ВВОДНАЯ

Действие игры происходит в авторском мире. Жанр игры - фэнтези с элементами темного фэнтези. Мастеринг пассивный.

Меню навигации рекомендуется для быстрого доступа к начальным темам форума:

Гостевая Правила Сюжет игры

Роли Поиск персонажей Шаблон анкеты

Обсудить игру Оформить эпизод Хроники



ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

25.11.14. игра официально остановлена.

Из-за отсутствия какого-либо спроса, было решено официально закрыть проект.

Матчасть будет закрыта для гостей.
Игровая зона будет открыта для чтения.

Прием новых персонажей остановлен.
Срок жизни игры - 4 года.

СОБЫТИЯ В МИРЕ

Западный континент страдает от открывшейся в самой разной части Империи большей части Священных Врат, из которых вылетают Падшие души. Разлетаясь по миру, они находят своих Носителей, и те, теряя разум, нападают на всё, что движется.
Тем временем с пропажи Императора прошел почти год, и за это время каждый Президент все яростнее держится за свои земли, защищая границы, опасаясь нападения соседнего Района Империи. Война же между Империей и южными варварами продолжается.
Страница 6 из 6«123456
ФРПГ Плач Богов: Император » ИГРОВОЙ МИР » Руины памяти: Эпилог » Не сидя на месте (16 день Первого месяца Зимы 1722 года.Империя, Район Колдий.)
Не сидя на месте
МирозданиеДата: Пятница, 06 Июл 2012, 07:08 | Сообщение # 1


Принимайте поправки за помощь - и это будет верно.

В неизвестности.
Дата, время, погода: 16 день Первого месяца Зимы 1722 года. Погода приятная: солнечно, немного облачно, почти безветренно. День близится к раннему вечеру и потому Зот стремится к закату.
Местоположение: Империя, Район Колдий. Примерно в шестнадцати милях на северо-востоке от города Прайм.
Участники: Брэндт и Рона Эйнвар.
Общая информация: не задержавшись в деревне и лишнего дня, не прислушавшись к совету единственного новоиспеченного знакомого, Рона едет дальше на восток, гонимая своими туманными поисками. Однако дорога преподносит ей не один сюрприз...
 
БрэндтДата: Воскресенье, 30 Мар 2014, 20:53 | Сообщение # 101







У здания конюшни.

Казалось, прошла целая вечность перед тем как остальные добрались до него. Не сговариваясь толком, мужчины взялись за массивный деревянный засов. Но вот какого демона трактирщик стал тянуть его в свою сторону – Брэндт не понял.
- Поднимайте его наверх, какого демона… - шикнул пират на мужчин. Трактирщику помогал второй, бородатый, в то время как сам Хук стоял с факелом и ятаганом наготове. Женщины были между мужчинами, и Брэндт молился Одину, чтобы тот дал этим бабам ума, и они не подали шума своими высокими голосами.
В какой-то момент все изменилось. Пыхтящие мужчины, будто от страха потерявшие все свои силы, никак не могли толком поднять балку – и кто вообще придумал делать такой тяжелый засов на воротах? – а дрожание служанки за спиной Хук ощущал едва ли не кожей. Но это было не тем, что заставило его заволноваться. Нет, отнюдь.
То был холод. Не тот, что притягивался влажным плащом, обычный зимний холод. Нет, то был холод иной природы. И совсем скоро Брэндт понял, в чем было дело…
- Не может быть… - шепотом проговорил он, завидев то, чего увидеть совершенно никак не ожидал.
Странного вида щупальца? подрагивали над крышей соседнего дома от того, к которому примыкал внутренний двор таверны. Он был одноэтажный, небольшой, но то, что было за ним – определенно было больше. Нечто… совершенно огромное, появившееся будто из-под земли. Хук не видел, что это было, но догадаться труда не составляло.
- Демон. Самый… настоящий… демон… - страх сжал горло. Люди за спиной, похоже, тоже замерли, потому что все звуки просто пропали. Был лишь звук трескающегося под пламенем дерева. И ржание лошадей.
Внезапный женский визг, вперемешку с мужским воплем и детским плачем, казалось, пронзили ночь подобно мечу самих Богов. Брэндт вздрогнул, когда служанка позади него заскулила, а бородач и вовсе был готов сорваться – та скорость, с которой он начал читать молитву, просто поражала.
- О Господи, Господи, Господи!.. – трактирщик схватился за голову.
Хук в панике оглядел их всех, резко обернулся. Проклятый демон, казалось, поглощал целый дом. Он вырос за ним в нечто вроде широкой башни, и медленно опускался на него сверху.
«Что делать?» - этот вопрос Брэндт повторил про себя не менее десятка раз за каких-то две секунды.
Рука его с силой сжала рукоять меча. И в этот момент часть крыши конюшни обвалилась внутрь. Обломки ее края посыпались на трактирщика. Закрывая вход в конюшню. Когда грохот стих, а огненные искры унес холодный ночной ветер, стало ясно – трактирщик уже не встанет.
Служанка завизжала, бородатый же, совсем выжив из ума, со смехом, достойным лишь умалишенного, убежал куда-то во тьму, прихватив с собой только один факел.
- Урли, ну же, не подводи меня… - лихорадочно соображая, прошептал Хук.
А потом он просто схватил ее за руку. Рона упала бы, будь его рывок хоть немного сильнее.
- Бежим! - закричал он и рванул в обход конюшни, лишь на миг оглянувшись. Чтобы убедиться, что в ближайшее время демон будет занят домом.
- Беги, дура! - добавил он, заметив, что служанка стоит как вкопанная, таращась на демоническую тварь.
 
РонаДата: Воскресенье, 30 Мар 2014, 21:48 | Сообщение # 102







У здания конюшни.

Есть такие моменты, когда ты понимаешь, что уже все. Это как день рождения. Вчера тебе было, скажем, десять лет, а сегодня уже одиннадцать. И все. Факт. Шепот Брэндта был малопонятен, на первый взгляд. Да и на второй, третий, четвертый... пока Рона не проследила, куда именно он смотрел. Она никогда не видела ничего такого, но, по счастью, это видел Хук. И обозначить личность странного создания не замедлил. Кажется, она всхлипнула или просто рвано вдохнула, широко распахнув глаза и покачнувшись на месте. И, кажется, застыла, окаменев.
Зато мир ожил.
Липкий животный ужас появился откуда-то изнутри, по-хозяйски сразу же расползшись по телу, тщательно туманя разум. Если до этого момента у нее еще оставалась способность мыслить связно, то теперь покинула и она. Девушка не закричала лишь потому, что крик застрял спазмом в горле. Сердце ухнуло куда-то в живот – колдианка машинально прижала его руками – и больше признаков жизни не подавало. Глаза резало от дыма и жара, от того, что она никак не могла их закрыть, уставившись на движущуюся тьму, будто околдованная.
И даже не обратила внимание на обрушившуюся частично крышу, унесшую с собой жизнь трактирщика. Рона не сразу поняла, что не дышит, а от страха не может вспомнить как дышать. Судорожно схватив ртом воздух, очнулась лишь от рывка, сильного и болезненного: Хук явно не рассчитал силу, хватаясь за ее руку. Сердце заколотилось, силясь вырваться из груди и умчаться подальше от этого ужаса. Первые шаги-прыжки она сделала машинально, почти тащась за наемником, а дальше уже прибавила шагу, чтобы не тянуть мужчину на дно, замедляя ход. Стиснула зубы до боли в челюсти, чтобы не стучали.
Грунгнир... что это... было?
 
БрэндтДата: Воскресенье, 30 Мар 2014, 22:07 | Сообщение # 103







Улицы деревни.

Убегать – не всегда постыдно. Порой это – самое лучшее, что ты можешь сделать. Хук считал, что побег – это не трусость, это тактическое отступление. И он не был одним из тех идиотов, что стоят до последнего. Он трезво расценивал свои силы. Особенно в таких ситуациях как эта.
Сейчас он мчался вперед на всех порах. Сапоги скользили по грязному снегу, что разъезжался под ногами, замедляя и сбивая дыхание, а плащ, казалось, стал в разы тяжелее.
Глаза пирата стреляли из стороны в сторону, пытаясь найти укрытие или хоть что-то, что дарило бы чувство защищенности. Огня у него больше не было – Брэндт выбросил факел, когда схватился за девичье запястье. Впрочем, сейчас он не жалел об этом. От демонических тварей простым факелом не спасешься – в огне был толк, когда его было много. Сейчас же отсутствие огня могло помочь остаться незаметными как можно дольше.
Служанка бежала за ними. Пират увидел ее, когда коротко глянулся, пробегая мимо одного из домиков. Однако он увидел и кое-что другое в переулке между двумя домами.
Демоническая тварь промелькнула в поле зрения лишь на секунду, когда он проносился мимо, утягивая за собой девицу, но этого хватило, чтобы сердце забилось сильнее.
А потом раздался этот уже знакомый звук. Чавканье вперемешку с клокотанием, до боли похожим на утробное рычание. Служанка запаниковала. Ее рыдания и крики не только привлекали внимание, но и замедляли ее. Когда Брэндт оглянулся вновь, он увидел лишь то, что тварь была совсем близко.
- Демон! – ругнулся он, резко свернув направо, между двухэтажными домами. Служанка явно не ожидавшая такого, пробежала мимо, вперед, не успев свернуть. Когда Брэндт оглянулся, не останавливая хода, он увидел как два темных силуэта сбили женщину с ног. Она исчезла из поля зрения, за домом, и в следующих миг ночь пронзил женский вопль, полный боли.
От этого крика по спине пробежали мурашки. Чтобы сохранять ясность, мужчина крепче сжал в руке меч.
Они выскочили из длинного переулка на неширокую, но длинную улицу. Она, вероятно, шла как раз параллельно главной, на которую выходило крыльцо таверны. Замерев на пару секунд, глядя по сторонам, дабы решить, куда двинуться, и заодно убедиться, что в поле зрения не было ни одной твари, Хук скомандовал:
- Туда! – и рванул в проулок между домами на той стороне улицы.
Деревня была похожа на кишку. Она тянулась вдоль главной дороги, и лучший способ выйти из нее как можно быстрее – пересечь ее поперек.
Единственное, что Хука смущало - так они выйдут прямо к лесу. И неизвестно, что будет ждать на его границе. Но выбирать не приходилось. Или лес - или Демон.
 
РонаДата: Понедельник, 31 Мар 2014, 13:37 | Сообщение # 104







Улицы деревни.

На лице девушки застыло сосредоточенное выражение лица, словно она не убегала, а отвечала на вопросы учителя. Сквозь сжатые зубы иногда со свистом вырывался тяжелый вздох, но, в основном, старалась она дышать носом. Получалось плохо: к таким забегам колдианка была совершенно не готова. Правда, и сказать, что "непригодна" язык не поворачивался, потому как, пока ее направляли рывками и короткими отрывистыми словами, девушке доставало сил лавировать, уворачиваясь от углов или отталкиваясь от стен свободной рукой. Есть же такая категория людей, которые готовы на многое только под чьим-то руководством, проще говоря, предпочитают подчиняться и приказы выполняют добросовестно?
"Не оглядывайся", – как молитву повторяла себе Эйнвар, следуя за Хуком. Только не оглядываться... иначе все, споткнешься, упадешь, впадешь в панику. Она болезненно поморщилась, в два прыжка вновь нагнав мужчину на более-менее открытом пространстве: в переулке вновь будет тащиться чуть сзади. Мысленно пыталась начать молитву, но всякий раз сбивалась. Ее трясло. Но пока держалась. На одном честном слове и на одном крыле.
"Только не оглядывайся". Спазм сдавливал горло, в нем демонически сильно першило, жгло огнем, словно она готова была с минуты на минуту разрыдаться, хотя глаза были болезненно сухими, пусть, наверное, и красными. Осталось ведь совсем не много. Девушке не давало покоя только одно: те твари, покончив со служанкой, могли последовать за ними. В живых никого не оставлять, ведь так?
Ох, Грунгнир, если бы ей раньше кто-то сказал, что она умеет так бегать, то колдианка только по привычке улыбнулась б в ответ. Но, как оказалось, если жизнь того требует, приходится учиться разным вещам!
 
БрэндтДата: Понедельник, 31 Мар 2014, 15:52 | Сообщение # 105







Улицы деревни.

Грудь начинало жечь изнутри. Короткие остановки, стоило им оказаться у угла дома, дабы убедиться, что на соседней улице нет демонических тварей, не помогали. Они бежали слишком быстро, чтобы успевать держать ритм дыхания.
- Передохнём, - шепотом произнес Брэндт, тяжело дыша и прислоняясь к стене одного из домов, между которыми они остановились. Проулок был совсем крошечный, и это почему-то дарило небольшое, но чувство безопасности. Успокаивало. А это нужно было им обоим.
Глядя на девицу, Хук видел, как она замоталась. Он вымотался не меньше. Не физически, скорее, больше духовно.
Вокруг было довольно тихо. С одной стороны, это успокаивало, с другой – пугало. Тишина была слишком густой. И дома, что были поблизости, будто были мертвыми – в них не было ни отголоска даже самого тихого звука, ни слабого луча света свечи, просачивающегося между ставнями. Слишком тихо.
«Как на корабле-призраке», - вспомнилась пирату одна морская байка. Признаться, от такого сравнения Хук не был в восторге.
- До конца, деревни, похоже, не далеко, - заметил он, глянув направо.
Там, за крышами домов, уже темнел лес. С их места лес этот выглядел словно еще один огромный демон, то есть, совершенно не внушал доверия, однако выбирать им не приходилось.
 
РонаДата: Понедельник, 31 Мар 2014, 18:23 | Сообщение # 106







Улицы деревни.

Сколько они бежали? Такое ощущение, что все время оставались на месте или носились по кругу: переулки смешались в один сплошной туннель, иногда перед лицом мелькал угол или стена, затем рывок – и снова туннель, а впереди – спина и складки темного плаща. Она почти задыхалась, уже не пытаясь контролировать свое дыхание, и сосредоточилась лишь на том, чтобы не споткнуться, не упасть. Подниматься нет времени. И может не оказаться сил.
В спину насмешливо скалился Кербер, мол, все равно не уйдешь, все равно догоню, хоть как ты трепыхайся. В узком как гроб проулке было тихо. Как в гробу. Слишком тихо и умиротворенно, но, тем не менее, хоть что-то. Так бывает в людских поселениях лишь далеко за полночь. И то, поглядеть на это можно лишь издалека, – подойдешь, и сразу забрешут на чужака собаки, а там дальше уже увидишь зажженную лампу или лучину у таверны. Она подняла глаза к темному беззвездному небу – погода испортилась, что ли? – и сказала бы в другое время, что это – сказка. Но увы. Сейчас это была очень плохая сказка. История, которыми отчаянно храбрящиеся мальчики пугают доверчивых девочек.
Пользуясь передышкой, Рона попыталась выровнять дыхание, делая несколько глубоких вдохов-выдохов. Безуспешно, впрочем. Грудь сдавило раскаленным обручем. Опершись рукой о стену, уткнулась в сгиб локтя на мгновение, закрывая глаза, затем выпрямилась, тряхнув головой. Мышцы мелко подрагивали от напряжения. Некоторое время смотрела на пальцы, едва различимые на фоне стены, а затем перевела взгляд на наемника. Уставший и как будто пустой. Осмысленное из него упорхнуло с появлением "настоящего демона". А те твари, получается, настоящими демонами не были. Но, судя по предсмертным воплям служанки, проблем их происхождение не убавляло.
На его замечание только скупо вымученно улыбнулась и привычно заправила за уши выбившиеся из косы пряди. Сердце билось гулко, ощутимо, кровь шумела в ушах. Она не стала говорить, мол, брось меня и убегай. Во-первых, по-настоящему этого не хотела, а во-вторых, понимала, что если действительно будет ему мешать, то он бросит без лишних напоминаний.
 
БрэндтДата: Понедельник, 31 Мар 2014, 21:02 | Сообщение # 107







Улицы деревни.

Постепенно, но дыхание успокаивалось, биение сердца принимало свой обычный ритм, жжение в груди сводилось на нет, и Брэндт задумался – а не смогли ли они скрыться? Вокруг по-прежнему было достаточно тихо, спокойно… это порождало надежду, что им все же удалось уйти.
«Не расслабляйся, Хук. Ты все еще здесь, как и эти твари», - напомнил себе пират, решительно отталкиваясь спиной от шершавой стены дома.
Глянув по сторонам, приглядевшись, на случай, если что-то пряталось во тьме, не видимое прежде глазу, Брэндт переложил меч в другую руку, чтобы размять рабочую. Она уже затекла и начала болеть от того, с какой силой он сжимал рукоять, и это было плохим подспорьем.
Когда неприятное покалывание ушло, мужчина вновь взял меч в правую руку, после чего поправил плащ. Он был холодный и отяжелел на морозе, пусть и не был с самого начала мокрым, как злосчастное покрывало. Хук даже подумал, не выбросить ли его, чтобы он не мешал движению, но быстро отбросил эту идею – твари могли напасть на след, учуять их здесь, оставь они что-то за собой. Лучше было не рисковать.
- Пойдем, - коротко скомандовал пират, двинувшись вперед. Клубы пара от горячего дыхания сорвались с губ, чтобы вмиг растаять на морозе.
Они неторопливо двинулись вперед к следующей небольшой улице. В тишине ночи полумертвой деревни, скрип снега казался оглушающим. В груди Брэндта трепыхалась тревога, плохое предчувствие. И только он остановился, открыл рот, чтобы озвучить свои мысли перед спутницей, как дыхание его перехватило.
Там, в самом конце короткого ряда домов, как раз там, откуда они пришли, в проеме между двумя домами показался черный силуэт. Он пульсировал, как гигантская пиявка, однако в этой твари все еще угадывались очертания представителя собачьих.
Брэндт замер, с трудом сглотнул, напряженно глядя на тварь. Она, казалось, не видела их, но то, как она «лизала» землю, говорило ему только об одном. Тварь вынюхивала.
Она двигалась лениво, почти топталась на месте… а затем резко вздернула голову, сверкнув на них своими красными как кровь глазами, что горели подобно пламени свечей.
- Бежим! – закричал пират, кладя руку девице на плечо и толкая ее вперед, чтобы дать ей хорошую скорость. – Беги, беги!
Удивительно было то, что едва они сорвались с места, у Хука появился план. Он был рискованный, но это была единственная возможность спастись. Оставалось только добежать до конца построек…
 
РонаДата: Четверг, 03 Апр 2014, 20:59 | Сообщение # 108







Улицы деревни.

Нервное напряжение весьма ощутимо "дергало" то настроение, то мышцы. Рона переступала на месте совсем как норовистая лошадка, застоявшаяся на месте. Разве что косой не трясла. Но та и без того выглядела паршиво, как будто кем-то уже пожеванная. Иногда она поглядывала на мужчину, стоявшего рядом, и про себя удивлялась: как он может быть таким спокойным? Впрочем, спокойным он только казался. Рука крепко сжимала оружие. Даже слишком.
"Грунгнир... пожалуйста. Пусть хотя бы один из нас доживет до седин". С учетом того, что отец ее поседел рано – лет в двадцать с небольшим – Рона предрекала себе то же. Особенно после этой ночи. Если переживет ее. Странное тянущее ощущение в груди прибавляло беспокойства и заставляло нервничать. Эйнвар не сразу поняла, что это тревога. Самая настоящая.
И не сразу поняла, что испытала облегчение, когда Брэндт скомандовал идти. От мнимого спокойствия разыгралась фантазия: любая мало-мальски густая тень воспринималась как угроза. И вскоре спокойствие совсем перестало успокаивать. То и дело Рона косилась в стороны, чтобы убедиться, что ей только показалось. Но, как говорится, кто ждет – тот дождется...
– Бежим!
Бежать. Она рванула бы даже и без толчка в спину, который только на мгновение сбил равновесие, заставив неуклюже завалиться вперед и для верности оттолкнуться руками от земли. Бежала так быстро, как только могла, совершенно не ощущая ног как парализованный калека. Правда, калека вряд ли мог похвастаться такими достижениями. Колдианка едва видела, куда бежит. Дыхание сбилось уже в первую минуту марш-броска.
 
БрэндтДата: Четверг, 03 Апр 2014, 21:17 | Сообщение # 109







Западные окраины деревни.

До конца проулка они, казалось добежали в один миг, и в то же время эта пробежка, казалось, длилась вечно. Брэндт слышал каждый звук, который издавала тварь, рванувшая за ними, и слыша, как та приближается, уже видел перед глазами яркие глаза-угольки да острые зубы, в окружении пульсирующей черной массы…
Но Урли его услышала. Они успели добежать, выбежать на поперечно идущую улочку. Едва это произошло, Хук пихнул девицу в плечо, чтобы та отлетела в сторону, за угол, а сам резко развернулся, тормозя и вскидывая руку с мечом.
Он ударил наотмашь, снизу вверх, вспоров брюхо твари, что прыгнула на свою жертву, что так удачно остановилась. Тварь с оглушающим свистом завизжала, заваливаясь на бок. Кишки зловонной кучей упали на растаявший под демоническими лапами снег, растянувшись не меньше чем на метр. Кровь и черная масса брызнула, попала пирату на грудь и повязку, скрывающую лицо.
Тот же миг отскочив, отбросив меч, пират сдернул с себя повязку. Места куртке, на которую попали капли черной непонятной массы, что все еще пульсировала на твари, но будто отмирала и таяла на глазах, начали дымиться. Глянув на тварь еще раз, убедившись, что та точно сдохла, Хук поспешно бросил меч на землю, чтобы быстро сбросить с себя верхнюю одежду, пока демоническая дрянь не прожгла ее, не добралась до плои, не отравила ее.
Холод лизнул вспотевшее от волнения и бега тело, но он же и приободрил. Мужчина резко глянул по сторонам, нашел взглядом девицу, окинул ее с ног до головы, и, убедившись, что она цела, замер, прислушался. Казалось, на душераздирающий вопль твари никто из ее «собратьев» не спешил, однако надеяться на лучшее не стоило.
- Поспешим, лес недалеко, - только и сказал мужчина, уже подхватывая меч, вырывая его из объятий белоснежной ледяной крупы.
 
РонаДата: Пятница, 04 Апр 2014, 15:04 | Сообщение # 110







Западные окраины деревни.

В награду за достижение конца переулка девушка едва не наглоталась снега, имея дурную привычку вовремя руки при падении не выставлять. Откуда и почему так – неизвестно, но даже в более юные годы Рона выгребала за свою активность и любознательность лицом. Вот уже где все "налицо", что называется. Упала неловко, на четвереньки и, одновременно с рывком вперед, перевернулась, поднимаясь, словно скрученная пружина расправилась. Правда, за стремительность действий чуть снова не поплатилась падением, оскальзываясь на снегу. И успела лишь краем глаза отметить бросок твари – дыхание перехватило! – и ее же падение. Но, кажется, Брэндт и впрямь знал, что делал.
К горлу подкатила тошнота, едва только девушка вдохнула наполнявшийся разлившимися в нем миазмами воздух, и Эйнвар поспешно отвернулась, закрывая глаза и пытаясь успокоиться. Зажала рукой нос и рот. Некоторое время останки поздней трапезы решали, стоит выходить на свет божий или нет, а затем неспешно вернулись обратно, в желудок.
Колдианка сглотнула вязкую горькую слюну, делая осторожный вдох. Легкие горели, горло тоже. При падении ушибла колени, но боль уже прошла. Грех жаловаться. Она только вновь попыталась успокоить дыхание, потому как после такого забега продолжать бежать в прежнем темпе вряд ли сможет. Бросив короткий взгляд на распластавшуюся тушу, решила, что если придется, то бросится так, словно сам Реглос пожаловал в этот мир за ее душой. Сами останки не выглядели ужасно, но вот запах... боже.
Девушка, переведя взгляд на заговорившего Хука, безмолвно кивнула в ответ.
 
БрэндтДата: Пятница, 04 Апр 2014, 20:31 | Сообщение # 111







Западные окраины деревни.

Брэндту до последнего не верилось, что они выберутся из деревни без дополнительных приключений. Даже несмотря на то, что вокруг была тишина, эта же тишина несколько минут сопроводила появление одной из тварей, и потому ей Хук больше не доверял. Он был натянут, словно струна, до боли в челюсти сжимал зубы, и осматривался с таким напряжением, что, казалось, еще немного – и глазные яблоки просто лопнут.
Но обошлось. В это с трудом верилось. Они смогли добраться до последнего ряда домов, миновать его, и выйти не едва приметный холм, погребенный под слоем свежего и нетронутого снега. К тому моменту, как они добрались, вновь испортилась погода и с мутного неба посыпались крупные серые хлопья.
Брэндт не убирал меч в ножны, пока они не поднялись на холм, откуда могли окинуть деревню взглядом. Потирая руку, он видел, как в небо тянулся столп дыма, окруженный искристыми точками – искрами от прогорающего дерева. Где-то там был постоялый двор, которому еще предстоит сгореть до основания. Он вдруг вспомнил свою мысль о том, что может быть, ему удастся забрать свои вещи по возвращении… похоже, когда он думал об этом, голова его забыла, что треклятая конюшня объята огнем. Ну и демон с ними, с вещами. Жизнь всегда дороже.
Холм был невысокий, и с него мало что было видно, на самом деле. Так, например, Брэндт совершенно не мог сказать, остались ли в деревне демоновы твари – все, что было видно с холма, это «поле» из крыш. А на оных никаких тварей не наблюдалось. Нельзя было сказать, что это успокаивало.
- Если эти твари закончили, нам бы неплохо тоже поспешить, - голос его немного подрагивал от холода. Решив, что в плащ кутаться бесполезно – он все равно был все еще влажным для того, чтобы греть – пират спрятал ладони под мышками и двинулся от деревни прочь, в сторону леса. – Пройдем немного вперед, потом свернем. Пойдем вдоль леса – так и до Прайма доберемся.
До города было миль пятнадцать, так что ближайшие часов шесть-семь им предстояло провести на ногах. Будь на дворе лето, они бы управились за меньший срок, но Колдий – не Дайлм…
Несмотря на то, что было холодно, Брэндт все-таки вытащил руку из подмышки, и коснулся ею своих амулетов. Мысленно он поблагодарил своих Богов, что те не оставили его в трудный час. Но затем холод вновь взял свое, и рука вернулась на свое место.
 
РонаДата: Воскресенье, 06 Апр 2014, 10:42 | Сообщение # 112







Западные окраины деревни.

Жар в крови, нервное возбуждение, постепенно уходили, оставляя после себя некую опустошенность. Рона постепенно возвращалась в нормальное состояние, шаг за шагом, пока пересекали оставшуюся часть деревни. С одной стороны, теперь не требовалось держать себя в постоянном паническом напряжении, а с другой... с другой, наваливалась усталость. Сказать, что к таким забегам и ситуациям в общем она не привыкла – значит, не сказать ничего. Единственный раз, когда она драпала сломя голову, не оглядываясь, был по сравнению с этим смехотворен.
Она обернулась, стоя на холме, и взглянула на деревню. Почти умиротворенный пейзаж, если, конечно, считать, что дым валит от огромного костра в центре площади, разожженного в честь какого-нибудь праздника. Вряд ли она когда-нибудь вновь пересечет эту деревушку. Лучше будет выбрать иную дорогу, в любом случае.
Эйнвар вздрогнула, когда мужчина заговорил. От неожиданности. Нет, конечно, она помнила, что он все еще находится рядом, слышала скрип снега под его сапогами, но... как-то не отмечала этого, пока сохранялась относительная тишина. Отметила дрожь в голосе на автомате, но осознала ее не сразу. Спустя долгие несколько минут. Большим пальцем левой руки оттянула застежку, удерживающую плащ на плечах, изнутри и негромко сказала:
– Я могу одолжить тебе свой плащ. – Память услужливо подсунула тот факт, что какое-то время Хук таскал на плечах мокрое одеяло. Возможно, его плащ намок из-за этого. Да, скорее всего. Но коснуться, чтобы проверить, она так и не решилась.
В отличие от Брэндта ей холодно не было. Разве что только... правой рукой она сорвала повязку, еще болтавшуюся на шее бесполезной мокрой тряпкой, а затем расстегнула плащ и протянула его мужчине, не глядя. Морозный ночной воздух тут же окутал разгоряченное от длительного бега тело, заполз под кофту и липнущую к коже рубашку. Он продирал изнутри, когда она с наслаждением вдыхала его, такой чистый по сравнению с городскими запахами, но холода в себе не нес. Только остужал.
 
БрэндтДата: Воскресенье, 06 Апр 2014, 11:05 | Сообщение # 113







Западные окраины деревни.

От предложения девушки Хука аж передернуло. Поведя плечами от внезапного табуна мурашек, побежавшего по спине, он с пренебрежением глянул на девицу и покачал головой, вздернув при этом бровь:
- Милая, не делай эту ночь еще хуже: позволь мне сохранить те остатки достоинства, что еще не погребены под желанием оказаться где-нибудь подальше отсюда, - сказав это, он поежился, вжимая голову в плечи, и продолжил свой путь вперед.
Нет, он знал, что такое холод. Море отлично научило его, что порой южные холода – ничто, по сравнению с тем, что тебя может ждать в море в середине весны. Поэтому сейчас жаловаться смысла не было – нужно было просто идти вперед. Там, впереди, всего в паре десятков километров, его ждет целый город, с его тавернами, постоялыми дворами, борделями и прочими заведениями с выпивкой, горячей едой, теплой постелью и очагом. На корабле такой роскоши ждать не стоило, не говоря уже о том, что в любой момент на горизонте мог появиться черный парус, если не что-то похуже. Вроде шторма, от которого уж точно никуда не денешься…
Вспоминать о своем лихом прошлом совершенно не хотелось.
- Ты говорила, что в городе у тебя кто-то есть, так?.. – начал пират, чтобы отвлечься о мыслях о деревне, на которую он периодически оглядывался, чтобы убедиться, что с ее стороны в их сторону никто не направляется.
 
РонаДата: Воскресенье, 06 Апр 2014, 12:30 | Сообщение # 114







Западные окраины деревни.

Настаивать она не собиралась, только криво усмехнувшись и пожав плечами, мол, как пожелаешь. Набросила плащ на плечи, некоторое время возилась с застежкой, оправляла его, тяжелый и остывший. Он прижал кофту, чуть влажную в некоторых местах из-за снега, к телу, заставив передернуть плечами и слегка поморщиться. Не холодно, но неприятно.
Второй вопрос заставил чуть удивленно вздернуть бровь и вытянуть губы трубочкой в раздумьях: интересно, зачем ему понадобилось это знание? Неужели желает напроситься в гости? Сомнительно, что Гейб Эйнвар одобрит возвращение дочери с таким... спутником. Впрочем, в том мог быть и другой интерес. Прикидывает, что именно может с нее получить. Разумна и приятна эта мысль.
– Отец, – помедлив, ответила она на его вопрос. – Почему ты спрашиваешь? – Колдианка повернула голову, награждая наемника долгим взглядом искоса. Изучающим и, в какой-то мере, оценивающим.
Если, конечно, любимый папочка не умер, не переехал или не женился вторично. Рона все-таки слабо верила, что он сидел у окна и ожидал блудную дочь, которую так легко сам отпустил пару лет назад. Хотя она понимала его отношение: лучше дать обжечься раз, чем объяснять, что огонь – это плохо, это больно, если неосторожно с ним играться. Правда, насчет повторной женитьбы она сильно сомневалась: первой толком не было. Они просто жили вместе, а затем перестали, вот и все. И упаси Грунгнир, если мать вдруг решила вернуться. Это худший вариант из возможных.
 
БрэндтДата: Воскресенье, 06 Апр 2014, 12:50 | Сообщение # 115







Западные окраины деревни.

Не понимал Брэндт, когда люди задавали вопросы, подобные тому, что задала ему эта девица. Ну зачем люди обычно спрашивают? Из интереса. Интереса, который подталкивает либо простое любопытство, либо желание получить информацию. Если дело во втором – редко в какой ситуации человек признается в этом, если только в умысле у него нет ничего темного. Если девица подозревала Хука именно в чем-то таком или хотя бы подобном этому – неужели правда рассчитывала, что он ей ответит? А если нет – и дело, соответственно, было в любопытстве, о чем можно было догадаться – зачем спрашивала?
«Женщины…» - вздохнул пират, устало глянув на девицу, что взглядом сверлила в нем дырку. Хук терпеть не мог, когда на него смотрели так, будто он, хоть расшибись, но просто обязан сказать или сделать что-то.
- А почему бы и нет? – облизнув губы, что пересохли после продолжительной пробежки по деревне, пират тяжело вздохнул, коротко глянул за спину, на темнеющие дома и дым, тянущийся на север, и уже глядя вперед, добавил: - Папаша твой знает, куда делась его дочь?
То, что девица вполне могла сбежать из дома, не сказав родителю (что любопытно, матери у нее, похоже, не было) о том, куда направляется, пришло Брэндту в голову в качестве первой версии. Она неплохо накладывалась на то, что мужчина уже знал об этой девице. Осталось только послушать, что скажет она сама.
Не то чтобы ему было шибко интересно – деньги она ему все равно заплатит, кто бы там ее ни ждал, - но сейчас этот разговор был единственным способом отвлечься от холода. Хотя бы немного.
«Проклятые Колдийские зимы… В Долине и то голышом бегать было теплее…»
 
РонаДата: Воскресенье, 06 Апр 2014, 13:34 | Сообщение # 116







Западные окраины деревни.

И этот человек раздражается, глядя на нее! "О боже, да если ты устаешь с моей типично женской логики, то почему бы тебе тогда не бросить бесполезную затею организовать мало-мальски внятный диалог?" – на мгновение она приподняла брови, словно удивилась и хотела было задать вопрос, но тут же передумала. Смысла не имелось. С точки зрения Хука, вероятно, все очевидно. Ну, судя по тому, как он иногда на нее смотрит. Кхм. Тем более, что сейчас девушка не особо контролировала то, что могла по дурости ляпнуть. Усталый взгляд позабавил в первые мгновения, когда его можно было принять за предвестье скорого раздражения, а затем заставил отвести взгляд, тяжело вздохнув. "Зачем ты продолжаешь этот разговор, а, Хук?"
– Да, – лаконично отозвалась Рона.
Отец у нее был весьма своеобразным человеком, что поделать. На отсутствие логики не жаловался, в ненависти к единственному ребенку замечен не был, но, тем не менее, отпустил. Не иначе как рассчитывал, что дочь отъедет на пару верст от города, развернет коня и вернется. Не вернулась. Одновременно в этом она была похожа и на отца, и на мать: оба были упрямы, вот и не ужились. К матери неприятия, равно как и противоположных чувств, девушка не испытывала, а Гейб Эйнвар не трудился воспитывать ненависть из мелочного желания досадить некогда любимой женщине.
"Не думай об этом", – напомнила себе колдианка, глядя вперед. Идти предстояло еще долго...
Сообщение отредактировал Рона - Воскресенье, 06 Апр 2014, 19:12
 
ФРПГ Плач Богов: Император » ИГРОВОЙ МИР » Руины памяти: Эпилог » Не сидя на месте (16 день Первого месяца Зимы 1722 года.Империя, Район Колдий.)
Страница 6 из 6«123456
Поиск:


Общение с видом на Обновления
 
500
  • Рука помощи (№16 | 16:52)
    Автор: Брэндт

  • Горза "Ищейка" (№11 | 17:32)

  • Керк "Танцор" (№3 | 01:27)

  • Белые башни Империи (№6 | 01:47)
    Автор: Kаин

  • РЕКЛАМА №4 (№1891 | 22:25)
    Автор: Брэндт

  • Глубокие следы (№52 | 19:36)
    Автор: Кила

  • Простой сложный выбор (№0 | 18:27)

  • Всего лишь наемник (№12 | 11:44)
    Автор: Рона

  • Не сидя на месте (№115 | 13:34)
    Автор: Рона

  • Загнанные звери (№64 | 21:53)
    Автор: Рейка

  • Жгучее касание (№19 | 22:38)
    Автор: Рона

  • Рона Эйнвар (№1 | 09:01)

  • Спасительное уединение (№44 | 00:28)
    Автор: Рейка

  • И человек немыслим без людей (№15 | 00:13)
    Автор: Анлеифра

  • Юмор общежитейский (№80 | 21:09)
    Автор: Рейка

  • Проблемы Носителя (№12 | 18:04)
    Автор: Рейка