За пригоршню диисов (2) - ИГРОВОЙ МИР - Руины памяти: Эпилог - ФРПГ Плач Богов: Император

ВВОДНАЯ

Действие игры происходит в авторском мире. Жанр игры - фэнтези с элементами темного фэнтези. Мастеринг пассивный.

Меню навигации рекомендуется для быстрого доступа к начальным темам форума:

Гостевая Правила Сюжет игры

Роли Поиск персонажей Шаблон анкеты

Обсудить игру Оформить эпизод Хроники



ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

25.11.14. игра официально остановлена.

Из-за отсутствия какого-либо спроса, было решено официально закрыть проект.

Матчасть будет закрыта для гостей.
Игровая зона будет открыта для чтения.

Прием новых персонажей остановлен.
Срок жизни игры - 4 года.

СОБЫТИЯ В МИРЕ

Западный континент страдает от открывшейся в самой разной части Империи большей части Священных Врат, из которых вылетают Падшие души. Разлетаясь по миру, они находят своих Носителей, и те, теряя разум, нападают на всё, что движется.
Тем временем с пропажи Императора прошел почти год, и за это время каждый Президент все яростнее держится за свои земли, защищая границы, опасаясь нападения соседнего Района Империи. Война же между Империей и южными варварами продолжается.
Страница 2 из 2«12
ФРПГ Плач Богов: Император » ИГРОВОЙ МИР » Руины памяти: Эпилог » За пригоршню диисов (14 день 3-го месяца Осени, 1721 г. Империя, дорога на Ацилут)
За пригоршню диисов
КайленДата: Суббота, 28 Апр 2012, 17:10 | Сообщение # 21







Укромная долина в Ледяных Горах. Деревня. Дом вождя.

Оборотень медленно выплывал из беспамятства. По чуткому слуху резануло бряцанье каких-то предметов. Бок горел, но уже как-то слабо, тупая боль в лапе… Можно сказать, легко отделался. Вяло брякнув хвостом о пол, он поднял отяжелевшие веки и принюхался. Пахло зверьем. «Вставай же, придурок, вставай, будешь лежать, хрен что сделаешь» – мысленно пытался воздействовать на себя парень, с трудом собирая лапы в кучу. Здорово его приложило, в голове до сих пор каша, а в ушах – легкий звон. Он потянул носом, мигом учуяв запах Синеглазки, и поднялся, чувствуя, как снова что-то ударило по дома, где он, судя по всему, собирался отдавать концы. Его ощутимо шатало, ушибленную левую переднюю так и тянуло поджать. Он похромал по запаху к Синеглазке, еле переставляя лапы, но понимал: нужно встряхнуться, чтобы оказать достойное сопротивление. Хотя бы тому, что так настойчиво бьется в дом.
Увидев наемника, лениво махнул хвостом из стороны в сторону, что можно было толковать двояко: «рад тебя видеть» и «я в порядке, а ты?». Поднял голову и огляделся. Больше это напоминало жилище шамана, чем военного вождя, на вкус менестреля, но это уже мелочи. Тяжело сел, с трудом изогнулся, доставая до бока мордой, взялся зализывать рану, доверяясь волчьему инстинкту, который настоятельно требовал, чтобы он сделал именно так. Повернул морду в сторону наемника, облизнулся и, поднявшись, похромал к дверям. На мече должен был остаться запах Синеглазки, хотя бы слабенький. Если, конечно, трайн этот меч благовониями (от слова «вонь») не натирал. Толкнулся носом в одну дверь, которая не поддалась, перешел к другой, вновь толкнулся носом. Она с легким скрипом открылась, дохнув в морду оборотня свежестью. Он протиснулся внутрь, наступая на лапу чуть увереннее, чем было до этого. Боль постепенно утягивалась из ушиба, вызывая отдаленное чувство облегчения.
Кайлен перетек в человеческое состояние и, тяжело опершись на подвернувшуюся табуретку, выдохнул сквозь зубы. Зализанная рана уже покрылась струпом, скоро корочка отпадет, а после от шрама не останется даже памятки. Или останется? Ловить люлей от себе подобных – то еще занятие, пора бы заканчивать. Парень поднял мутноватый взгляд от деревянной поверхности и, оттолкнувшись от табуретки, прошел в центр маленькой комнатки (везет же ему на них в последнее время!). Квадратной формы помещение, скудно освещено, служит кладовой. Мешки с крупами, судя по запаху, там и крысы квартируют, бочки с… алкоголем?.. Ящики… В общем, нормальная такая деревушка, вон даже все запасы на зиму есть. А в каждой кладовой есть вход в подвал… Иначе откуда пробивается запах свеженького мясца?
Рухнул на колени, не в силах опускаться плавно, на коленях и пошел, наклонившись к полу, бережно баюкая руку. Нашел неровность, отрастил когти на правой руке, подцепил, открыл. Если что, можно будет спрятаться, оценил парень. Спуск узкий, вдвоем не поместится никто, разве что два очень заморенных ребенка. Или груднички. Удобно на таком встречать гостей с копьем в руках. Кайлен устало обернулся к входу в комнату.
– Синеглазка, нашел что? – окликнул он спутника, прислушиваясь к тому, как вздрагивает сруб.
За то время, пока он тут ползал, сруб вздрогнул раз пять уж точно. Дерево так жалобно трещало, что менестрель уверился: наступает его последний конец. «Ну так встретим же с честью его» – мысленно припомнил он строку одной популярной в народе песни.
 
АйронДата: Воскресенье, 29 Апр 2012, 09:37 | Сообщение # 22







Укромная долина в Ледяных горах. Деревня. Дом вождя.

- Ничего особенного, — сокрушенно отозвался Синеглазка. - Разве что это...
Он указал на стол со свитками, которые при ближайшем рассмотрении оказались кучей карт, и вздохнул. Зрелище того, как обычно бойкий оборотень еле ковыляет, словно старик, случайно побитый в трактирной драке, было тяжелым. Но зато он очнулся и жив, и это главное.
- Эй, ты бы посидел, что ли, не напрягался бы пока, — покачал головой наемник, сгребая свитки с картами и засовывая их по одному за пазуху; сейчас он их не разглядывал, некогда, но карты — вещь всегда нужная, даже если они самодельные и нарисованы сугубо для охотничьих целей, ну так их можно все равно хорошо продать. Покончив этим, он огляделся, стянул с пола одну из шкур — здоровенную, медвежью, - встряхнул от пыли и с нею пришел к пареньку.
- Завернись пока, а то замерзнешь.
В большой кладовой действительно было холодно, хотя и в зале тоже не особо тепло, очаг давал не слишком много жару, чтобы прогреть все помещение, ну да это понятно, колдийцы к морозу привычные и жару вообще не любят. Наемник обвел кладовку рассеянным взглядом, - при других обстоятельствах он не преминул бы вытащить отсюда и еду с питьем, - потом взгляд его остановился на дыре, ведущей под дом. Это мог быть просто морозник для хранения быстропортящихся продуктов, а мог быть и тайник для награбленного.
- Сможешь спуститься? — спросил Синеглазка. - Лучше подожди здесь, мало ли что, а я мигом.
Он полез в дыру. Вниз вела примитивная, два бревна да необработанные палки перекладины, лестница, но крепкая и добротная. Синеглазка соступил с нее на плотно утрамбованный земляной пол, вытянул руку, но до потолка не достал, осталось высоты еще примерно на половину длины его руки. Подполье было глубоким.
- Здесь холодно, — сообщил он. - Две оленьи туши во льду в углу... лед, наверное, сверху, с горных ледников таскают, пока морозы не установились... Бочки, соленья какие-то. Здесь дверь!
Подполье перегораживала стна из толстых бревен, в которой и была эта дверь — тоже массивная, с щелезными перехватками. На двери был замок размером с два добрых трайновских кулака.
- Там замок здоровенный, — возбужденно произнес наемник, высунув взъероешнную голову из дыры в полу. - Надо ломать.
Он вылез наружу и поспешно бросился из кладовки в зал. Один из огромных боевых топоров, что украшали стены, определенно мог пригодиться. Синеглазка сорвал со стены ближайший и вдруг остановился.
- Волчонок... ты ничего не чуешь? Вроде дымом пахнет... — неуверенно произнес он. От очага, в котором догорали поленья, по помещению тоже распространялся дымный запашок, но за то короткое время, что они были здесь, он определенно усилился. Синеглазка подозрительно огляделся и почувствовал, как зашевелились волосы у него на голове: сквозь доски кровли и законопаченные щели стен сруба то тут, то там просачивались серые струйки дыма.
- Деревню жгут... — обомлел наемник. Снаружи доносились приглушенные женские крики и детский плач.
 
КайленДата: Воскресенье, 29 Апр 2012, 15:20 | Сообщение # 23







Укромная долина в Ледяных горах. Деревня. Дом вождя.

Оборотень свернулся в клубок, чувствуя нестерпимый зуд на боку. Рука, которую он не напрягал, перестала вопить о своих правах. И то хлеб. Он бы не упустил момента подремать, но тут в нос ударил запах гари. Сначала слабо различимый, затем все больше набирающий силу.
Мимо прошел Синеглазка, собираясь, наверное, найти то, чем можно сломать замок. Парень автоматом принюхивался, попутно пытаясь сообразить, является ли слабость, пришедшая на смену странному возбуждению, которое схлынуло, вероятно, пока он валялся в отключке, опасной. Вызвана ли она ранами или же пережитым ужасом, когда его сердце чуть не разорвалось от ужаса. От исполнения самого сильного страха. Вновь раздался голос наемника. «Да, чувствую» – мысленно откликнулся менестрель: говорить вслух было откровенно влом.
– Деревню жгут… – каким-то потерянным голосом произнес мужчина.
«Да ладно? – с неожиданным ядом подумалось парню, который приподнялся на локтях, с трудом выпутываясь из-под теплой шкуры. – Ты же наемник, что, не видел такого?». За злостью неожиданно скрылась собственная растерянность. Что делать? Куда бежать? Если он перекинется в волка, то страх перед огнем возьмет верх, а огонь там не везде. Наверное. Или пока не везде.
– Это же имперцы, – зло отозвался Кайлен, поднимаясь. – Знаешь, я уже сочувствую колдийцам, пусть они и хотели нас убить. Я должен им помочь, ты тут пока меч поищи. Если что, там еще одна дверь, тоже запертая… Думаю, ее можно высадить, или замок вырубить.
Менестрель придержался рукой за косяк, чувствуя, что идти вот ему никуда не хочется. Ну да ладно, когда они отсюда выберутся, то он выкопает себе норку и заляжет туда на целую зиму, отсыпаться впрок. Мечты, мечты… Парень подмигнул Синеглазке:
– Если уйдешь раньше меня, я тебя найду сам. Если не уйдешь, а залезешь в погреб, то покричи, что ли, я постараюсь тебя найти здесь…
Конец фразы слегка смазался, ввиду того, что дверь содрогнулась под градом обрушившихся на нее ударов, сопроводившихся отчаянными криками, и оборотень в один прыжок добрался до нее, замерев слева, ибо открывалась она внутрь, а сие не есть хорошо, хотя… как посмотреть. Бедная дверь сдалась и резко распахнулась, впуская в себя озверевших имперских мужчин в количестве пяти тел. Оборотень захлопнул дверь и бросился на ближайшего, отращивая когти. Прыжок! – и вот мужчина уже валится на пол, а сверху его припечатывает колено, лишая возможности двигаться дальше. С низкого старта добраться до второго, опрокинуть, вырвать у растерянного мужика оружие, отшвырнуть подальше, вцепиться в шею и, пользуясь недюжинной силой, хорошенько приложить о пол. Кайлен поднялся уставший, но уже значительно более бодрый, чем был. Третьего пришлось сбивать сдернутой со стены дубиной: не слишком умело, но зато эффективно. Итого: три бессознательных недоумка.
– Давай быстро в подвал, если что – свисти, я останусь здесь, вдруг еще гости заявятся, – менестрелю было о чем подумать. Например, о собственной жестокости по отношению к людям.
Парень прошелся, выискивая то, чем можно было бы связать бедолаг, и, в итоге, присел на корточки рядом с ними, стягивая с мужчин ремни и связывая им руки. Чутко вслушался в шум вокруг, но пока никто не порывался вновь ворваться в дом.
 
АйронДата: Понедельник, 30 Апр 2012, 00:53 | Сообщение # 24







Укромная долина в Ледяных горах. Деревня. Дом вождя.

- Помочь? С ума сошел, — удивился Синеглазка. То есть он, конечно, понимал чувства юноши, хоть и не разделял их, однако в том состоянии, в котором находился сейчас оборотень, по мнению наемника, он годился в качестве помощника только подушке да одеялу. В дверь загрохотали, и Синеглазка сердито нахмурился.
- Ты на ногах еле стоишь, выпотрошат тебя вместе со всеми и не заметят... Да еще чтоб я без тебя ушел? Ишь, чего выдумал...
Далее ворчание пришлось прервать, потому что засов не выдержал, хрустнул пополам и вывалился из скоб, и дверь радостно распахнулась. Внутрь ввалились сразу пятеро бравых воинов Империи, и оборотень проявил завидную прыть, в мгновение ока пронесся среди них как ураган и отправил сразу троих в страну сновидений. Синеглазка, в отличие от него с оставшимися двумя церемониться не стал, а, не мудрствуя лукаво, раскроил им черепа топором, который до того позаимствовал со стены, чтобы вскрывать запертые двери.
- Уф, беру свои слова назад, на ногах ты стоишь прочно, — выдохнул он, глядя, как парень связывает руки валявшимся в беспамятстве имперцам. В воздухе тяжело пахло дымом и кровью, по полу «прихожей» растекалось красное вперемежку с блекло-серым содержимым имперских голов. Бросив топор, наемник приволок стол из зала и подпер дверь уже им. Так надежнее.
- Лучше прикончить их, — бросил Синеглазка мимоходом. В проеме, завешенном пологом из шкур, он приостановился и строго посмотрел на оборотня.
- И запомни — уходим вместе, умираем вместе. А еще... подумай вот о чем... – тут он выразительным взглядом указал на валявшихся на полу имперских солдат. - Они бы тебя не пощадили. И не пощадят, если ты окажешься в их руках.
С этими словами он развернулся и бросился к запертой двери, той, что соседствовала с кладовой. Дом-сруб пока еще медленно, но верно наполнялся дымом. Хорошо хоть, вряд ли его подожгут, пока думают, что их солдаты рыщут тут. Наверное.
Два взмаха — и дверь поддалась. За ней оказалась спальня, просто спальня: небольшое окошко в стене напротив входа, закрытое деревянным щитком, широкая кровать, застланная постель, медвежья шкура на полу, небольшой стол с несколькими оплавившимися свечами в плошках, открытый сундук с одеждой, - ничего интересного, даже брать нечего. Переворошив постель и одежду, перевернув шкуру на полу, наемник с разочарованной миной на физиономии выскочил оттуда и бегом бросился в кладовую и далее в подполье, надеясь, что хоть там ему повезет. Во входную дверь снова стучали, - нетрудно догадаться, что там уже просекли возможную засаду — как так, ихние зашли и заперли за собой? Нет, конечно, - а значит, скоро могут просто поджечь сруб.
Дверь в кладовой оказалась куда крепче. Наемник с рычанием остервенело обрушивал на нее удар за ударом; дерево трещало, гнулись железные перехватки, с треньканьем выстреливали крупные гвозди, - только уворачивайся, - на лезвии топора появились зазубрины. Наконец, вокруг замка оказалось прорублено достаточно для того, чтобы от следующего удара он вылетел, дверь распахнулась... и на Синеглазку повалились оленьи рога, куча оленьих рогов. Наемник грохнулся на спину, а рога продолжали валиться — большие, маленькие, средние, целые и распиленные на куски. Но всему приходит конец, пришел конец и этому «водопаду». Синеглазка выполз из-под кучи и принялся расшвыривать ее, стремясь добраться до помещения за взломанной дверью... это был просто склад рогов. Больше ничего. Ни оружия, ни вещей, ни сундуков с награбленным, ни уж тем более искомого меча, только уложенные друг на друга рога в небольшом закутке, отгороженном бревенчатой стеной и массивной дверью от основного подполья. Не веря своим глазам, наемник схватил топор и принялся лупить им в пустую стену в конце закутка, и искры полетели во все стороны, когда железо ударило о камень. Тупик. Бросив топор, он кинулся наружу.
- Уходим, — выдохнул Синеглазка выскочив в «прихожую». - Как у тебя дела?
Он припал к двери, стремясь разглядеть сквозь щели, что поделывают имперцы; никаких сомнений в том, кто вышел из ночной стычки победителем. Пространство перед срубом было свободно, - в дверь больше никто не ломился, - а вот дальше, в нескольких десятках шагов, солдаты связывали руки детям и привязывали их к одной длинной веревке друг за другом, под зорким присмотром лучников. Синеглазка насчитал девять юных колдийцев, возрастом от пяти до двенадцати на вид. У ближайшего дома, объятого пламенем, в истоптанном в грязную жижу снегу валялась женщина с распоротым животом и задранной до колен окровавленной юбкой. Немного дальше — труп мужчины-трайна, не расставшегося с двумя топорами даже после смерти. Голова трайна валялась отдельно.
- Если мы сейчас выскочим, нас подстрелят, как кроликов, — задумчиво проговорил он. - Хотя мы с тобой и побыстрее обычных людей будем, а со стрелами нам все равно не тягаться. Мне так точно, я уже проверял... Ох, дерьмово...
В поле зрения появились четверо имперских солдат, - к слову, один из них был трайном, и он как раз нес огромный молот на плече, нес с каменным, застывшим лицом, не глядя по сторонам. Направлялись они прямиком к срубу.
- Сейчас будут дверь ломать и сломают, — почти прошипел полуинос, отступая назад, к залу, и закашлялся; в срубе дыма было уже изрядно, и дышать с каждым вздохом становилось все труднее. - Давай за мной, здесь есть окно.
Дверь содрогнулась, и доски треснули от первого же от удара; стол, которым она была подперта, подпрыгнул, но удержался.
- Как же на кол-то неохота, — тоскливо произнес полуинос и рванулся в спальню. К счастью, окно было достаточно широким для того, чтобы он, хоть и с трудом, но сумел протиснуться; парнишке-оборотню, обладавшему куда меньшими габаритами, было попроще, потому наемник пустил его вперед: если уж вдруг застрять, так не запереть собой же спутника в доме.

Укромная долина в Ледяных горах. Деревня.

Он в свою очередь вывалился из окна, плюхнулся в снег, но тут же вскочил и огляделся. Окно выходило на север, на лес, так что у них были все шансы уйти незамеченными. С севера вело множество следов, а вдалеке виднелся проломленный частокол — оттуда вторглись дополнительные силы солдат. Над долиной стояло зарево пылающей деревни, столь яркое, что даже ночное небо едва проглядывало, яркость пламени заглушала даже свет Тел. Из покинутого сруба донеслись возгласы негодования и ярости.
- Бежим, — бросил Синеглазка и что есть духу припустил к пролому в частоколе.
- Эй, здесь еще двое! - завопили где-то сзади, и над головой свистнула стрела. - Сюда, все сюда! Уходят! Они уходят!
Наемник на миг оглянулся и прибавил ходу: на огненном фоне друг за другим появлялись силуэты, но по-настоящему напугал его только один — он не целился из лука, но как-то по-особому сложил руки, и между его ладоней начал разгораться жгуче-багряный огонек. Слов не было слышно, однако они и не нужны были для того, чтобы догадаться, что последует за этим.
 
КайленДата: Понедельник, 30 Апр 2012, 10:52 | Сообщение # 25







Укромная долина в Ледяных горах. Деревня. Дом вождя.

Кайлен с досадой отмахнулся от слов наемника, показав рукой «мол, иди». Он прекрасно все это знал и понимал. Люди редкостно неблагодарные и в чем-то сволочные создания, но их уже не переделать, а все, что он может сделать сейчас, так это пощадить их. Всех. Не хотелось бы уподобляться тем, кто грабит деревню, пусть они вроде как и «свои». Он хмыкнул, зажимая нос ладонью, и повел ухом. Нет, никто не ломился, вероятно, думали, что пятеро имперцев сами справляются. Да, справляются…
Синеглазка вскрыл замок неподатливой дверки, зашел, выскочил и наверняка ушел в кладовую: парень сидел на полу лицом к входной двери, рядом со связанными, и перемещения отслеживал только по звуку удаляющихся шагов.
В дверь застучали. Оборотень поднялся, настороженно подавшись вперед, и проскользил к двери так бесшумно, как учил отец. Благо босые ступни облегчали дело. Встал чуть сбоку, приник к щелям. На пороге стояли озадаченные и немного злые мужики, каких часто можно встретить в деревнях. Простоватые лица с густой растительностью, в темных глазах настороженность пополам с обидой и злостью. Как это, вошли, нашли и утаили? Или… нарвались на засаду?
Позади, за спиной, раздавались приглушенные звуки топора, встречавшегося с деревом, но на это можно было и не обращать внимания. Кайлен отошел от двери, не став себя огорчать дальше, ибо там стояло явно больше десяти мужиков, но штурмовать дом они пока не решались. Неизвестно численное превосходство противника. Хм… Менестрель задумчиво покосился на входную дверь и снял со стены алебарду. Очнувшийся солдат едва не заверещал, увидев такое. Его можно понять, никто не любит умирать. Оборотень подошел ближе, улыбаясь.
– Ти-и-ише… – наклонившись к нему, почти ласково прошептал парень и вновь отправил солдата в царство сновидений. Убивать все-таки не хотелось. И да, он боялся это делать.
Парень приладил хлипкое заграждение, подергал, чтобы удостовериться, что сразу никто не пройдет. Подумав, подтащил стол, оценил проделанное, вздохнул: при большом желании вряд ли имперцы не сломают двери в одном мгновение. «Ладно, пусть развлекаются» – снисходительно подумал менестрель, усмехнувшись, и обернулся на командное «уходим».
– Порядок, – парень сдвинул плечами: как будто могло быть иначе. Синеглазка словно бы и размышлял вслух, и парень хмыкнул, отвечая на «стрелы»: – Я не проверял, но и не жажду. От копья-то еле увернулся, – менестрель зябко передернул плечами, вспомнив тот ужас, который накатил на него, когда он сорвался вниз со склона.
Кайлен приложил к носу рукав своей грязной кожаной куртки, коротко кивнув на все слова Синеглазки. Правда, когда тот упомянул про кол, парень не удержался, глуховато ответив сквозь кожу куртки со всем возможным «участием»:
– До кола дело не дойдет, зарубят так.
Оборотень змейкой просочился в окно, стремясь сделать все быстро, не задерживать Синеглазку.

Укромная долина в Ледяных горах. Деревня.

И вывалился в снег, поднялся, оглядываясь. Снег подтаивал под ногами, холодил босые ступни, вообще, на дворе-то, чай, не лето, чтобы спокойно так разгуливать. Так и тянуло поджаться от холода, но Кайлен мужественно терпел, сделав лицо максимально равнодушным. Синеглазка вывалился из окна, поднялся, и они поспешили уйти из почти сгоревшей деревни. Вопль резанул по чуткому слуху, в голове мелькнуло обреченное «Не успели». Кайлен синхронно с Синеглазкой обернулся и сдавленно выругался: среди них оказался маг. И его огонек, разгоравшийся между ладоней, явно был получше природной способности самого менестреля. И опаснее…
Взвизгнув в воздухе, огненный шар полетел вслед беглецам. Парень не придумал ничего лучше, чем крикнуть наемнику едва ли не в ухо:
– В сторону! – и броситься влево, перекатившись через бок и поднявшись уже волком. Огненный шар, возмущенно зашипев, впился в снег, вытопив изрядное пространство, успев обдать горячим воздухом и вызвать у парня неестественный румянец на лице.
Сверкнув потемневшими глазами на остолбеневших в первые мгновения людей, коротко рыкнул и допрыгнул до Синеглазки. Шумно дыша, приглашающе прогнулся в спине, чтобы наемник садился, не выкобениваясь. Должен же понимать, что раз для оборотня не составляет труда обгонять шайра, то он вполне может послужить этим самым шайром?
Сзади раздались крики, воины подбегали ближе, и Кайлен сорвался, резко оглядываясь, в свирепый, утробный рык, который не всякий волк издает. Одинокая стрела, вихляя, упала, не долетев и трех шагов до оборотня и наемника. Презрительно фыркнув, оборотень забросил Синеглазку себе на спину и сорвался с места в карьер, хотя поначалу бежать было тяжеловато, особенно в гору. По бокам и перед мордой мелькали темные стволы деревьев, с грузом на спине оборотень едва ли успевал маневрировать, порой задевая плечом или хвостом стволы деревьев. «Синяков наставил…» – тоскливо подумалось парню, и он с остервенением бросился вперед.
 
ФРПГ Плач Богов: Император » ИГРОВОЙ МИР » Руины памяти: Эпилог » За пригоршню диисов (14 день 3-го месяца Осени, 1721 г. Империя, дорога на Ацилут)
Страница 2 из 2«12
Поиск:


Общение с видом на Обновления
 
500
  • Рука помощи (№16 | 16:52)
    Автор: Брэндт

  • Горза "Ищейка" (№11 | 17:32)

  • Керк "Танцор" (№3 | 01:27)

  • Белые башни Империи (№6 | 01:47)
    Автор: Kаин

  • РЕКЛАМА №4 (№1891 | 22:25)
    Автор: Брэндт

  • Глубокие следы (№52 | 19:36)
    Автор: Кила

  • Простой сложный выбор (№0 | 18:27)

  • Всего лишь наемник (№12 | 11:44)
    Автор: Рона

  • Не сидя на месте (№115 | 13:34)
    Автор: Рона

  • Загнанные звери (№64 | 21:53)
    Автор: Рейка

  • Жгучее касание (№19 | 22:38)
    Автор: Рона

  • Рона Эйнвар (№1 | 09:01)

  • Спасительное уединение (№44 | 00:28)
    Автор: Рейка

  • И человек немыслим без людей (№15 | 00:13)
    Автор: Анлеифра

  • Юмор общежитейский (№80 | 21:09)
    Автор: Рейка

  • Проблемы Носителя (№12 | 18:04)
    Автор: Рейка