвигаться, но все же, сидеть здесь не хотелось. Хотелось на свежий воздух, да и тело требовало освобождения от лишней жидкости…
В доме было тихо, что еще раз говорило в пользу того, что нужда разбудила Каина в середине ночи. Дом был незнаком и казался огромным: Каин не без усилия миновал лестницу, чтобы на первом этаже пройти через коридор, пару комнат и оказаться в еще одном коридоре. Боец плохо соображал и в темноте не смог понять, из какой двери вышел, и потому двинулся в первую попавшуюся.

Первый этаж. Кухня.

Она вела на кухню – в глаза бросился длинный и узкий стол, тумбы, сушащиеся на тонких веревках грибы, массивная плита… Но первое, о чем подумал Грейхарт на входе – это свет. Одинокая свеча, стоящая в конце стола разгоняла темноту.
- О! – испуганный возглас донесся откуда-то слева, заставил резко повернуть голову; закружилась голова. – Вы..!
К Каину из ниоткуда выскочил невысокий полноватый мужчина, появившийся так неожиданно, что Боец невольно отступил. Незнакомец, похоже, посчитал, что он сейчас упадет, потому как поспешно взял его под руку и усадил на стоящий у входа табурет.
- Вам плохо?
Каин отрицательно покачал головой, глубоко вдохнул. Бинты, стягивающие грудь мешали, раздражали, хотелось их снять.
- Сказали, это вы и ваша жена помогли нашему лорду…
Боец прикрыл глаза, сглотнув и качнув головой – он туго соображал сейчас, когда голова кружилась, будто самого его вертело в бурном речном потоке.
- …Каин, - все же выдавил он, после чего кашлянул и сказал более уверенно. – Каин Грейхарт.
- Да… да, я слышал… говорили, вы очень плохи. И правда, выглядите неважно… Пить хотите?
Грейхарт покачал головой и приоткрыв глаза, оглядел длинное помещение кухни. В тусклом освещении оно казалось невозможно большим, просторным – его мать была бы счастлива готовить на такой кухне. Почему-то сейчас в голову пришло именно это.
- Меня зовут Пэриш, - сказал мужчина и ободряюще улыбнулся. – Давайте я поставлю чайник? Вы голодны?
- Не знаю… - рассеяно отозвался Каин, прислушавшись к себе. Понять, голоден ли он, так и не удалось.
- Зачем же встали?.. Вам бы лежать да лежать...
- Мне… надо выйти. Куда здесь можно…
- А, вот оно что… - с пониманием протянул мужчина. - Пойдемте, я покажу...
 
KаинДата: Воскресенье, 13 Окт 2013, 16:21 | Сообщение # 3


Раса: человек-хейз.
Внешность, вещи.
Репутация и слава: 137
В неизвестности.
Имение Эстасов. Первый этаж. Кухня.

Через десять минут Каин уже вновь сидел на кухне, но на этот раз за столом. Когда он вернулся, небольшой чайник уже закипел, и его ждала кружка с крепким чаем. Едва только горячая жидкость попала в желудок, тот сжался словно пес, ожидающий удара – голод напал неожиданно, и оказался невероятно сильным. Пэриш, что был в доме лорда поваром, быстро подогрел остатки вчерашнего ужина.
Чтобы не держать слегка подрагивающими руками ложку, Каин взял тарелку, полную бульона, с кусочками мяса, в обе ладони, и пил из нее, будто из гигантской чаши. Бульон казался невероятно вкусным, казалось, ничего вкуснее в своей жизни Каин никогда не пробовал. Тепло от него спускалось до самого пупка, приятно согревая изнутри, буквально на ходу даря силы. К моменту, когда тарелка опустела (а Каин пил неспеша), Пэриш вкратце успел рассказать о том, что сына господина привезла Рейка - а он приехал один, и в имении находится уже два дня.
Сегодня по календарю шел двадцать шестой день Первого месяца Зимы, в то время как Каин явился на порог в рассветный час двадцать четвертого. Все это время он, по всей видимости, провел во сне – не удивительно, что он так ослаб. Он потерял много сил в Лииве, а раны ослабили его еще больше. То, что сейчас он так охотно ел, было хорошим признаком.
- Не слышно ничего о Лииве? – спросил у Пэриша Боец, держа обе ладони на горячей кружке. Тепло проходило сквозь бинт на левой ладони, скрывающий глубокий порез, и от этого тот неприятно ныл. Но это было терпимо, и это можно было перетерпеть ради того приятного ощущения тепла, что растекалось от кончиков пальцев дальше, вверх по руке.
- Я сам не интересуюсь, все и так на взводе, но многое доходит и так, - отозвался мужчина. – Говорят, многие успели уйти из города – разойтись по владениям, в ближайшие деревни – кто-то даже прибыл ко двору, их поместили в сарае… но многие остались там.
Каин промолчал, глядя на темную жидкость, блестящую в свете уже трех свечек.
- Люди лорда выезжали на север, осматривали окрестности. Говорят, видели темных, и спешили обратно. К городу не выезжали – боятся.
- Правильно делают, - хмуро отозвался Боец, сделав затем большой глоток. Из груди вырвался хриплый выдох, когда жидкость приятно согрела грудь.
- Вы ведь Боец Символов, так? Это всё… можно исправить как-то? Это реально?
- Да… но на это нужно много сил. И достаточно людей, знающих, что делать, - хмуро отозвался молодой мужчина, не поднимая взгляда.
«Достаточно людей... но их нет. Орден на грани гибели, и с каждым убитым Бойцом - конец все ближе. Два дня, еще день в городе… как скоро подоспеют из Ордена? Знают ли они уже, что здесь происходит, добрались ли гонцы? А что если нет? Что если в пути их настигло что-то? Бандиты, духи, колдийцы, которым только войну и подавай… даже демонов встретить нынче уже проще простого. Вся эта дрянь лезет сейчас так охотно…»
- …Но это не вернет к жизни тех, кто ее уже лишился, - добавил Грейхарт, все же поглядев на своего собеседника.
- Да, я понимаю, - он выдержал паузу, а затем как-то странно улыбнулся, глянув в сторону. – Знаете... у меня... дочь в Лииве. С мужем, внуком. Ему сейчас должно быть четыре…
Каин внимательно смотрел на повара. Внутри расползлось мерзкое чувство бессилия. Сожаления. Вины. Облепило будто клей, что мешал дышать глубоко. Вдохи были настолько малыми, что в какой-то момент Каин понял, что ему не хватает воздуха.
Вероятно, он должен был найти слова, которые если бы не успокоили, то хотя бы дали надежду, однако он не смог найти таких. Не смог заставить себя выдавить их из себя. Боялся, что в его голосе будут слышны его сомнения…
 
KаинДата: Воскресенье, 13 Окт 2013, 17:08 | Сообщение # 4


Раса: человек-хейз.
Внешность, вещи.
Репутация и слава: 137
В неизвестности.
Имение Эстасов. Второй этаж. Спальня.

Возвращаясь в комнату, до которой оказалось не так уж и далеко, Каин думал об этом. О том, что он может сделать, и о том, чего он не сделал. Он не вернулся в постель, когда оказался в нужной спальне, а занял место в кресле. Спина болела от касания спинки кресла, но Боец старался не обращать на это внимание.
Он вспоминал Лиив. Вспоминал улицы, кажущиеся ненастоящими, настолько сильно их затянуло тьмой в ту страшную ночь. Боялся представить, сколько людей погибло от зубов Падших, а сколько потеряли себя, став Носителями. И сколько еще времени эхо этого события будет долетать до окрестностей…
А затем он вновь подумал о Вратах. Он ведь действительно смог воспользоваться силой Священного Духа, загнать Падших в ловушку. Он спас себе жизнь в тот момент, и избавил город от какой-то части темных сил.
«Это не сильно изменит ситуацию, но если в городе еще остались люди… им будет немного легче…» - здоровая рука сжалась в кулак – боль стрельнула в разодранное запястье.
«Легче?! О чем я думаю!? Как там может быть легче! Это всего лишь отсрочило неизбежное! Два дня! Я здесь уже два дня, а даже если бы и не был – все равно ничего не смог бы сделать! Проклятье! Я был там – и ничего не смог сделать! - пальцы левой руки коснулись переносицы, и раненная ладонь заныла с удвоенной силой. – Как мне удается сохранять себе жизнь, даже когда во мне остается жалкий клочок души – а остальным нет? Что это за игра Богов? Чем все эти люди не заслужили спасения? Потерять душу, отдать ее на растерзание Падших…»
По спине прошелся холодок. Несколько ударов сердца, казалось, были сильнее остальных - это отвлекло, заставило осмотреться. Пальцы вновь коснулись груди.
«Во мне есть что-то?» - вопрос, который он задавал себе раньше, вернулся к нему.
Он смутно помнил те секунды, которые были открыты Врата. Но отчетливо помнил шепот, что звучал будто в самой голове… или настолько отчетливо звучали Падшие, уходящие на ту сторону разлома?
«Показалось ли мне…» - пальцы щупали грудь под бинтами, коснулись зотнечного сплетения.
Каин вдруг вспомнил, как уезжал из города. В нем совсем не оставалось сил – если бы не Арк, он бы никогда не дошел до имения Эстаса сам, а повалился бы на землю недалеко от Лиива и, вероятно, стал бы добычей для слабых Падших. Но сейчас вспомнилось и кое-что еще.
Уезжая, Грейхарт плохо понимал, что происходит вокруг него, держался в сознании изо всех оставшихся сил… но иногда, казалось, кто-то будил его. В моменты, когда перед глазами темнело, когда он готов был отключиться – что-то толкало его изнутри, заставляло открывать глаза, держаться.
Он долгое время был Бойцом и достаточное время был Носителем, чтобы различать чье-то присутствие. Как рядом, так и внутри себя. Сейчас из-за боли Каин плохо чувствовал это, но тогда… сейчас ему казалось, что тогда он чувствовал в груди что-то. Что-то, не принадлежащее ему. Что-то, не являющееся им.

- Ты ощущаешь какие-то изменения? Может быть мысли, желания, которые тебе вообще не принадлежат?
- …Возможно, он предпочел тело Вратам. Если он слаб, чтобы существовать самостоятельно, то тело – не худший выбор...


Эти слова всплыли в его голове так неожиданно, что Каин замер. Он сам не заметил, что перестал дышать, и лишь когда воздуха стало не хватать – резко выдохнул, чтобы сделать глубокий вдох. По телу пробежала дрожь волнения.
Выходит, эти слова – не были частью кошмаров? Это происходило наяву? Не было лишь сном, как ему казалось?
«Я был почти уверен в этом?.. – пальцы нажали на грудь то в одном месте, то в другом, затем коснулся отросших волос. – Я действительно...»
Времени до рассвета было достаточно – и все это время потребовалось Каину для того, чтобы вспомнить события злосчастной ночи так хорошо, как он только мог. Когда в окно проникли первые тусклые лучи рассвета, и в комнате появились приметные тени, Боец бесстрастно разглядывал дощатый пол.
Рейка увидела его именно таким, когда проснулась. Волнение в ее взгляде и голосе перемешалось с облегчением, и он постарался дать ей понять, что с ним все в порядке.
Но это было ложью.
 
KаинДата: Воскресенье, 13 Окт 2013, 18:47 | Сообщение # 5


Раса: человек-хейз.
Внешность, вещи.
Репутация и слава: 137
В неизвестности.
Имение Эстасов. Холмы в сотне метров от имения. Полдень.

Белоснежные поля тянулись до самого горизонта. Небо было на удивление чистым, пусть с юга, из-за гор, и надвигалась буря – темная полоса как нельзя лучше обозначала, где заканчивается усыпанная свежим снегом заснувшая земля, и где начинается серо-голубое небо. Где-то там, на юге, Ледяные Горы наверняка охватила самая настоящая буря. Быть может, она коснулась и Эджа.
Где-то позади, за холмами, лежал Лиив. О том, что происходило за его стенами, можно было лишь догадываться.
Поднявшийся ветер растрепал вновь отросшие волосы. Подняв ворот куртки повыше, Каин сощурил глаза, когда очередной порыв холодного ветра ударил в лицо. Снег позади заскрипел под тяжестью чьих-то сапог.
- Отец отправил три десятка солдат проверить окрестности, - на вершину холма поднялся Эстас-младший, поравнявшись с Бойцом. Каин машинально окинул его взглядом с ног до головы.
Они уже виделись на завтраке, и все говорило о том, что Рейке удалось избавить молодого лорда от Падшего. Ему повезло – его душа оказалась достаточно сильной, а воля – крепкой; он смог сопротивляться духу до тех пор, пока его не извлекли. Все обошлось, и лорд, даже несмотря на полученные от духов раны, был в хорошей форме. Для того, кто впервые ощутил в себе присутствие чего-то иного, имеющего свой разум, он неплохо держался – об этом говорил чистый взгляд, лишенный страха и опаски, но ныне наполненный лишь горечью, сомнениями и беспокойством.
- Оружие, омытое святой водой – не лучший вариант против этих тварей, правда ведь? – спросил он, когда Каин ничего не ответил на ранние слова.
- Это лучше, чем ничего, - негромко отозвался Боец, глядя на темную полосу на горизонте. – Я уже говорил вашему отцу, что нам необходим Священник. Настоящий Священник. Способный нести Свет. Тогда каждый из ваших людей сможет стать защитником этой земли. Без этой силы противостоять Падшим невозможно. Все прочее лишь отсрочит столкновение.
- Даже если использовать силу Символов? – в голосе слышалась надежда, но весьма слабая.
- Любая стена рано или поздно даст брешь, - хмуро отозвался Каин. – И эта – не исключение. Хотел бы я сказать, что это не так… но не могу.
- Как ты все это выносишь… - лорд покачал головой.
- Что? - Боец повернулся к нему и слегка наклонил голову в немом вопросе.
- Все это. Все эти… духи, Падшие, обращенные, - во взгляде лорда было что-то такое, что заставило Каина опустить взгляд, будто он боялся показать больше, чем стоило. – Когда эта тварь была внутри меня, казалось, я схожу с ума. Эти… голоса в моей голове… Назойливый шепот. Странные желания, совсем чужие, не имеющие ничего общего с тем, что близко мне… Но в какой-то миг мне казалось, что все эти мысли – верны. Не знаю, смог бы я противиться им, этим желаниям, проживи я еще хоть день с этой бестией внутри. Как? – он непонимающе покачал головой. – Как вы все это выносите? Вы ведь используете их, чтобы сражаться.
Каин ответил не сразу. Он смотрел себе под ноги, на чистый снег, и голос молодого лорда все еще звучал в его голове. Он должен был что-то ответить ему… что-то правильное, наверное. Но…
- …Я и сам не знаю, - он покачал головой, а затем сделал глубокий вдох, подняв взгляд на Эстаса, а после – переведя его в сторону горизонта. – Мы просто знаем, что нам нужно делать – и делаем все для того, чтобы достигнуть цели. Нас учат этому годами. Для таких как я, это – обычное дело. То, что входит в порядок вещей. Падшие для нас не только враги… они для нас еще и щит. В каком-то смысле, - пожал плечами Каин, понимая, что не сможет подобрать более подходящих слов.
- Это ужасно. Я испытал на себе это всего лишь раз… не представляю, как можно жить с этим. Все равно что постоянно жить подле гадюки, что вот-вот бросится на тебя, - он тяжело вздохнул, а затем внимательно посмотрел на Каина.
Тот ожидал, что лорд еще что-то спросит, но когда этого не последовало, встретился с ним взглядом и вопросительно приподнял брови.
- …Нет, ничего, просто… - он запнулся, устремился взглядом куда-то за Каина и покачал головой. - …Вспоминаю, что было там, в городе. Окажись я там в одиночестве – я не выбрался бы. Как тебе удалось?
Каин опустил взгляд. Он сам задавал себе этот вопрос. Каждый раз, когда ему удавалось чудом уйти от смерти. Каждый проклятый раз.
- ...Сам бы хотел знать, - негромко произнес Каин, а затем обернулся.
Он смотрел смотрел в сторону имения. Там, во дворе, за оградой, на скамье в заснувшем саду, сидела Рейка. Он видел ее отсюда, с холма, и знал, что она видит его. Он не говорил ей ничего о том, что произошло ночью, но видел, что она догадывается о чем-то. Она чувствовала его, понимала порой без всяких слов, и знала, когда нужно отойти в сторону. И все же, всегда старалась быть где-то рядом, будто боялась, что он снова пропадет из виду.
«Я выжил только благодаря тебе, Рейка-дин».
 
KаинДата: Воскресенье, 13 Окт 2013, 21:57 | Сообщение # 6


Раса: человек-хейз.
Внешность, вещи.
Репутация и слава: 137
В неизвестности.
Имение Эстасов. Конюшни. Середина дня.

Каин старался держаться от Рейки подальше.
Он не показывал в открытую, что у него есть такое желание, но старался найти повод уйти от разговора, скрыться с ее глаз хотя бы ненадолго. С утра он вышел за пределы имения и смог побыть немного в одиночестве, до того как к нему присоединился молодой Эстас. Теперь же, когда время близилось к середине дня, он ушел в конюшню.
С момента, когда он прибыл в имение лорда, он не виделся с Арком. Верный друг ничего не знал о том, что с его хозяином, и Каин чувствовал себя немного виноватым, что заставил его так долго ждать себя.
Еще на пороге в нос ударили запахи сена, навоза и лошадиного пота – часть людей лорда вернулась с утреннего объезда территории, и запах разгоряченных лошадей все еще стоял в конюшне. Конюх был здесь же, неподалеку, и кивнул ему, хотя Боец и заметил в его взгляде некоторую долю беспокойства, смешанного с любопытством.
Шайр приветливо мотнул головой, всхрапнул и ударил копытом, когда Каин приблизился к стойлу. Когда же ладонь легла на массивную шею боевого коня, Грейхарт почувствовал себя немного лучше.
- Прости, тебя я тоже заставил поволноваться, да? – негромко обратился к другу Боец, слегка улыбнувшись. Конь пожевал губами бинты на руке и молодой мужчина опустил взгляд на миг. – Да, я снова угодил в неприятности. У меня это хорошо выходит, ты же знаешь.
Последовала небольшая пауза. Ладонь легла промеж лошадиных глаз, прошлась вниз.
- Ты довез меня. Снова... Ты хороший друг, - вторая рука прошла сквозь деревянные прутья, коснулась лошадиной морды. – И я снова тебе должен.
Шайр всхрапнул, обдав мелкими брызгами из ноздрей, на что Каин коротко и едва слышно засмеялся. Похлопав товарища по шее и угостив кусочком хлеба, он с легким сердцем вышел из конюшен.
Арк признал его. А это значит, что собственного «я» сейчас в Каине было больше.
Дух занимал не так много места…
 
KаинДата: Понедельник, 14 Окт 2013, 00:18 | Сообщение # 7


Раса: человек-хейз.
Внешность, вещи.
Репутация и слава: 137
В неизвестности.
Имение Эстасов. Второй этаж. Кабинет лорда Эстаса.

Ближе к вечеру, Каин снова сбежал. После посещения конюшен, он вернулся в дом – еще когда люди лорда вернулись, он решил, что переговорит с ним о том, какие вести принесли с собой дозорные.
Несмотря на слабость и не самое лучшее самочувствие, он чувствовал себя хуже от мысли, что сидит без дела. Вместо того, чтобы поехать с людьми лорда, ему приходилось торчать здесь, а ведь он мог бы тоже сделать что-то полезное. Однако еще когда все уезжали, лорд твердо обозначил, что Каина никуда не выпустят. Почему-то Грейхарту показалось, что в этот момент он обменялся взглядом с Рейкой, что была в тот момент неподалеку, и это заставило чувствовать себя еще хуже.
Рейка не стала бы просить лорда сажать его на цепь, но за себя мог говорить один только ее обеспокоенный вид… а может и что-то, о чем Каин не знал. Что-то, что произошло, когда он был в отключке. В любом случае, отказ по большей части и заставлял его бродить по двору туда и обратно, подобно загнанному в клетку дикому зверю. Он хотел выбраться, хотел отвлечься от тяжелых мыслей, пусть и понимал, что в какой-то мере ведет себя как упрямый мальчишка. Эта мысль заставила проглотить собственное недовольство и подчиниться. Однако он не мог не подняться к лорду теперь, когда у него должны были быть новости.
Они оказались не особо содержательными. Той части патруля, что прибыла незадолго до его прихода в конюшни, ничего не попалось на пути, а тем, что прибыли позже – лишь несколько «зараженных» Падшими животных.
- ...Я почему-то всегда думал, что эти твари ищут лишь человеческие души, - обеспокоенно произнес лорд, глядя в окно и потирая переносицу.
- По большей части – да, но когда они в отчаянии, когда рядом нет подходящей души, а сами духи слабы… они могут сделать Носителями кого угодно, - хмуро отозвался Грейхарт. Он стоял напротив стола, разминая здоровую руку, поскабливая ногтями ладонь; внешняя сторона запястья отзывалась неприятной тупой болью. – Что слышно с окрестных деревень?
- Людям дали приют, какая-то часть прибудет ко двору к вечеру – не у всех есть достаточно места и еды… придется потесниться.
Каин внимательно посмотрел на лорда, пользуясь тем, что тот не смотрит в его сторону. Эстас был хорошим человеком, который по-настоящему беспокоился за тех, за кого нес ответственность. Расспросив слуг и рабочих, пройдясь мимо амбаров, Боец убедился, что прибывших к имению людей, потерявших близких и просто перепуганных не на шутку, он обеспечил всем, чем мог. В доме тоже прибавилось народу – женщин и детей, самых первых, даже поместили в гостевых комнатах – на этом настояла сама жена лорда. Каин чувствовал, что уважает этого человека – и был готов помочь ему. Именно поэтому личное бездействие сейчас так выводило его из душевного равновесия.
- А что на счет мер предосторожности?.. – вопрос был больше задан для собственного успокоения. Молодой мужчина был уверен – до него на эту тему Рейка уже успела поговорить.
- Ваша жена, сэр Каин, дала рекомендации на счет того, как следует вести себя… в подобных ситуациях. Могу заверить, мои люди позаботятся о том, чтобы все были осведомлены о том, что требуется для поддержания порядка.
«Как я и думал», - с облегчением, и все же некоторым разочарованием подумал Грейхарт. Разочарование было связано лишь с тем, что даже тут он ничем уже не мог помочь – все было сделано до него.
- Вы хотите помочь, - вдруг произнес граф, разворачиваясь к Каину. – Это похвально. Но вы и ваша жена и без того уже немало сделали для меня и моих людей. Только благодаря вам я сейчас могу быть рядом со своей семьей, могу дальше служить своему народу. Одно это делает меня вашим должником.
- Вы мне ничего не должны, мансэртас, - Каин слегка склонил голову, опустив взгляд, а затем покачав головой, прежде чем вновь посмотреть на лорда. – Я…
- …просто выполнял свой долг, да-да, - улыбнулся мужчина. – Ваша жена говорила, что вы очень ответственный человек, и долг для вас превыше всего.
Каин моргнул, сомкнул губы и слегка покривив ими, будто недовольно поглядел в сторону. На миг он почувствовал себя мальчишкой перед более взрослым дядей, что дружелюбно щелкнул его по носу. Вероятно, выражение на его лице в этот миг было соответствующим.
- И с каждым разом я все больше убеждаюсь в правоте ее слов. А также в том, что вам, сэр Каин, не хватает внимания к своему личному состоянию, - в голосе послышался легкий упрек. – Вы рветесь в бой, но разорваться вы не можете. Да и нынешнее ваше состояние не располагает к геройствам. Даже к малым.
- Я не собираюсь брать Лиив штурмом, мой лорд, - покачал головой Каин. – Я всего лишь хочу быть полезным в ситуации, когда каждый человек на счету. Да, я не в лучшей форме… но я в состоянии передвигаться, видеть, слышать – и держать в руке меч, если это понадобится.
- Не сомневаюсь в этом, - спокойно отозвался мужчина, садясь за стол. – Но сейчас в этом нет необходимости. Под наставлением вашей жены, а также с вашим примером, мои люди обрели больше уверенности, и это сильно поможет нам. Сейчас главное – поддерживать порядок, до тех пор, пока сюда не прибудет Священник.
- Вы нашли одного?! – новость была столь неожиданной, что Каин подался вперед, коснувшись кончиками пальцев края стола.
- Да, нашли. Из Гирдер, селения на востоке, прибыл голубь с ответом на наш запрос и рекомендации. В тамошнем Храме действительно есть Священник. Он должен прибыть в течение двух дней, в лучшем случае.
Каин выпрямился и, прикрыв глаза, облегченно выдохнул. «Священник! Слава Богам!»
- ...Теперь осталось лишь дождаться ваших друзей из Ордена, - добавил лорд, однако Бойцу показалось, что в этой фразе уверенности было уже не так много.
Действительно, было еще неизвестно, откликнется ли Орден на этот зов. Даже несмотря на то, что к его написанию приложили руку Бойцы, действующие с согласием лорда, Каин понял бы, если бы Тод не ответил на этот зов. На бумаге и в жизни ситуация часто выглядит по-разному – он вполне мог решить, что небольшой группы Бойцов может хватить для того, чтобы удержать город.
«Но он ведь и должен был понимать, в какой они ситуации. Без Священных Символов, без подмоги. Территория города не малая, а наличие открытых Врат близ города означает постоянный приток Падших…» - размышлял Грейхарт. Несмотря на эти мысли, он все же не мог дать четкого ответа на поставленный вопрос. Тод никогда не стоял во главе Ордена – и будучи Бойцом он частенько мог рисковать. Как он поступит сейчас, являясь Главой Ордена, Каин не мог сказать наверняка…
- Боюсь, если они не прибудут в течении пяти дней… помощи ждать не стоит, - слова эти дались тяжело, но молодой мужчина понимал, что они должны быть озвучены.
- Да… я понимаю. Мир сейчас – просто бесплатная столовая для этих тварей… - хмуро отозвался Эстас.
- …Так или иначе, я все еще здесь, - решительно глядя на него, добавил Каин.
- Да…
«Да».
 
KаинДата: Понедельник, 14 Окт 2013, 00:58 | Сообщение # 8


Раса: человек-хейз.
Внешность, вещи.
Репутация и слава: 137
В неизвестности.
Имение Эстасов. Банная. Ранний вечер.

После разговора с лордом, известия о том, что был найден Священник, и в течение пары дней он будет уже здесь, стало будто легче. На какое-то время Каин даже позабыл о том, что его тревожило. Он встретился с Рейкой, упомянул о ее раннем предложении вымыться, но от предложенной ею помощи отказался. Он знал, что в банной она обязательно спросит о его самочувствии, о влиянии духа. Каин не хотел говорить об этом. Не сейчас. Не с ней. Поэтому оказавшись в банной, он заперся там до тех пор, пока вода окончательно не остыла.
Помыться особо возможности не было – спину нельзя было тревожить, да и бинты на руках мочить было нельзя, однако Каин рад был хоть как-то освежиться. Бриться желания не было, но воспользовавшись уединением и наличием под рукой бритвы, он срезал отросшие во время открытия Врат волосы.
За год жизни будучи Носителем, длинные волосы были крепко связаны в его разуме с приступами, которые вызывал Падший, сожравший половину его души. И он знал – Рейка смотрела на это точно так же. Он видел, как менялся ее взгляд, стоило ему лишь упасть на отросшие пряди. Казалось, ей больно уже просто видеть их. Видеть тревогу в ее глазах Каин не хотел. Да и сам цепляться взглядом за свое отражение, вспоминать последний год, полный мук – тоже.
Когда темные пряди больше не ложились на плечи и не падали на лоб, мешая обзору, Каину стало спокойнее. Но лишь до того момента, когда он ополоснул шею и подумал о том, что у него нет уверенности, что этот раз будет последним.
«Почему я так уверен, что этого не повторится?» - глядя на свое отражение, на стекающие по лицу капли, задался он вопросом.
И действительно. Да, в этот раз с ним творилось что-то совсем странное, даже Рейка была озадачена, когда услышала его предположения, и все же, в нем был все тот же дух. Пусть не Падший, пусть не Страж, пусть не полный или даже разделенный надвое дух, а всего лишь малая частица – где была гарантия, что той части души, что осталась в нем, хватит для того, чтобы остаться самим собой?
Он не знал ни того, что за Священный Дух был заключен в амулет, не знал и того, насколько велика была эта его часть. Он не знал ничего, и мог довериться лишь своим ощущениям, предчувствиям. Но чувства спали, пусть где-то глубоко в себе Каин и чувствовал что-то, что не принадлежало ему, не было его частью. Гадать же он ненавидел.
Уперевшись ладонями в бортики крупного таза, глядя в темную мыльную воду, Каин шептал:
- Ну же… - обращался он к духу внутри себя. – Кто ты?.. Зачем я тебе?..
Он замолчал, будто ожидая ответа. Но не дождался его.
- ...Если ты слаб – ты ведь не сможешь управлять мной, ты же знаешь это?.. Ты испугался Врат? Не захотел стоять на страже, быть заключенным в темницу? Ну же, ответь мне! - он толкнул бортики таза, будто хотел сдвинуть его, невзирая на боль, ударившую в спину. - Чем я – не темница для тебя?..
Дух молчал. И Каин чувствовал, что проигрывает в этой молчаливой игре.
 
KаинДата: Четверг, 17 Окт 2013, 20:50 | Сообщение # 9


Раса: человек-хейз.
Внешность, вещи.
Репутация и слава: 137
В неизвестности.
Имение Эстасов. Сад.

Каин не хотел идти на ужин, но пропустить его означало бы оскорбить лорда и его семью. Однако вопреки ожиданиям, все прошло достаточно гладко – о происходящем вокруг сейчас разговор почти не заходил. В основном обсуждали полученный урожай, планы на зиму и следующий год по улучшению графства, однако Каин чувствовал во всех этих разговорах острое нежелание хоть как-то задеть тему Лиива. Он не был уверен, было то желание лорда Эстаса – обсуждать все дела касаемо города лишь с мужчинами, своими доверенными лицами – или же желание его супруги, не желающей обсуждать подобное за столом. Да и не важно это было. Единственным моментом, который подошел к неприятной теме вплотную, был вопрос леди Эстас о здоровье Каина. Пришлось постараться, чтобы ответ звучал как можно более убедительно, однако внимательный взгляд Рейки, который он заметил краем глаза, был красноречивее всех слов.
По окончании ужина Каин постарался как можно быстрее уйти из поля зрения жены, пусть и старался сделать это осторожно. Несмотря на то, что он старался не подавать вида, что его что-то сильно тревожит, где-то внутри шевелилось опасение, что Рейка все равно о чем-то догадывалась. Нет, определенно догадывалась.
Она удивительно остро чувствовала перемены в нем, и иногда это даже раздражало его – ощущение было сродни тому, что возникло бы, не имей Каин вообще возможности скрыть что-то. Будто Рейка видела то, чего видеть не должна была. Будто все его мысли и тревоги были написаны на его лице, и каждый мог их прочитать. Именно эти ощущения заставляли Каина бежать прочь, в тень, туда, где он мог бы побыть в одиночестве, наедине с самим собой.
В моменты, когда он не понимал, что с ним творится, не знал, как ему держаться, это было необходимо. Одиночество всегда было верным его спутником, именно к нему он обращался, когда появлялись вопросы, которые его волновали. Поэтому, бросив короткое «пойду, пройдусь», Каин оделся и вышел наружу.
На улице шел девятый час, и потому на Эрду уже опустилась самая настоящая ночь. Небо было по-прежнему украшено светло-серыми облаками, но между ними отлично было видно темное сине-фиолетовое небо, на котором искрились Тела. Единственное, что неприятно порадовало – холодный южный ветер, периодически задувающий в правое ухо.
Боец двинулся в сторону сада, туда, где днем сидела Рейка. Нашел ту же самую скамью и смахнув с нее выпавший к вечеру снег, уселся прямо по центру. В этот момент он вдруг понял, насколько вокруг было тихо.
Его окружила самая настоящая ночь. Огни дома не доходили до сада, и вечером здесь было совершенно пусто. Тишину нарушал лишь свист ветра, блуждающего среди голых веток окружающих Бойца деревьев, да легкий шелест голых веток кустарника.
Каин смотрел на снег под ногами и ни о чем не думал. Он просто слушал тишину и, наверное, прислушивался сам к себе. Он сидел и будто выжидал чего-то. Словно что-то должно было произойти.
Поднялся ветер, и меховой ворот накидки пришел в движение, будто колосья пшеницы; Каин сощурил глаза, в которых разом защипало от холодного воздуха. Но затем из груди его вырвался вздох, и взгляд ушел куда-то в сторону.
«Я опять хожу кругами...»
Он служит в Ордене с того момента, как ему исполнилось восемнадцать, и за это время не раз и не два сталкивался с духами. Сталкивался с ними как с врагами, так и как с тем, что должно было обеспечить его безопасность. Он привык к тому, что в нем живет часть чужой души, часть чужого сознания, как привык и к тому, что порой это бывает болезненно. Весь прошлый год он прожил со Стражем внутри, и настолько сросся с ним, что научился видеть его глазами и чувствовать то, что чувствовала его вторая половина. Настолько, что какая-то часть этого Падшего даже осталась в нем после того, как Сирадарион изгнал его из его тела. И мало того, что он лишился части души и, вероятно, потерял еще какую-то ее часть в тот момент, когда открыл Врата в Лииве, теперь в его теле вновь обитает дух.
Подобно паразиту, он сидит где-то внутри. Возможно, заключенный в ловушку, а возможно лишь выжидающий, но в любом случае – он находится рядом с тем жалким клочком души, что остался у Каина. Но…
«Почему меня это так волнует?» - этот вопрос повис в сознании.
Каин привык к боли, которую дарует всякий Падший, прогрызающий себе ход к душе. Привык к тому, что каждый миг ему нужно быть настороже. Как и к тому, что ему нельзя позволять себе раскисать.
Если тот клочок Священного Духа, что сейчас засел в нем действительно может стать проблемой, возможно, он только и ждет момента, когда Каин даст слабину. А это значит, что в любой момент он может перестать быть тем, кем он является сейчас.
«Меня действительно волнует именно это
«Нет», - сказал себе Боец, слегка покачав головой.
Нет, он опасался не этого. Пожалуй, это его волновало меньше всего. Возможно, он устал опасаться того, что потеряет душу, что умрет. Окончательно, когда разделался с Нейлом – в ту ночь страх смерти пропал бесследно. Так что же его волновало?
«Я не хочу стать таким как он…» - ответ неожиданно пришел сам. И в этот момент стало все предельно ясно. Даже просто.
Тогда, чуть больше года назад, когда они с братом не смогли удержать Стража, Тейл встал на его защиту – и заплатил за это своей душой. Своим рассудком, мыслями и желаниями. Своей жизнью. Он отдал все это ради того, чтобы его младший брат остался жив. И превратился в Нейла...
«Если я проиграю – его смерть будет напрасной», - Каин и сам не заметил, как сжал кулаки.
Но в чем будет заключаться этот проигрыш? В том, что Дух внутри него победит… или если сам Каин опустит руки? Но разве это не было взаимосвязано?..
«Хватит ныть», - раздался в голове голос отца, и Боец вздрогнул.
«Я ною? – взгляд обратился к собственным рукам, сжатым в кулаки. – Я действительно… ною…»
В ветках над головой просвистел ветер, и Каин отвлекся. Взгляд его упал на звезды и брови сошлись на переносице, когда Грейхарт ощутил какую-то странную тревогу в груди.
«Я не хочу стать таким как Нейл… я действительно боюсь этого. Или может… я боюсь… Падших? - он моргнул, и звезды будто стали немного ярче. – Нет, не их... Я боюсь себя».
Да. Он боялся себя. Боялся того, что окажется слаб. Боялся того, что может натворить. Боялся того, что если не справится - кому-то придется его остановить. Кому-то?..
Ей. Рейке. Он станет для нее Нейлом.
Грейхарт отрицательно покачал головой, закрыл глаза и коснулся пальцами переносицы, потер ее. Тяжело выдохнул. Сглотнул. Во рту было сухо, и он облизал губы. Сделал глубокий вдох.
Перед глазами вспыхнули картины той злой ночи, что они провели в Ордене, когда тот охватило пламя самой настоящей бойни. Каин вспомнил темные коридоры, в которых лежали тела товарищей, вспомнил знакомые и еще совсем молодые лица. Вспомнил небольшой зал, в котором в ряд лежали холодные тела, вспомнил перепачканные кровью лица с закрытыми глазами...
Перед ним вспыхнуло бледное лицо Блитца. А затем в ушах раздалось эхо его собственного крика.
Мужчина подался вперед, сгорбился и спрятал лицо в ладонях, не обращая внимания на резкую боль в спине.
«Это не должно повториться. Хватит. Хватит с меня, с нас всех. И с нее тоже…»
- Что мне делать? – шепотом спросил он, обращаясь к духу. – Гнать тебя прочь?..
«...Кто я? Именно сейчас? Я не Носитель, и меня даже Хранителем не назовешь. Я не могу использовать тебя, и я не знаю, что можешь ты…» - убрав ладони от лица, Каин глубоко вдохнул и выпрямился, морщась от боли в теле; спину резануло болью, что отозвалась в ребрах.
«…Если я позволю Рейке вытащить его из меня – он может утянуть за собой то, что от меня осталось. А если нет… я снова буду обычным человеком. С клочком души. Бесполезным Бойцом, который ничем не сможет помочь. Которого можно смять, сожрать. Даже в Лииве… если бы не амулет – от меня не было бы проку. И теперь его нет…»
«Зато остался дух», - подумалось вдруг, будто кто-то сидел подле и подсказывал.
Боец зажмурился, тряхнул головой, а затем открыл глаза. Перед ним раскидывалось звездное небо. Хмурые облака спешно бежали на север, и мелкие ветки растущих рядом деревьев подрагивали от резковатых порывов ветра.
«Остался дух… Все равно что амулет… только внутри? – за этим вопросом последовала усмешка. – Да, конечно. Амулет, который может сделать тебя чудовищем, если захочет…»
И все же, эта мысль крепко засела в его голове. А что если, это было действительно так? Священные Духи нередко использовали людей для того, чтобы набраться знаний о мире – в этом было их предназначение. Вот только каждый дух сам решал, как ему лучше поступить с человеком. А в нем был даже не дух, а лишь малая его часть. Даже не половина и совершенно точно не треть. Куда меньшая…
Что если эта часть меньше той, что осталась от его собственной души? И если это так – тогда он сможет противостоять силе Духа? Так ведь?..
«…Какая-то часть Падшего еще была во мне, прежде чем я открыл Врата, - задумчивый взгляд скользнул в сторону горизонта, тонувшего в ночной темноте. – А этот дух не давал о себе знать с тех пор, как они были открыты. Что если… что если он и правда ничего не может сделать? Что если… теперь я могу использовать его в своих целях? Что если он - всего лишь еще один клочок, ставший частью меня? Просто заполняющий пустое пространство...»
- Амулет, да?..
Усталый взгляд обратился к левой ладони, перетянутой бинтами.
- Почему бы не проверить?..
Решение было принято. И больше Каина не держало под чистым небом ничего, кроме желания посмотреть на звезды. Он еще какое-то время побыл на улице, но затем вернулся в дом лорда Эстаса. Он не знал, где сейчас была Рейка, да и понимал, что ему не удастся избегать ее вечно, поэтому двинулся прямиком в выделенную им комнату.
Спать не хотелось, но Каин чувствовал, что ему это необходимо, чтобы еще раз переосмыслить принятое решение и понять, что он сделал верный выбор. Ему нужно было в этом убедиться, хотя бы благодаря своей уверенности - ее будет вполне достаточно сейчас...
 
РейкаДата: Среда, 11 Дек 2013, 14:29 | Сообщение # 10


Раса: человек-хейз.
Внешность, вещи.
Репутация и слава: 123
В неизвестности.
Имение Эстасов. Второй этаж. Спальня.

Этот день тянулся и тянулся, как теплая смола. Серое утро, тусклый полдень и вечер больше напоминающий ночь – время так не ползло даже в Храме, а уж там порой стояла редкостная тишь. Сразу после ужина Рейка поднялась в спальню – ложиться было рано, поэтому она разобрала кое-какие свои бумаги, нашла интересующее и села за стол.
Шелестели листы, исписанные мелким убористым почерком Наставника, потрескивало прогорающее масло в лампе. Спустя пятнадцать минут ученицу мастера Очииры постиг весьма неприятный сюрприз – за полгода укротительского безделья, не имея никакой особенной практики, она начала забывать стародалийский. Да и настрой был так себе – Хранительница постоянно отвлекалась от текста, бросая ожидающий взгляд то в сторону двери, то окна выходящего в сад.
Проку от такого чтения выходило не сказать что много – четверть Рейка вообще не понимала, а что понимала, то забывала, раз за разом возвращаясь мыслями к Каину.
С тех пор как ее муж пришел в себя, им так и не выдалось возможности поговорить. Каин, судя по всему, не очень-то стремился к чужому обществу – любому обществу, а уж ее, Рейки, тем более. В общем-то, вполне понятная, хоть и не очень приятная реакция.
«Себя вспомни после того как Дух проснулся… - взгляд поднялся от листов, к огоньку лампады, - двое суток слонялась по храму, не зная, куда себя приткнуть».
Рациональные и правильные мысли никак не исправили общего настроя.
Хотелось постоянно быть рядом, держать мужчину в поле видимости, знать, что он идет на поправку, что с ним все в порядке… настолько, насколько это вообще возможно сейчас. Хотелось слышать от него это как можно чаще. С другой стороны Рейка понимала бесполезность всех расспросов. Что он может рассказать ей? Бойцов не учат обращаться со Священными Духами, не учат подчинять или носить их в себе, поэтому никакого практического опыта у Каина нет и быть не может. Он жил с Падшим внутри, сопротивлялся ему, бился с ним, иногда пользовался его силой, но там работал несколько иной механизм. Теперь, когда даже знаний Укротителя не хватало, чтобы объяснить происходящее, муж вряд ли мог просветить ее.
Поэтому оставалось только наблюдать.
Наблюдать и надеяться, что если дела пойдут по-настоящему паршиво, Каин не станет замалчивать этого.
Она вновь обратилась к бумагам.
«…дух себя…эээ…проявляет? Нет… пробуждается? Появляется? Зарождается? Нет, если бы «зарождался» или «появлялся», то это выносилось бы в начало фразы… Демонов дух, да что он там делает?!»
Дверь скрипнула, заставляя Хранительницу обернуться на звук. Вошедшего мужчину она окинула быстрым внимательным взглядом, и не обнаружив никаких признаков ухудшения, улыбнулась.
- Как там на улице? Снова сыпет? – возвращаясь к своему занятию, тон беседы Рейка выбрала самый нейтральный, не желая хоть как-то затрагивать вопросы, на которые ни у кого все равно нет ответов.
Сообщение отредактировал Рейка - Среда, 11 Дек 2013, 14:43
 
KаинДата: Среда, 11 Дек 2013, 15:48 | Сообщение # 11


Раса: человек-хейз.
Внешность, вещи.
Репутация и слава: 137
В неизвестности.
Имение Эстасов. Второй этаж. Спальня.

Каину стало тяжелее на душе, едва он оказался в спальне.
Рейка была здесь, сидела за своими письменами, возможно, пыталась узнать что-то про духов, чтобы затем прийти к нему и предложить те или иные варианты. Такое уже было, он знал, как это выглядело, и когда стоило начинать опасаться подобного. И потому тот спокойный и практически нейтральный тон – будто ничего не случилось – с которым она обратилась к нему, заставил почувствовать себя гадко.
Лучше бы она вела себя так, как чувствовала – волновалась, злилась, возмущалась – да что угодно! – лишь бы не делала вид, что все в порядке. Он знал ее. И для нее ничего не было в порядке.
- Нет, небо уже чистое, - стоя спиной к жене, отозвался Грейхарт, снимая с себя накидку и отправляя ее на деревянный крюк недалеко от двери.
Взгляд упал на перебинтованную ладонь; пальцы машинально поправили бинт, вопреки желанию сдернуть его к демонам.
«Еще болит, но если что-то случится… я удержу меч», - мысль эта пришла сама по себе, будто была заброшена в его голову кем-то. И она внезапно породила легкое волнение. Если что-то случится? Будто он уже вот-вот ожидает неприятностей, словно они стоят на пороге.
«Да так и есть. Никогда не бывает все гладко. Лучше готовиться к худшему», - напомнил себе Боец, снимая через голову кофту из овечьей шерсти, ту самую, которую он когда-то отдал Рейке, когда они сидели на берегу озера в ночь перед входом в Лес Бога.
Рубашка задралась до груди, явив взору бинты, все еще стягивающие грудь и спину, и заставившие Каина слегка помрачнеть. К счастью, он все еще стоял к Рейке спиной, и она не могла этого видеть. Когда же он развернулся, то сразу двинулся к кровати, а сев на ее край, занялся сапогами.
Каин чувствовал себя не в своей тарелке. Будто в чем-то провинился или был кому-то что-то должен. Он чувствовал, что как будто должен что-то сказать, но при этом совершенно не испытывал желания открывать рот. Он уже проходил через это. Стоит ему сказать что-то, Рейка воспользуется его разговорчивостью, чтобы завести разговор на нужную ей тему, а учитывая ситуацию, в которой он оказался, не сложно догадаться, на какую тему он будет. Одного взгляда на ее бумаги, разложенные на столе, было вполне достаточно. И все же...
- Я ложусь спать, - косо глянув на жену, коротко известил Каин, уже раздевшись и отбросив одеяло. - ...Я жду тебя.
Он решил, что ходить чернее тучи тоже не стоит - рано или поздно это тоже станет поводом для Рейки обратиться к нему. Лучше было придерживаться простой позиции: да, все не слишком хорошо, но не нужно считать, что меня это слишком сильно тревожит; да, я не в настроении, но я не зол на тебя.
Не стоит ее игнорировать - она частенько принимает это на свой счет, а заставлять ее волноваться еще больше Каин не хотел. Лучший способ отвлечь ее от этого - показать, что он не против, когда она рядом. Это было лучше всего.
 
РейкаДата: Среда, 11 Дек 2013, 17:47 | Сообщение # 12


Раса: человек-хейз.
Внешность, вещи.
Репутация и слава: 123
В неизвестности.
Имение Эстасов. Второй этаж. Спальня.

Взгляд машинально метнулся к окну, словно бы желая проверить, прояснилось небо или нет. Естественно ничего полезного Рейка там не увидела – снаружи было черным-черно, поэтому практически сразу же она вернулась к тексту.
Слова никак не собирались во что-то связное, чем потихоньку начали Хранительницу раздражать. Будь она в одиночестве, то попыталась бы прочитать вслух – иногда помогало.
«Пять месяцев прошло, а я забываю элементарное. Узнай об этом они, что сказали бы? Наставник бы ничего не сказал. Наверное. Но посмотрел так, что и слова не понадобились. Вот Ретар молчать точно не стал бы. «У тебя произношение сделалось, как у торговки», или что-то вроде того. Ну а Каито: «Со всеми бывает, ничего страшного». Конечно, со всеми…»
К и без того не самому радужному настрою добавилось еще одно
Ну забыла ты два десятка слов, и что с того? Ничего. Совсем ничего. Со всеми бывает.
Однако, это «ничего» засело на задворках разума как заноза.
- Я ложусь спать.
- Да… – Рейка на секунду скосила взгляд, а затем кивнула. – Да, я сейчас.
Спать не хотелось совершенно. Хранительница и так весь день провела в каком-то дремотном состоянии с совершенно дурной головой, только под вечер, вроде, ожила. С другой стороны, это не то место и не то время, чтобы полуночничать. Завтра к особняку могут пожаловать не Бойцы или священник, а вполне себе Падшие. Им не объяснишь, что не выспалась, поэтому приходите, ребята, попозже.
«Вот выберемся отсюда, и пора браться за ум. А то вы поглядите на Укротительницу – зима у нее настала, снежок выпал, ехать, видите ли, сложно, вечером делать ничего не хочется…»
- Как спина? – поднимаясь со своего места, Рейка одновременно расшнуровывала разрез лифа. – Не намочил бинты в банной?
Каждый раз, когда взгляд падал на перевязку, в памяти воскресал вид рассеченной осколками спины, внутри вновь поднималась дурнота, а озноб бежал уже по спине собственной.
 
KаинДата: Среда, 11 Дек 2013, 18:03 | Сообщение # 13


Раса: человек-хейз.
Внешность, вещи.
Репутация и слава: 137
В неизвестности.
Имение Эстасов. Второй этаж. Спальня.

Каин чувствовал неприятности издалека и задолго. Чувствовал, когда что-то вокруг было не так, будто мог учуять это в воздухе. Чувствовал это как своим духом, так и телом. Вот и сейчас, лежа в постели, стараясь не обращать внимания на боль в спине (на животе Грейхарт спать не привык), глядя в потолок, Каин будто смотрел на прилив и гадал, затопит ли находящиеся на берегу хижины или же нет.
Он ждал того момента, когда Рейка спросит о духе. Ждал и опасался, что стоит этому разговору начаться, как он скажет что-то, из-за чего вспыхнет очередная тихая ссора. Или и того хуже – Рейка начнет плакать. Не то чтобы она часто это делала, но он, несмотря на свое тогдашнее состояние, хорошо запомнил ее слезы, что увидел, добравшись до этого поместья.
Как-то раз Каин поймал себя на мысли, что они – ее слезы – невольно ассоциируются с чем-то не слишком приятным. Когда же Боец пытался понять, с чем именно, ответ ему не понравился. Собственные ошибки – вот про что он разом вспоминал. И чувство вины - за прошлые ошибки и нынешние - начинало вновь жевать его изнутри, как бы он ни старался отогнать его прочь. И Каин злился на себя из-за этого. Он считал это слабостью.
- Немного, - размышляя обо всем этом, осторожно отозвался Каин, наблюдая за женой краем глаза и лишь изредка глядя на нее в открытую. На первый вопрос он не дал ответа, чтобы лишний раз не жаловаться. От того, что он скажет о боли – она никуда не денется. Ее нужно просто перетерпеть, пережить, пока раны не затянутся.
- Я говорил сегодня с лордом Эстасом по поводу Священника… - вдруг решил поведать Каин, все еще глядящий куда-то сквозь стену. – Я рекомендовал не ждать никого из Ордена больше пяти дней. Но на самом деле… я вообще не думаю, что кто-нибудь прибудет. И Тод будет прав, если никого не отправит…
Сказав это, он замолчал, будто задумавшись над своими словами. Он не знал, почему именно об этом заговорил сейчас, но вылетевшее слово не поймаешь.
 
РейкаДата: Среда, 11 Дек 2013, 18:56 | Сообщение # 14


Раса: человек-хейз.
Внешность, вещи.
Репутация и слава: 123
В неизвестности.
Имение Эстасов. Второй этаж. Спальня.

Каин поднял тему духов и Лиива, чем несколько свою жену удивил – она-то думала, что все эти разговоры будут отложены до лучших времен. Рейка молча слушала, продолжая раздеваться, а когда осталась в одной рубашке, скользнула под одеяло.
- А Священник это так же хорошо, как и Орден? Извини, я плохо разбираюсь во всех этих… божественных штуках.
Уже лежа на боку, и опершись на локоть, Хранительница слегка смущенно потерла переносицу. Религиозность действительно никогда не была ее сильной стороной. Да, детство прошло рядом с верующей матерью, но той уже нет в живых одиннадцать лет, и воспитанием Рейки на протяжении всего этого времени занимались редкостные безбожники. Наставник верит в себя, в свои знания и силы, утверждая, что Боги если и создали этот мир, то затем забыли про него, пустив все на самотёк, а значит и помощи или кары от них ждать не стоит. Краем уха будущая Хранительница слышала будто бы жрецы способны с помощью одной только веры оградить себя и других от темных сил, но на практике этот механизм представляла себе плохо. Когда спрашивала Мастера, тот лишь досадливо морщился, говорил, что толковых среди священников очень мало, и единственное в чем они могут пригодиться – освящение предметов. В остальном напоминают мальчишек, которые гоняют палкой ворон по полю – шума много, прока чуть. Впрочем, Наставник вообще в вопросах духов мало кому доверял кроме Укротителей, поэтому Рейке больше хотелось знать, что думает по этому поводу Каин.
 
KаинДата: Среда, 11 Дек 2013, 19:24 | Сообщение # 15


Раса: человек-хейз.
Внешность, вещи.
Репутация и слава: 137
В неизвестности.
Имение Эстасов. Второй этаж. Спальня.

Каин внутренне напрягся, когда Рейка оказалась рядом под одеялом, будто почувствовал, что и опасность стала ближе. И он зло одернул себя – всегда ему теперь, что ли, сжиматься, стоит Рейке оказаться слишком близко, когда разговор рискует зайти в ненужное русло? С каких пор в нем столько трусости?..
- Нет, - пальцы коснулись переносицы, лба – потерли их. Лишь на закоулках сознания Каин поймал себя на мысли, что удивлен тем, что Рейка мало знает о Священниках. – Их нельзя назвать ни Бойцами, ни Укротителями – они ни то, ни другое. И без наличия рядом кого-либо – таких как я или таких как ты – польза от них падает вдвое… Но сейчас Священник может помочь укрепить силы людей лорда, и это сейчас самое главное…
Каин замолчал, опустив взгляд на серебряное кольцо, которое повертел на пальце, будто обдумывая сказанные слова.
- После того как он доберется сюда и я переговорю с лордом Эстасом, - не поднимая взгляда, продолжил Боец, - мы поедем дальше. После того, что произошло в Лииве, даже наше присутствие уже ничего не изменит. С помощью настоящего Священника лорд справится и сам.
Верил ли Каин в то, что говорил? Отчасти – да. Отчасти же до сих пор считал, что может что-то исправить. Сделать так, чтобы стало лучше. Это всегда было его ошибкой – считать, что можно сделать лучше, когда и так ясно, что сделать это невозможно. Он бежал от правды даже когда видел ее – отличалась лишь причина. Но Каин понимал – когда-нибудь нужно прекратить бежать…
 
РейкаДата: Среда, 11 Дек 2013, 20:23 | Сообщение # 16


Раса: человек-хейз.
Внешность, вещи.
Репутация и слава: 123
В неизвестности.
Имение Эстасов. Второй этаж. Спальня.

Похоже, это был тот редкий случай, когда муж и Наставник более-менее совпадали во мнениях. Похоже, никакой активной силой – ни военной, как Бойцы, ни духовной, как Укротители, священники не обладали, и хоть Рейка слабо представляла, как Эстас со жрецом станут укреплять силы людей, но в этом вопросе предпочитала полагаться на Каина. Если он собрался уезжать, то значит здесь и сейчас они точно ничем помочь не смогут.
В комнате медленно сгущалась полутьма – прежде чем ложиться, Хранительница прикрутила фитиль на лампе так, чтобы он вскоре догорел и погас.
Желая быстрее согреться под одеялом, она придвинулась поближе к мужу, легонько коснулась пальцами его лба и виска рядом с затянувшимся порезом над бровью, провела рукой по коротко остриженным волосам. Каштановым волосам. Когда сама она получила в нагрузку Сирадариона, то спустя три дня на висках пряди сделались белыми, как снег. Значит ли это, что дух слаб и не может ничего изменить в полученном теле?
- Порт закрыт, корабль накрылся. Куда мы дальше? Через Межлесье или вверх по берегу Рок?
Все эти вопросы смело можно было оставить на потом, но Рейка не успевала себя одернуть – за те дни, пока Каин был в беспамятстве, она соскучилась за ним, и теперь хотела просто смотреть на него, слушать его голос. Страх, испытанный несколькими днями ранее, когда она очнулась в этой же постели и не обнаружила мужа рядом, все еще гулял отголосками в памяти.
 
KаинДата: Среда, 11 Дек 2013, 21:16 | Сообщение # 17


Раса: человек-хейз.
Внешность, вещи.
Репутация и слава: 137
В неизвестности.
Имение Эстасов. Второй этаж. Спальня.

Похоже, Рейка не собиралась интересоваться, почему Каин все-таки решил уехать, хотя даже сам Грейхарт понимал, что для него такое скорое отбытие – не является обычным. Возможно, ее просто устроила эта новость, а может она просто решила не начинать разговор, развитие которого толком ничего не даст. Это было не важно – Каин был рад, что она не спросила об этом.
Но вместо этого она задала иной вопрос – и весьма хороший. Каин уже размышлял об этом и нельзя было сказать, что он пришел к какому-то одному конкретному варианту – в его планы входило обсудить положение дел на севере с лордом Эстасом, чтобы сделать окончательный выбор.
- Где-то в Межлесье находится Трещина и неизвестно, что мы найдем, если двинемся в ту сторону. Я думал о Мистур, - негромко отозвался Боец, мельком глянув на жену, когда ее пальцы коснулись его виска. – Но если и двигаться в эту сторону – то только через Гирдер, по реке. Из Мистур можно подняться вверх по течению до города Клайм, а уже оттуда, если повезет, отправиться в столицу – либо на воздушном корабле, либо своими силами. Но это большой крюк на восток, - немного нахмурившись, добавил Каин. – Еще я думал двинуться на запад, в сторону Спящей пустоши. Если донесения членов Ордена верны – те края еще не тронули местные проблемы, и колдийская война туда не добралась. Через Мертвые Земли идти глупо, поэтому будет лучше и проще добраться до воды – и на корабле достичь севера, откуда до столицы рукой подать…
Каин вздохнул и прикрыл глаза. Говоря, он понял, что в голове его появились и другие варианты, но каждый из них был не идеален. Каждый таил в себе проблемы определенного рода – где-то значительно увеличивались сроки их пути, где-то – опасность, а где-то вообще нельзя было сказать наверняка, что принесет дорога.
- Я подумаю об этом как следует, обсужу варианты с лордом Эстасом – он лучше знает, что в последнее время происходит вокруг - и решу, что будет лучше, - Каин скорее краем глаза, нежели вскользь, глянул на Рейку, после чего приподнялся на месте, явно желая устроиться на животе. – Не беспокойся об этом.
Перевернувшись, он оказался к Рейке спиной, и решил не разворачиваться. Он понимал, что это говорит само за себя, но просто не мог заставить себя сделать иначе. Он чувствовал себя гадко. Понимал, что может обидеть Рейку, но понимал и то, что иначе он поступить сейчас не может. Ему было необходимо разобраться со всем этим своими силами. Без ее участия. А когда она всегда рядом, когда хочет помочь... Каин не раз ловил себя на мысли, что какая-то его часть хочет принять ее помощь. И от самой только мысли, что он может позволить ей взять часть проблем на себя, его передергивало. Она и так уже достаточно сделала.
- Ложись спать, - слова эти долетели до его ушей будто издалека, а сам Каин едва ли не зажмурился, когда произносил их.
Он хотел развернуться. Желал этого так, что приходилось прикладывать усилия, чтобы этого не сделать. Обнять ее, успокоить - ведь он знал, что его состояние беспокоит ее! - и сделать так, чтобы она не думала о плохом. Чтобы забыла о плохом хотя бы на одну ночь...
Но сейчас он просто не мог. Он должен был побыть один. Настолько, насколько это позволяло его нынешнее положение.
Почему он просто не мог развернуться? Почему боялся сделать это? Почему боялся подпустить ее к себе? Ведь он и сам знает, что это может помочь ему. Это всегда помогало! Это наполнило его жизнь смыслом тогда, когда, казалось, этого уже не может произойти. Так почему?..
И тут Каин неожиданно осознал, что его так тревожило. Что было рядом с его мыслями, какие воспоминания и что за ощущения посещали его.
Именно так он уходил из Храма когда-то. Избегая ее взглядя. Молча...
Рука, лежащая рядом с подушкой, сжалась в кулак.
«Прости, Рейка... но сейчас мне это нужно... просто потерпи...»
 
РейкаДата: Четверг, 12 Дек 2013, 10:43 | Сообщение # 18


Раса: человек-хейз.
Внешность, вещи.
Репутация и слава: 123
В неизвестности.
Имение Эстасов. Второй этаж. Спальня.

«Да я и не беспокоюсь, - чуть удивленно подумала Рейка. – Интересно просто».
Каин отвернулся, ясно давая понять, что разговор окончен – даже напутствие ложиться спать было лишним. А Хранительница растеряно замерла, почему-то разглядывая собственную подушку. Она что-то не так сделала? Сказала? Сейчас или раньше? И что именно? У них случались и споры, и ссоры с недопониманием, но стоило оказаться в одной постели, вот так близко, по крайней мере, для самой Рейки многое разрешалось, становилось проще, что ли? Наверное, на что-то похожее она рассчитывала и сейчас.
- Спокойной ночи, - прозвучало неуверенно, потому как девушка вообще сомневалась, стоит ли что-то говорить.
Она откинулась на подушку, глядя вверх, туда, где под потолком клубилась темнота.
«А может я не сейчас сделала и сказала что-то не то?»
Это в Храме на нее смотрели… ну, не как на равную, но хотя бы потенциально равную. Наставник видел в ней преемницу, иначе не возился бы десять лет. Каито Санагава даже с одиннадцатилетней Рейкой общался как с взрослой, а Ретар был уверен, что она справиться с любым заданием, это вопрос подготовки. Но в Храме Рейка и ставила себя слегка по-другому. С Каином она забылась, вела себя как ребенок, вот и получила соответствующее отношение. Чем уж тут удивляться?
«Но я хочу помочь».
Тогда повзрослей.
Хочешь? Помоги. Не знаешь чем? Не мешай. А постоянно маячить где-то на горизонте, слоняться следом, путаться под ногами и по-собачьи заглядывать в глаза – вот сейчас, вот сейчас мне все объяснят и я что-то пойму! – так это не помощь. Это детские капризы и приставания.
Рейка понимала, что слишком цепляется за мужа. Она боялась того что уже произошло, боялась того, что могло произойти, поэтому совершенно потеряла чувство меры, и похоже, уже просто душила Каина собственным вниманием. Постоянно находилась рядом, когда нужно было оставить его в покое. Начиная с того вечера у окраины Леса Бога Хранительница спорила с ним, шла за ним, уговаривала и снова спорила, когда он уезжал – ехала следом. Упорная, упрямая… может слишком упрямая?
Лампа погасла окончательно, и Рейка прикрыла глаза.
Наверное, то же самое она испытала после укрощения Сирадариона – осознание глупости своих поступков, собственной беспомощности, бесполезности и совершенного непонимания как быть. Тогда разрешилось все просто – собрала вещи и сбежала. А теперь что?
Усталость навалилась внезапно – не физическая, а скорее эмоциональная, из-за которой хочется отключиться, и не думать вообще ни о чем. Хранительница не стала противиться этому желанию, поэтому уснула на удивление быстро и крепко.
 
ФРПГ Плач Богов: Император » ИГРОВОЙ МИР » Руины памяти: Эпилог » Кем я стал? (26 день Первого месяца Зимы 1722г. Империя, близ города Лиив)
Страница 1 из 11
Поиск:


Общение с видом на Обновления
 
500
  • Рука помощи (№16 | 16:52)
    Автор: Брэндт

  • Горза "Ищейка" (№11 | 17:32)

  • Керк "Танцор" (№3 | 01:27)

  • Белые башни Империи (№6 | 01:47)
    Автор: Kаин

  • РЕКЛАМА №4 (№1891 | 22:25)
    Автор: Брэндт

  • Глубокие следы (№52 | 19:36)
    Автор: Кила

  • Простой сложный выбор (№0 | 18:27)

  • Всего лишь наемник (№12 | 11:44)
    Автор: Рона

  • Не сидя на месте (№115 | 13:34)
    Автор: Рона

  • Загнанные звери (№64 | 21:53)
    Автор: Рейка

  • Жгучее касание (№19 | 22:38)
    Автор: Рона

  • Рона Эйнвар (№1 | 09:01)

  • Спасительное уединение (№44 | 00:28)
    Автор: Рейка

  • И человек немыслим без людей (№15 | 00:13)
    Автор: Анлеифра

  • Юмор общежитейский (№80 | 21:09)
    Автор: Рейка

  • Проблемы Носителя (№12 | 18:04)
    Автор: Рейка