ВВОДНАЯ

Действие игры происходит в авторском мире. Жанр игры - фэнтези с элементами темного фэнтези. Мастеринг пассивный.

Меню навигации рекомендуется для быстрого доступа к начальным темам форума:

Гостевая Правила Сюжет игры

Роли Поиск персонажей Шаблон анкеты

Обсудить игру Оформить эпизод Хроники



ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

25.11.14. игра официально остановлена.

Из-за отсутствия какого-либо спроса, было решено официально закрыть проект.

Матчасть будет закрыта для гостей.
Игровая зона будет открыта для чтения.

Прием новых персонажей остановлен.
Срок жизни игры - 4 года.

СОБЫТИЯ В МИРЕ

Западный континент страдает от открывшейся в самой разной части Империи большей части Священных Врат, из которых вылетают Падшие души. Разлетаясь по миру, они находят своих Носителей, и те, теряя разум, нападают на всё, что движется.
Тем временем с пропажи Императора прошел почти год, и за это время каждый Президент все яростнее держится за свои земли, защищая границы, опасаясь нападения соседнего Района Империи. Война же между Империей и южными варварами продолжается.
Страница 1 из 212»
ФРПГ Плач Богов: Император » ИГРОВОЙ МИР » Руины памяти: Эпилог » За пригоршню диисов (14 день 3-го месяца Осени, 1721 г. Империя, дорога на Ацилут)
За пригоршню диисов
НПСДата: Четверг, 19 Апр 2012, 21:02 | Сообщение # 1







Дата, время, погода: 14 день Третьего месяца Осени, 1721 г. После полудня. Зот светит вовсю, но уже не греет; морозно; по небу плывут кучевые облака; на земле снеговой покров примерно по колено. Пронизывающий южный ветер.
Местоположение: Империя, район Колдий. Дорога между Соогом и Ацилутом, примерно в пятнадцати милях к северу от последнего.
Участники: Кайлен Тис, Айрон Даск.
Общая информация: после удачного завершения дела по поиску древнего артефакта полуинос и оборотень радостно возвращаются в Ацилут, чтобы встретиться там с нанимателем и передать ему находку.
 
АйронДата: Четверг, 19 Апр 2012, 21:03 | Сообщение # 2







Северная дорога на Ацилут, не доезжая 15-ти миль до города.

Синеглазка неспешно шел по дороге, ведя своего шайра, навьюченного походным добром, в поводу. За спиной наемника болтался предмет его поисков, древний колдийский меч, тщательно завернутый в плащ, рядом шагал спутник, юный менестрель Кайлен; до города оставалось всего ничего, к вечеру он уже рассчитывал добраться туда и даже, возможно, сдать находку нанимателю. А это означало, что ночью можно будет отпраздновать успешное завершение дела; такие вещи Синеглазка очень любил, хотя и оставался зачастую уже даже к утру без дииса в кармане... Но это же такая мелочь! Диисы на то и есть, чтобы их тратить и зарабатывать, и снова тратить.
Снег на дороге был неплохо утоптан и укатан, благо уже несколько дней стояла отличная ясная и морозная погода, так что идти было легко. Правда, плывущие по небу облака явно предвещали в скором времени снегопады, ну да оно и не удивительно; зима подходила все ближе, а Колдий, как самый южный район, уже был полностью во власти ее ледяного дыхания.
- Все-таки нам необычайно повезло, Волчонок, — с улыбкой произнес Синеглазка, провожая взглядом облака; так он стал звать парнишку после их победного, хотя и очень спешного отступления из руин древней крепости. - Мы ведь могли и полечь там, или духи вселились бы в нас, а это все равно что сразу на погребальный костер взойти.
В общем-то, он возвращался к этой теме раз за разом все те дни, что занял путь от Ледяных гор; все никак не мог поверить после пережитого, что им удалось вывернуться целыми, невредимыми и свободными. Пожалуй, воспоминание об ужасе, поднявшемся из глубин древней крепости, останется для него самым сильным очень надолго.
- А все-таки любопытно, — Синеглазка задумчиво почесал затылок; пронизывающий южный ветер трепал его грязные каштановые волосы. - Я вроде говорил... непохож меч на работу колдийских кузнецов. Даже древних... я разглядывал его, на нем нет ни клейма, ни какой-либо другой отметки мастера... рукоять неудобная... Да и гард на вид непрочный, и балансу никакого... Будто игрушка. Хм...
Он приставил ладонь к глазам, прикрывая их от яркого света Зота: вдалеке, справа от них, показалась кучка всадников, вывернувших из-за деревьев, что нет-нет, да и попадались к югу от леса Ацилутан, словно его разведчики или передовые отряды. Всадники двигались галопом и вскоре должны были оказаться на дороге немного впереди путников.
 
КайленДата: Пятница, 20 Апр 2012, 17:10 | Сообщение # 3







Северная дорога на Ацилут, не доезжая 15-ти миль до города.

Кайлен хмыкнул. Он отошел как-то сам, незаметно, как и всегда, а потому старался вспоминать об этом поменьше, чтобы не просыпаться по ночам от кошмаров. Но Синеглазка, похоже, был настолько рад, что уцелел во всех смыслах, что раз за разом, день за днем не упускал возможности вворачивать фразы о чудесном спасении. Да и что за кличка… Волчонок. Впрочем, на счет этого Кайлен ему так ничего и не сказал. Как говорится, хоть горшком обзови, только в печь не ставь…
Кажется, менестрель вновь пропустил смену темы. «Ну, если ты говоришь, что меч неправилен, значит, все именно так, я-то в таких делах не разбираюсь» – отозвался он мысленно, хотя полуинос не мог читать его мыслей. Задумчиво поскреб подбородок и, глядя в небо, произнес:
– Возможно, – и добавил извиняющимся тоном: – Ты уж извини, я мало что о мечах знаю.
Его спутник приставил ладонь к глазам на манер козырька, и Кайлен повторил движение. Вдалеке можно было различить кучку всадников, не такое уж и редкое явление, виделись уж.
– Проедут мимо, как другие? – предположил парень.
Знать бы, кого ищут. Или что. Может, рядом с горами было какое-то незамеченное селение, и Духи первым делом наведались туда, упустив несговорчивую добычу? Кайлен немедленно помрачнел и отнял руку ото лба. Нечего расстраиваться, рано еще паниковать. Может, разведывательный отряд… Но кого в лесу разведывать? Не замышляют ли тетерева али белочки против Императора гадость какую? Хм.
 
АйронДата: Пятница, 20 Апр 2012, 21:11 | Сообщение # 4







Северная дорога на Ацилут, не доезжая 15-ти миль до города.

- Ничего, попутешествуешь со мной, узнаешь, — улыбнулся Синеглазка, не спуская взгляда со всадников. Двигались те плотной группкой, постепенно приближаясь к дороге.
- А, Танатос их ведает, — ответил он, уже чуть нахмурившись. - Один, два, три...
Всадников было четырнадцать; по мере приближения стало возможным разглядеть, что одеты они кто во что горазд, вооружены тоже по-всякому и явно не имперские солдаты.
- Колдийцы, — буркнул Синеглазка и нахмурился еще больше: то, что он поначалу принял за пелену снежных комьев и пыли, разбрасываемой ногами могучих коней, оказалось тремя белыми волками, сопровождавшими отряд.
- Не похоже, что они едут мимо, — добавил он некоторое время спустя: действительно, всадники повернули и теперь мчались точно на них; это и впрямь были колдийцы, все, как на подбор, здоровенные, широкоплечие, мощные, таких столь резво по глубокому снегу могли нести только могучие десриэ. Лица у трайнов были бородаты, угрюмы и решительны.
Синеглазка ухватился за узду своего шайра двумя руками; тот с испуганным ржанием встал на дыбы, когда волки, подбежавшие к путникам первыми, окружили с трех сторон. Хищники клыков не показывали, только закружили вокруг, наклонив головы, насторожив уши и не сводя диких желтых глаз с паренька-менестреля.
Всадники подъехали следом и взяли путников в кольцо.
- Благословят боги ваш путь, — поздоровался Синеглазка. - Ищите кого-то?...
- Заткнись, нибелийская крыса, — сплюнул один из трайнов, выдвинувшийся немного вперед: на вид ему было, наверное, около шести десятков лет; правую сторону лица уродовали старые вертикальные шрамы, оставленные чьими-то когтями; шрамы частично скрывала обильная растительность, переходившая в роскошную окладистую черную бороду; угрюмость физиономии только усугубляло бельмо вместо правого глаза. А еще у него не было левой руки, как отметил про себя Синеглазка, видимо, для симметрии.
Предводитель смерил наемника острым взглядом, - единственный глаз, по-волчьи желтый, буквально горел ненавистью, - потом нахмурился, в упор посмотрев на Кайлена, и, наконец, кивнул своим. Шестеро мигом натянули приготовленные заранее луки, взяв обоих путников на прицел, остальные колдийцы попрыгали с коней, однако оружие доставать не спешили.
- И вам доброго дня, — улыбнулся Синеглазка, отпуская Носка, и поднял руки ладонями вверх. Спешившиеся трайны ринулись вперед так, будто слова его были величайшим в мире оскорблением. Двое из них накинулись на паренька, видимо, решив, что их хватит, чтобы скрутить юнца с лютней, оставшиеся пятеро почтили своим вниманием самого наемника. Впрочем, он долго и не сопротивлялся, полуиносу все же было никак не справиться с дюжими колдийскими воинами. Через пять минут ожесточенной борьбы Синеглазка, наконец, оказался на ногах, удерживаемый с двух сторон; еще двое воинов приставили мечи к его горлу и животу, оставшийся же с явным почтением передал отобранный сверток с мечом предводителю.
Синеглазка сплюнул, - на снег упал кровавый харчок и левый клык, - и покосился в сторону парнишки, надеясь, что тот не особо сопротивлялся и не сильно получил; наемнику же в награду за героическое сопротивление в попытке спасти находку досталось разбитое лицо, сломанный нос, расквашенные губы и рассеченная бровь. Ребра тоже весьма побаливали.
Предводитель тем временем разглядывал меч, сверкавший в зотнечном свете, а когда оторвался от зрелища, взгляд его, казалось, мог испепелять на месте.
- Нибелийская крыса пролезла в наш дом и думает, что может тащить оттуда все, что плохо лежит, — холодно произнес он. - Ты не только грязный вор, но еще и богохульник. Чтобы украсть, ты уничтожил святыню. Думаю, ты знаешь, что тебя ждет.
Под давлением воинов Синеглазка был вынужден опуститься в снег на колени.
- А мальчишка? - подал голос один из трайнов, указав на светловолосого паренька.
Предводитель оглядел того, лицо его слегка разгладилось.
- Пусть уходит. С драгунами у нас нет вражды. Пока.
Сообщение отредактировал Айрон - Пятница, 20 Апр 2012, 21:11
 
КайленДата: Воскресенье, 22 Апр 2012, 09:48 | Сообщение # 5







Северная дорога на Ацилут, не доезжая 15-ти миль до города.

Лютню он потерял в первые же мгновения боя. Жалобно тренькнув, она разломилась о твердый лоб первого же напавшего на него мужчины. Оборотень увернулся, блеснув волчьими клыками, и чуть пригнулся к земле, закружив вокруг двух явно растерявшихся трайнов. Впрочем, воины быстро сориентировались и попытались взять его в тиски.
От первого он уклонился, резко присев, а когда выпрямлялся, то врезал макушкой в подбородок другого, заставив того звонко клацнуть зубами и осесть на землю, больше от недоумения. Кайлен прищурился. Двое – против одного. Честные колдийцы, нечего сказать. «Я никого не убиваю» – повторил мысленно парень. Они бросились одновременно, но, как успел порадоваться менестрель, никогда не умели работать в команде. Мешали друг дружке. Ни размахнуться, как следует, ничего. Впрочем, тактика их плоды дала. От одного парень увернулся, а другой просто подставил свой кулак, угодив менестрелю в скулу. Тот скривился от боли и моргнул, а затем сразу же ощутил, как на запястьях сомкнулись две крепкие ладони. Обреченно выдохнул. «Ну хоть бить не стали, и то хлеб» – вздохнул он, когда его бросили на колени.
Он молчал, пока говорили другие, но фраза, что его хотят отпустить, а Синеглазку, вероятно, убить, заставила его глухо зарычать. Волки навострили уши, глядя на него с любопытством. Уже почуяли, что тут собрат их находится. Умницы. Может, нападать и не станут.
– Эй, – негромко окликнул он воинов, – я без него никуда не пойду.
– Заткнись, – почти сразу прошипел ему на ухо один из тех воинов, который его держал, заломив руки. – Пользуйся добротой да сваливай подобру-поздорову.
Кайлен хмуро искоса взглянул на небритую морду. И, наверное, в его взгляде было что-то такое, что воин нахмурился и больше ничего не сказал, выпрямляясь. «Я не могу его бросить» – вздохнул менестрель. В конце концов, столько проехали, пережили демонов поиск меча, который, как оказалось, являлся некой святыней для трайнов… Нет уж, если убивать, то пускай вместе убивают. И парень оскалился, неуловимо поменявшись в чертах лица, когда уже не человек, но еще не волк. Звери, находящиеся рядом с трайнами, замерли в нерешительности. С одной стороны, собрат и все такое, как можно на волка напасть? Они ж не люди, чтобы друг другу глотки за здорово живешь грызть. С другой стороны, хозяева. Кормят, поят, любят и все такое. «Решайтесь. А если не решитесь, то хотя бы не трогайте меня и моего спутника» – мысленно попросил их менестрель и внимательно оглядел трайнов. С оборотнем им придется повозиться, но большую часть он заберет с собой, если вдруг они его убьют.
– Отпустите нас обоих, – низким, хриплым голосом все еще вежливо попросил парень, готовясь перевоплотиться в любое мгновение. – Пожалуйста.
«Кандалы» на его запястьях дернулись и застыли в нерешительности. «С двумя как-нибудь справлюсь, не убивая» – хмуро подумалось оборотню. – «Остальных придется рвать». Он повернул голову, посмотрев на Синеглазку, и ухмыльнулся. Сказал одними губами: «Когда я перекинусь в волка, хватай меч и беги, я отвлеку их».
 
АйронДата: Воскресенье, 22 Апр 2012, 11:29 | Сообщение # 6







Северная дорога на Ацилут, не доезжая 15-ти миль до города.

Наемник только глаза закатил: знак своего спутника он понял, но с таким планом был совершенно не согласен. Паренек что, решил ценой своей жизни ему свободу купить? Так не пойдет. Синеглазка не хотел брать на свою душу еще один грех, их там и так было предостаточно. Однако и отговаривать мальчишку от самоубийственного поступка он не хотел — его план был безрассуден, горяч и геройски прекрасен, не зря же родился в голове юного менестреля, и сказать ему, чтобы просто убирался и забыл о своем спутнике, было бы просто оскорблением этой юной души. Да что там, Синеглазка просто помнил, что в молодости поступил бы точно также, и насколько это больно, когда тебя считают просто глупым мальчишкой и не ценят благородных порывов.
Он чуть помотал головой, насколько позволяло приставленное к горлу лезвие меча, как бы показывая: либо спасаемся вместе, либо умираем — вместе.
Колдийцы между тем уже все, кто мог, подоставали оружие — кто меч, а кто и топор, - при виде преобразившегося оборотня; их выдержке можно было только позавидовать, как и выдержке — или выучке — их коней, что только настороженно всхрапывали да порой переступали передними ногами. Впрочем, немудрено, что они не испугались — вон, у них волки в свите, а колдийцы сами настолько звероваты, что не сильно-то от оборотней отличаются. Особенно в ярости.
Однако сейчас они не были в ярости, сейчас они просто дружно расхохотались — будто гром загрохотал со всех сторон разом.
- «Пожааалуйста», ха-ха! ...ты в какой теплой норке воспитывался, щенок? - понеслись отовсюду насмешки и глумливый свист. Айрон закрыл глаза. И чем только думает этот, как выразились колдийцы, щенок? Превратился — нападай, рви их в клочья, не раздумывай и уж точно не проси ничего... у него же есть сила, почему он не использует ее? Синеглазка решительно не понимал этого.
- Свободе и жизни ты предпочитаешь лизать пятки этой нибелийской крысе, щенок? - холодно произнес предводитель, и его воины разом смолкли. - Тогда вы умрете вместе.
В этот миг откуда-то со стороны редких деревьев донесся слабый, но отчетливой слышимый свист. Колдийцы разом переглянулись.
- Повезло вам, некогда возиться, - сплюнул в сторону предводитель и потянул поводья, поднимая коня на дыбы и разворачивая назад. - Уходим!
Ворча проклятья, колдийцы повскакивали на коней один за другим, и вскоре их отряд в сопровождении трех волков уже резвым галопом умчался в сторону ацилутанского леса.
- Повезло... — выдохнул Синеглазка и устало повалился вперед, лицом в снег.
 
КайленДата: Воскресенье, 22 Апр 2012, 11:54 | Сообщение # 7







Северная дорога на Ацилут, не доезжая 15-ти миль до города.

Менестрель молчал. Подумаешь, оскорбления. Похоже, дружба у этих ребят была не в чести, раз понять его они не смогли. Увы и ах. Конечно, Кайлен вряд ли мог бы назвать Синеглазку другом, но хорошим знакомым – вполне. Однако он всегда придерживался только одной точки зрения: помогать в любом случае, даже если ради этого приходится умирать. Так и сейчас. Однако ничего не последовало за этими словами, даже не попытавшись их убить, воины повернули головы на свист и поспешили ретироваться, бросив напоследок затертую до дыр фразу о везении. «Ну да, везучие, бывает» – согласился он с ними мысленно, не став кричать вслед какие-нибудь глупости, вроде «мы еще встретимся». Вместо этого Кайлен хмыкнул и поднялся с колен, отряхиваясь. Подошел к спутнику, возвращая попутно себе привычный вид, помог ему подняться, задумчиво оглядывая на предмет повреждений:
– Порядок?
Коня не забрали, уже хорошо. Жизни оставили – еще лучше. Вряд ли бы он смог напасть на них вот так просто и загрызть. Скорее, кружил бы до последнего, не давая убить себя. Сложно переступать через принципы, даже в таких ситуациях. Менестрель вздохнул: да уж, только с его миролюбием ввязываться в подобные авантюры. Наверняка напоминал нечто среднее между сторожевой курицей и щенком. Не дорос еще до драк, но надо же когда-то начинать?
– Вероятно, надо будет вернуть меч, – озвучил другую сторону своих размышлений парень. – Только вот отчего-то они нас невзлюбили, хотя могли бы и спасибо сказать, раз уж сами поленились в эти руины тащиться и святыню свою вызволять. Интересно, куда они поскакали?
Парень отошел от наемника, собрал останки своей лютню и изучил. Жаль верную подругу. Ну да ладно, деньги вроде остались, купит другую. Отошел к обочине, разгреб руками снег и, сложив туда обломки, прикопал. Скороговоркой пробормотал нечто напоминающее отходную молитву и поднял голову, задумчиво принюхиваясь. Помимо отвратительного запаха давно немытых тел, царившего именно здесь, нос защекотали лесные запахи. Пришлось прикрыть глаза, сосредотачиваясь на ощущения, пытаясь протянуть еще дальше свой нюх. Ведь волки могут чуять добычу за несколько километров.
 
АйронДата: Воскресенье, 22 Апр 2012, 12:23 | Сообщение # 8







Северная дорога на Ацилут, не доезжая 15-ти миль до города.

- Порядок, — отозвался Синеглазка, отряхивая одежду от снега, а потом задумчиво потрогал небольшую царапину, оставшуюся на шее от чужого клинка. Отделались они очень легко, просто невозможно легко.
- Я уж думал, из нас кишки начнут вытаскивать да на мечи наматывать, а потом в животы напихают раскаленных углей и подвесят вверх ногами, — наемника передернуло.
Он с почтительным молчанием наблюдал за тем, как менестрель хоронит свою сломанную лютню, потом подошел к Носку, который за время происшествия успел навалить внушительную кучу «яблок» - еще бы, к своему оборотню-то он уже успел попривыкнуть, а тут волки, - погладил его, поправил сбрую.
- Я думаю, это варвары-повстанцы, — задумчиво произнес Синеглазка. - О них много слухов ходит, нападают то тут, то там, по всему Колдию. Ну, ты же менестрель, историю-то, поди, хорошо знаешь. Вот, они как раз из тех, непокорившихся.
Он почесал затылок.
- Мне одно только удивительно — на кой ляд им этот меч дался-то. Он же явно не колдийский.
Синеглазка вскочил в седло и улыбнулся парнишке.
- Вернуть его по-любому надобно, иначе деньги нанимателю отдавать придется... а я не собираюсь этого делать, пока жив. Только сейчас за ними не поедем — можем нарваться на засаду. Вернемся в Ацилут, я сообщу нанимателю, что вышла заминка, и тогда отправимся их искать. У тебя же чутье, Волчонок. Справимся... Эй, смотри-ка!
Он указал в ту сторону дороги, которая вела к городу. Оттуда двигался конный отряд раза так в два многочисленее, чем недавние колдийцы. Конники мчались быстро, и вскоре можно было разглядеть на них форменную амуницию имперской армии. Он свернули с дороги и взяли направление на лес, где недавно скрылись варвары.
- Слава имперской армии и Императору, да не облысеет его макушка во веки веков, — проворчал Синеглазка; как и любой вольный меч, армейцев он не любил.
 
КайленДата: Воскресенье, 22 Апр 2012, 13:26 | Сообщение # 9







Северная дорога на Ацилут, не доезжая 15-ти миль до города.

«Значит, путь держать будем в сторону Ацилута?» – задумчиво вопросил сам себя менестрель и, продолжая принюхиваться и, кажется, уловив запах повстанцев.
– Колдийский, не колдийский, а раз так вцепились, значит, принадлежал какому-то их герою. Говоришь, повстанцы? У них там вроде сейчас что-то с принцессой связано. Мне кажется, ей этот меч как раз по руке будет. Поведет их в бой, воодушевляя своим видом и видом святыни, ну и так далее, – внезапно хмыкнул Кайлен, не оборачиваясь и не открывая глаз.
Ему удалось учуять колдийцев, видать, недалеко отошли, но стоило отвлечься, как запах сразу смешался с сотней других. Досадливо поморщившись, парень опустил напряженный взгляд на взрыхленный им же самим снег, а затем повернулся к Синеглазке.
– На кого ставишь? – шутливо поинтересовался менестрель, повернув голову и рассмотрев в всадниках имперцев. – Лично я – на имперцев, их явно побольше, хотя лес… это не их вотчина. Хм. Если там будет жаркая битва, то вряд ли они озаботятся своей святыней…
Размышлял Кайлен вслух, хотя и знал, что здравомыслящему человеку это может показаться глупостью. Волки… хм. А что если найти здешних волков и попросить у них помощи? Местная стая, конечно, когда-то велела ему убираться, но почему бы и не попробовать? Около десятка трайнов… Против стаи в пятнадцать голов. Вожак битый и хитрый, сможет противостоять людям. Выцепив поодиночке, загрызет… Зима порой бывает ой какая жадная и жестокая. А кормиться чем-то надобно. Почему бы и не трайнами? Горы мяса, если вдуматься.
 
АйронДата: Воскресенье, 22 Апр 2012, 13:48 | Сообщение # 10







Северная дорога на Ацилут, не доезжая 15-ти миль до города.

Синеглазка досадливо цыкнул. Ему было плевать на принцессу, повстанцев и весь Колдий, однако иметь во врагах варваров не очень-то и хотелось. А точнее — совсем не хотелось. Если дела в самом деле обстоят так, как предположил Кайлен, - а это вполне возможно, - то вернуть меч будет очень непросто.
- И я бы на них поставил, — согласился наемник. - Если догонят до большого леса. Иначе эти волосатые дуболомы от них мокрого места не оставят. Это их земля, они тут каждый камень знают, а солдаты что, их с разных краев понабрали...
Тут он нахмурился, вновь потрогал порез на горле, который уже начал затягиваться; мысль, пришедшая ему в голову, была очень нехорошей, и Синеглазка незамедлительно высказал ее вслух.
- Слышь, Волчонок, ты прав, нам ведь того, за ними надо ехать. Представь, если имперцы их все-таки разобьют... меч может попасть им в руки, и я готов прозакладывать все свои диисы за то, что вызволить его будет куда труднее. Только тихонечко надо... не хочу я с имперскими встречаться лицом к лицу.
Он тронул коня и, подъехав к оборотню, остановил его рядом, бок о бок.
- Это опасно, Волчонок. Если попадемся той или другой стороне, церемониться с нами больше не будут. Что скажешь?
 
КайленДата: Воскресенье, 22 Апр 2012, 22:38 | Сообщение # 11







Северная дорога на Ацилут, не доезжая 15-ти миль до города.

– А что я могу сказать? – хмыкнул парень, поправляя перчатки. – Пойдем вместе, чего уж там.
«Раз уж я это влез…» – задумчиво подумалось ему, когда он потянул коня за собой, быстрым шагом направляясь в ту же сторону, куда уехали все всадники. Садиться на коня не было смысла, все равно придется работать ищейкой…
Кайлен перешел на легкий бег, вглядываясь в мелькающий конский след под ногами. Тут даже можно было и не принюхиваться: запах бил в чуткий нос. Свернул, где был виден особо широкий след, оставленный конскими копытами, и замер, навострив уши. Раздался глуховатый стук копыт об утоптанный снег, заставивший парня ухватиться рукой за узду и потянуть за собой, скрываясь за деревьями. Мимо проехала еще одна (значительно меньшая) группа имперцев, даже не заметившая их. Кайлен потрясенно присвистнул.
– Кажется, колдийцам не повезет…
Он не стал выходить из-за кустов, повел коня параллельно дороге, чуть пригнувшись, напряженно принюхиваясь и вслушиваясь. До слуха донеслись раздраженные крики, звон клинков. Кажется, впереди жарковато… Возможно, бой идет насмерть. «Коня надо оставить» – мелькнула мысль и парень развернулся к Синеглазке:
– Нужно спрятать его, – кивок в сторону коня, чьей клички он так и не узнал, – чтобы никто не нашел и не оприходовал. Жаль будет лишиться.
Оборотень несколько мгновений щурился, а потом решился. Отошел от коня подальше, решительным шагом углубляясь в лес, и, перестроив глотку, призывно завыл. Короткий вой стрельнул в дневное небо и стих. Вскоре Кайлену ответила короткая перекличка, пока тот стягивал с себя сапоги и перчатки, а затем перекидывался. Стая появилась внезапно, заставив коня испуганно заржать. Все те же молодые самцы и тертый жизнью вожак. Оборотень мысленно усмехнулся: волчицы его интересовали мало, вряд ли серьезно будут угрожать. Он коротко тявкнул, чуть вскинув голову вверх, обращаясь к вожаку. Требуя, чтобы тот не пугал ему коня. Затем подошел ближе и тихо рыкнул, упрашивая. Вожак хмуро прорычал ему ответ. Оборотень тоскливо вздохнул и тихонько заворчал, пытаясь объяснить. Волк долго молчал. Наконец нехотя рыкнул. И Кайлен оглянулся на самцов, приблизился почти вплотную и тихо проворчал волку о том, что не доверяет им. Вожак досадливо отмахнулся сердитым рыком. Оборотень тряхнул головой и потрусил к Синеглазке. Почти вся стая растворилась в кустах, остались лишь четыре самки, которые профессионально зажали хрипящего жеребца в тиски и увели.
Оборотень потянул мужчину за край одежды, а после потрусил вперед, неслышно и быстро, как тень. Крики еще раздавались, а звон клинков стал еще злее. Волк ускорил бег, почти прижимаясь к земле, взгляд стал холоднее, отстраненней. Что бы там не было, оборотень даже отсюда чувствовал запах крови… И судорожно сглатывал, борясь с собой.
 
АйронДата: Воскресенье, 22 Апр 2012, 23:22 | Сообщение # 12







Окрестности города Ацилут, с севера.

- Эк ты их, — только и мог уважительно покачать головой Синеглазка, когда волки удалились. Он уже почти привык видеть, как его спутник меняет обличья, но подобных «переговоров» ни разу не наблюдал. Да что там, он вообще об оборотнях знал только по историям да слухам, несколько раз видел мертвыми, а способности их и вовсе представлялись чем-то сказочным. В какой-то момент он даже позавидовал — наверное, здорово было бы так перекинуться и жить среди лесного зверья без забот, без хлопот. Только, пожалуй, быстро наскучит. Он бы точно заскучал по людям.
- Надеюсь, лошадку мою они не заедят, — добавил наемник. - А то вещи на себе тащить придется... Ну, идем потихоньку...
Благодаря густому подлеску и кустарнику, обильно присыпанному снегом, к месту стычки удалось подобраться близко, достаточно для того, чтобы увидеть — имперцы несут потери и отступают. Снег впереди между деревьями, насколько хватало глаз, был безжалостно истоптан в грязную кашу, перемежаемую телами убитых и раненых и пронзительными алыми пятнами. Полуинос, пригнувшийся за молоденькой елочкой, запретил себе думать о крови, хотя клыки его медленно, но верно начали выдвигаться из десен; до боли сжатые челюсти ныли; рядом тяжело сопел оборотень.
- Тихо, держись, — Синеглазка положил ладонь на его спину. - Нам сейчас если какими зверями и нужно быть, так это мышами...
Над головой свистнуло, и в ствол растущего рядом старого дерева вонзилась стрела, - шальная, кто-то промахнулся. Имперцев уверенно теснили; их остатки обратились врассыпную, когда среди деревьев мелькнуло что-то приземистое, громадное и бурое, и лес огласил низкий рык. Огромный медведь, внезапно вздыбившийся на пути отступления всадников, буквально заломал сразу двоих, обрушив на обезумевших от страха лошадей огромные лапы с когтями размером с настоящие мечи. Воины-колдийцы занялись преследованием убегающих — в живых они никого не собирались оставлять. Шум битвы, постепенно спадающий, вскоре рассеялся совсем.
Синеглазка осторожно выпрямился.
- Это не они, — озираясь, вполголоса произнес он. - Я не заметил ни одной знакомой рожи, а уж их-то я запомнил хорошо... Эти, даром что варвары, а не дураки, у них тут подкрепление было спрятано... если не основные силы. А те, что нас прихватили, просто разведчики?
Он присел обратно — идти проверять тела прямо сейчас было бы не очень умно, следовало выждать. Тем более, что колдийцы наверняка вернутся собрать своих, если застукают за мародерством... Наемник тихо вздохнул, представив, чем это может закончиться.
- Жаль, что у нас нет никакой вещи их предводителя, — сказал он, вдруг вспомнив, как используют собак-ищеек. - Мы бы тогда точно его выследили. Думаю, он ушел. О!...
Трайны возвращались, чтобы собрать убитых.
Синеглазка пригнулся еще ниже, подумал немного и серьезно взглянул на спутника.
- Кай, ты можешь попросить своих... друзей, чтобы они проследили за ними? Узнали, куда они пойдут? Если найдем, где у них убежище, то найдем там и предводителя, я уверен.
Где справа хрустнули кусты, огромный медведь шел напролом, шумно дышал и пофыркивал. Был ли этот тот же самый медведь или какой-то другой, Синеглазка не знал; он только побледнел и непроизвольно вцепился в загривок оборотня пальцами. Медведь пер почти прямо на них. Почует или не почует?
 
КайленДата: Понедельник, 23 Апр 2012, 11:11 | Сообщение # 13







Окрестности города Ацилут, с севера.

Оборотень мысленно выбранился, собрав все известные ругательства и соединив. Вздыбил загривок, беззвучно оскалившись, и припал к земле. Шансов, что медведь пройдет мимо, не было. Точнее, они были слишком минимальны. У волков отличный нюх… У медведей тоже.
Кайлен коротко толкнул головой Синеглазку в колено и мотнул головой в сторону, предлагая уйти. И тут медвежья морда выглянула из кустов. Они затрещали, когда он выдвинулся полностью и возвысился над ними на добрые три метра. Полтора метра в плечах, лапы похожи на бревна… Густой «воротник» и недвусмысленно оскаленная морда. Волк свирепо зарычал, чуть сдвинувшись так, чтобы Синеглазка оказался за его спиной. «Тоже оборотень?!» – мелькнула мысль. Слишком разумен и огромен был медведь, да еще и не уснул на пороге зимы… Или тут не принято посреди зимы дрыхнуть, когда хозяин в любую секунду может на войну призвать?
Медведь грузно рухнул на передние лапы и попытался обойти оборотня, который молча скалился, зеркально повторяя медвежьи движения и тесня Синеглазку. Внезапно медведь бросился в атаку. Быстро и, можно сказать, грациозно, что никак не ожидалось от такой громадной туши. К зиме медведи становятся раздражительнее и неповоротливее…
Оборотень прыгнул, повиснув на шее медведя серым украшением, и попытался взобраться тому на спину. Судя по всему, единственный способ прибить медведя – это добраться до головы. А там и до мозга недалеко. Медведь стиснул его в стальных объятиях, вынуждая забиться, пытаться ослабить хватку. Внезапно из окружающего изрядно потемневшего пейзажа выметнулись гибкие тени и повисли на медведе. Тот в ярости взревел и принялся отмахиваться от них, выпустив из лап оборотня. Хорошо еще, хозяева, видимо, решили не встревать в остервенелую грызню своего питомца и волчьей стаи... Есть шанс ненароком попасть под раздачу. Волк, тяжело дыша, отполз в сторону, готовясь нанести атаку.
Волки убивали медведей. Стаей.
Коротко рыкнув вожаку, Кайлен закружил вокруг обезумевшего медведя, который – и то хлеб! – не обращал внимания на Синеглазку. Следить за наемником не было времени, а вот стая – взрослые ребятки, смогут о себе позаботиться. Улучив момент, он в немыслимом прыжке оказался на загривке и впился клыками, мотая головой из стороны в сторону. Он прокусил слой меха и кожу, а сейчас стремился закрепить позиции на загривке, чтобы медведь не смог его сбросить. А зверь будто бы обезумел, подпрыгивая и обрушиваясь всем весом на землю, стараясь стряхнуть оборотня или прижать его к дереву, чтобы размазать, убить. Но, к чести его сказать, делал он это молча, без лишнего рева, только прерывисто, тяжело дышал. Наконец ему удалось сбросить волка, который, с крепко зажатым в пасти куском медвежьей плоти, врезался в тоненькое деревце, разломав его на дрова. Пока оборотень пытался прийти в себя после такого полета, медведь сгреб его в объятия и принялся с утроенной силой душить. Оборотень сдавленно рыкнул, сигналя вожаку. И почти вся стая разом оказалась на плечах и спине медведя.
Он разбросал их быстро, но свою задачу волки исполнили: отвлекли, дали мгновение передышки. Волк, чуть прихрамывая, но с каждым шагом все больше выравнивая походку, зашел на очередной круг, медленно обходя медведя. Но тут что-то произошло. Медведь встал во весь рост, обернулся в ту сторону, откуда пошел странный звук, похожий на… призыв? И ломанулся туда через кусты.
Волки, припадая на разные лапы, подошли к нему. Вожак устало прорычал, выполняя ту просьбу, которая прозвучала еще в начале их встречи и вопросительно поднял взгляд: хочешь ли спросить меня о чем-нибудь еще? Или попросить?
Оборотень благодарно рыкнул, наклонив голову, и развернулся к Синеглазке, не смея больше задерживать стаю. Они уйдут к остальным самкам, чтобы проследить за конем, а у него еще намечается нехилая охота, судя по всему. Перекинулся он на ходу, чувствуя дикую усталость, и плюхнувшись в снег: мокрый и разгоряченный, сообщил:
– По лесу, как сказал вожак этой стаи, бродят еще пять таких групп, как эта. Он не знал, какую из них мы преследуем, но сказал, что видел шестую группу, удалявшуюся от леса в ту сторону, куда ехали мы. В сторону Ацилута. Возможно, они проедут мимо. Опознавательный признак – три белых волка, ничего не дали. У каждой группы свой зверь, но тут в лесу бродит еще одна «волчья». Если хочешь, я могу отвести тебя к ней, но потом надо будет вернуться к твоему коню. Волки пообещали сберечь его только до заката.
Кайлен немного помолчал и зачерпнул горстью снег, растапливая его в ладонях, а затем, морщась от холода, сделал два глотка, смачивая пересохшее горло.
– Я могу найти по запаху тех, я их запомнил. Пусть из меня ищейка куда более паршивая, чем у тех же канийских волкодавов. Так что решаем?
Сообщение отредактировал Кайлен - Понедельник, 23 Апр 2012, 11:13
 
АйронДата: Понедельник, 23 Апр 2012, 13:04 | Сообщение # 14







Окрестности города Ацилут, с севера.

Синеглазка призадумался. Из-за этой заварушки меч теперь мог быть где угодно. На преследование всех подозрительных отрядов не хватит никаких сил, кроме того, он сомневался, что лесные родственники его спутника будут помогать им бесконечно.
- Веди, — наконец, произнес он. - Проверим сначала их. Погода хорошая, снегопада вроде не намечается, так что след не пропадет, и если что, мы сможем отыскать и тех, что направились в сторону Ацилута. Поэтому давай начнем с тех, что ближе. Если ты в порядке, конечно.
Он отряхнулся от снега, огляделся по сторонам, потом с серьезным видом посмотрел на паренька. Все-таки крепкие ребята эти оборотни — он выглядел уставшим, что и немудрено после такой драки, но не похоже, чтобы медведь действительно серьезно помял его. Наверное, вряд ли он бы стал предлагать продолжить преследование прямо сейчас, если бы чувствовал себя плохо, - наемник полагал своего спутника достаточно здравомыслящим парнем, который не станет скрывать боль от повреждений ради юношеской бравады. Он выглядел достаточно разумным для того, чтобы понимать, какие могут из этого выйти последствия.
- Спасибо тебе, Кайлен, — Айрон весело улыбнулся, хотя выражение его глаз осталось серьезным и задумчивым. - Прости, я смеялся над тобой, когда ты говорил, что никого не убиваешь, думал, ты просто трусишка. Я ошибался. Ты мужик, Волчонок. Спасибо, что идешь со мной.
Он помолчал немного, глядя куда-то вглубь леса и когда вновь посмотрел на своего юного спутника, улыбка отразилась и в ярко-бирюзовых глазах.
- Что ж, продолжим охоту, Волчонок?

Между Ацилутом и Ледяными горами.

К исходу этого дня Урли вновь повернулась к ним передом. Выслеживаемый ими отряд оказался тем самым — если точнее, не совсем тем, он был в два раза крупнее, но самое главное: среди всадников они заприметили того самого кривого однорукого колдийца. Он вел всадников через лес на запад, к горам, и у ног его коня мчались трое белых волков.
К тому времени, как отправляющийся на покой Зот окрасил закатный край неба в пурпур и золото, колдийцы вступили под сень Ледяных гор, и если бы не чутье оборотня, Синеглазка никогда бы не смог их там отыскать — они шли совершенно незаметными тропами, известными только им одним, а на осыпающихся склонах, слабо припорошенных снегом, выследить их вряд ли было бы возможным. Наемник следовал за ними верхом; он все-таки не рискнул оставить своего шайра на попечение волков.
В горах темнеет быстро. Небо на западе все еще полыхало прощальным багрянцем, а восточные склоны уже погрузились в ночные сумерки. Отряд колдийцев разделился на несколько маленьких групп, которые растворялись в темноте одна за другой, расходясь по разным тропкам, но двое спутников продолжали идти за одноглазым предводителем. Когда на небе зажглись белые точки Тел, тропа после долгих петляний по склонам и теснинам, обогнув последний раз мрачный утес, вывела к укромной и глубокой долине, похожей на оставленную кинжалом рану. Поросшие темными мрачными елями склоны долины были столь круты, а спуск столь узок и опасен, что трайны спешились и повели коней в поводу, друг за другом.

Склон над укромной долиной в Ледяных горах.

Когда всадники скрылись внизу, Синеглазка спешился у верха тропы и притаился за большим валуном: отсюда было прекрасно видно и долину, и несколько петель узкого спуска.
- Смотри... — шепнул он оборотню. Внизу, там, где едва различимо двигались силуэты воинов, загорелся огонек факела и метнулся туда-сюда и далеко-далеко во тьме, - настолько густой, что даже для него, полуиноса, хоть глаз выколи, - долины замерцал точно такой же. Условный сигнал. Наемник прищурился — расстояние было огромно, дно долины скрывали деревья: идеальное место для того, чтобы устроить тайное поселение. Теперь потерять трайнов было просто невозможно.
- Давай обождем, пусть они спустятся, а пока перекусим, — предложил Синеглазка, доставая из седельной сумки остатки провизии: немного хлеба и солонины; все-таки они проделали долгий путь за весь день, а ели последний раз только утром. Вдобавок к еде на свет была извлечена и фляга с водой — выпивать более крепкого перед важным делом наемник не рискнул — у трайнов наверняка полно там, внизу, сторожевых собак, а они мигом учуят хмель.
- Значит, так. Подождем, когда они там приедут, успокоятся, разойдутся да сядут ужинать, — жуя хлеб с солониной, принялся излагать свой план наемник. Ему казалось, что все получится очень просто; он считал, что трайны сейчас вообще закатят пирушку и упьются вусмерть. - Тогда проберемся, отыщем, куда этот колдийский боров положил наш трофей, и спокойненько смоемся. Хм... Ты вообще когда-нибудь воровал, Кай?
 
КайленДата: Понедельник, 23 Апр 2012, 17:27 | Сообщение # 15







Склон над укромной долиной в Ледяных горах.

– Гм… овощи с огородов считаются? – поинтересовался парень, перетекая из одного вида в другой. Для него проще было быть волком, нежели ехать в седле. Хотя и уставал дико.
Он не стал натягивать перчатки и сапоги, просто сел на пятки, раздумчиво зачерпывая рукой снег и перетирая его между ладоней.
– Считай меня кем угодно, даже трусом и параноиком, но я не верю, что они не будут настороже. После стычки с имперским отрядом. Конечно, если искать специально, то они их не найдут, но наткнуться случайно, разведкой, вполне могут. Если вдруг им в голову придет мысль залезть в Ледяные горы, разумеется, – менестрель смолк. В голову еще пришла мысль о том, что у любого порядочного логова должны быть два входа – официальный и запасной, а также схроны, где можно затаиться. И никто не найдет. Однако эту мысль он оставил при себе.
Соорудив себе несколько кособокий бутерброд, оборотень решил, что неплохо было бы потратить это время с толком. Если вдруг придется отходить в спешке, то следует проверить тылы. К тому же, те группы трайнов никак не давали ему успокоиться… Мало ли кто знает, не устраивали ли они где-то неподалеку лежку какую-нибудь, рассчитанную на имперских солдат. Или других шпионов.
– Пожалуй, надо проверить пути отхода, – задумчиво высказался Кайлен. – Я схожу один, ты здесь покараулишь или наоборот?
«По-любому, кто-то должен следить за хитрожопыми колдийцами» – устало заключил он, доедая бутерброд и облизывая пальцы. Хмыкнул, ложась на правый бок и сворачиваясь почти что клубком, и прикрыл глаза, намереваясь подремать перед ночным предприятием.
– Слушай, – внезапно сказал он, не открывая глаз, – а у трайнов же много собак?
«По голодной зиме волки, которые не в состоянии угнаться за здоровым животным, сманивают собак со дворов…» – вспомнилось ему. Нет, вряд ли ему придется опускаться до такого… Так, часик поспать, затем сходить проверить тылы и засады, все равно трайны пока поедят, пока распределят дозорных… Вот после распределения дозорных и стоит начинать проверку. А то сейчас добрая половина потенциальных врагов сидит у костра с ложками и ждет, пока им похлебку сварганят, не иначе.
 
АйронДата: Понедельник, 23 Апр 2012, 20:21 | Сообщение # 16







Склон над укромной долиной в Ледяных горах.

- Считаются, конечно, — серьезно отозвался Синеглазка, запивая сухой паек водой. - Огородники да садовники — это ж самый опасный народ. Даже стража императорской сокровищницы не сравнится с ними.
Он замолк, обдумывая слова парнишки, сосредоточенно жевал еду и разглядывал темное небо, испещренное яркими точками Тел: оно распростерлось над горами, словно диковинный волшебный полог. Где-то далеко-далеко послышался печальный посвист какой-то ночной птицы.
- Будем надеяться, что нам повезет, и все пройдет без осложнений, — тихо произнес наемник, подумав, что в последнее время уж очень уповает на Урли, но, кроме молитв, ничем ее и не отблагодарил... да ведь и времени все никак не было подходящего. Впрочем, вряд ли это подходящее оправдание в глазах переменчивой богини удачи. - Если же все сложится так, как ты говоришь... нам бы только не упустить его, Волчонок. Если они вздумают схорониться в каких-нибудь своих тайных пещерах... нам придется лезть за ними. Но давай не будем о худшем. Сегодня такая тихая ночь. Отдыхай, пока есть возможность.
Синеглазка посмотрел на своего спутника, свернувшегося калачиком. Им и в самом деле стоило передохнуть, особенно пареньку, который отмахал весь путь на своих двоих. Точнее, четырех.
- Разделимся, — покачал головой Синеглазка в ответ на предложение оборотня. - Я спущусь к ним пониже, посмотрю, как и что. Коня тут оставлю. Собаки... не думаю, что без них обойдется. И волки, те, белые, не забудь про них. Трайны близки с животными.
Сложив остатки еды и флягу обратно в сумку, он привалился спиной к стволу дерева; впрочем, спать наемник не собирался, бездумное созерцание ночного неба могло быть для него вполне себе отдыхом.

Алмазный рисунок Тел на черном бархате неба медленно перемещался к западу. Если бы не это неуловимое движение, можно было подумать, будто время остановилось здесь, в этой долине — так недвижим и тих был величественный горный лес вокруг. Словно бы кто-то наложил на эту местность заклятье абсолютного покоя. Седые заснеженные вершины, черный непроглядный лесной ковер внизу, стволы, устремленные вверх, с огромными колючими лапами, в нижних ярусах свисающими почти до земли.
Узенький серпик новорожденной Перлен показал над горой свои рожки.
- Пора, — тихо выдохнул Айрон, тронув оборотня за плечо.
Он и сам поднялся на ноги, отряхнулся от снега и, сняв с себя плащ, засунул в одну из седельных сумок, - будет только мешать. Проверил, легко ли выходит меч из ножен.
- Итак, я иду вниз, к их лагерю или что у них там, — напомнил он план. - Ты ищешь их пути отступления и тайные схроны... не удивлюсь, если добычу они держат в какой-нибудь пещере. Тебе ведь не составит труда потом найти меня по запаху. Не попадись им только... Не забывай смотреть на деревья — там могут быть помосты с дозорными. Ну... боги нам в помощь.
 
КайленДата: Среда, 25 Апр 2012, 13:55 | Сообщение # 17







Склоны над укромной долиной в Ледяных горах.

Оборотень проснулся от легкого прикосновения, хотя пребывающий в полусне разум отметил движение рядом и распознал его как принадлежащее Синеглазке еще раньше. Некоторое время он лежал, бездумно уставившись в небо и слушая последние наставления наемника, а затем поднялся, потягиваясь до хруста костей.
– Береги себя, – прошептал Кайлен, серьезно глядя на мужчину, после чего с кривой ухмылкой «перетек» на четыре лапы и потрусил прочь, намереваясь обойти небольшой участок около того места, куда они пришли.
Спустя минут пять после того, как он вышел на обход, Кайлен обнаружил незнакомый запах. Явно колдийский, они все пахнут зверьем, потом и… еще раз зверьем. Принюхался, чуть прикрыв глаза, и решил обойти стоянку стороной. Желательно, подветренной. Там явно был давешний медведь, уж больно сильно им пахло, а схватываться посреди ночи, один на один, с противником, который еще с прошлой драки не отошел и явно жаждет реванша…
Так, проблема номер один, медведь в пяти минутах рыси на северо-запад. Семеро колдийцев – это, конечно, тоже проблема, но снять их с помощью метательных ножей заметно легче, чем попытаться проделать это с медведем. У него шикарнейшая шкура, демон забери, ее прокусить-то сложно, чего уж говорить о «летающих зубочистках».
Пригнув голову к снегу, волк побежал дальше, тщательно вынюхивая все. Пара схронов у поваленных деревьев, в основном, оружие, маленько припасов. Засада была только одна, на дороге, по которой они сюда пришли, но эта проблема решаема. Больше ничего, видимо, колдийцы посчитали, что меры подстраховки приняты, чего там оборонительные бастионы возводить, не армия же Императора пойдет. Если вообще пойдет.
Итак, проблема номер два, засада на дороге. Кайлен замер в нерешительности, нервно помахивая хвостом: бежать к Синеглазке или выключать из маленькой игры колдийцев в количестве трех штук? В двадцати метрах от этих трех неспящих мужчин притаились сладко дрыхнущие псы. В количестве десяти штук, которые могут почуять его сквозь сон.
Кайлен презрительно фукнул: как любой волк, собак он не любил. Ну да ладно. Он обошел чахоточную засаду по широкой дуге и, остановившись в нескольких метрах от нее, вернулся в человека. Холодок пробрал до костей. Парень сосредоточился, создавая в ладонях огненный шарик, а затем метнул его в деревянное укрепление, которое почти сразу занялось огнем, поначалу неохотно, но все больше входя во вкус. По крайней мере, какое-никакое, а развлечение, успел подумать оборотень, в прыжке перекидываясь в волка и стараясь смыться от ретивых мужичков, наплевавших на укрепление и подхватившихся словно по зову боевой трубы. Свора собак кинулась следом за оборотнем, петлявшим отчаянно и быстро. Он вел их к заставе с медведем, который спросонья мог основательно намять всем бока, не разбираясь в правых и виноватых. Пожалуй, это будет хорошо.
 
АйронДата: Пятница, 27 Апр 2012, 11:40 | Сообщение # 18







Укромная долина в Ледяных Горах.

Синеглазка же тихо пробирался вниз по склону, тщательно выбирая путь и прячась за стволами елей и кедров. Спуск был тяжелым; под хвойными кронами снега немного, однако достаточно, чтобы скрыть опасные места; дорогу порой перегораживали упавшие ветви, а то и целые старые деревья, зацепившиеся за своих более стойких собратьев. Место для своего убежища трайны в самом деле выбрали хорошее — подобраться к ним незамеченными той же группе имперских солдат вряд ли возможно, кто-нибудь да обрушит пласт снега или зацепит низки свисающую ветку, или захрустит в валежнике, или просто поскользнется да покатится вниз. Шуму будет много. Наемнику же было лишь немногим проще за счет способности видеть в темноте да врожденной ловкости. Однако вскоре надобность так уж сильно таиться отпала.
Выше по склону что-то вспыхнуло, залились истовым лаем сторожевые псы; Синеглазка прижался к шершавому стволу высоченного кедра, притаившись в темноте, а потом быстрыми перебежками устремился дальше, мысленно знай себе нахваливая оборотня за сообразительность. Устроил, демоняка, шум, отвлечет внимание, вот только бы не попался... Над головой затрещали ветви, и наемник едва успел рыбкой нырнуть за кучу валежника, как рядом с тем местом, где он только что стоял, спрыгнул с дерева колдиец... абсолютно голый. Синеглазка уже видел, как превращается оборотень, но зрелище это все равно всякий раз поражало, будило какой-то дикий, звериный инстинкт, призывавший спасаться немедля, уносить ноги. Впрочем, в отличие от юного Кайлена, трайн перекинулся быстро, на это времени у него ушло ровно столько, сколько нужно, чтобы пасть на четвереньки — и вот на земле стоит огромный свирепый волчище. Утробно взрыкнув, волк огромными прыжками помчался вверх по склону, откуда доносился шум, лай и виднелись отсветы пламени; почти в то же самое время над головой, с того дерева, откуда спрыгнул колдиец, трижды прокричала сова: приглядевшись, Синеглазка различил в ветвях хорошо спрятанный помост с дозорным, что подал сигнал. «Сове» откликнулись из долины. Наемник стиснул зубы — дело могло принять дурной оборот... если менестрель попадется... но не бежать же сейчас искать его? Чай, не маленький, не девчонка, с головой дружит... Выдохнув, он поспешил дальше...
… И довольно скоро путь ему преградил частокол. Синеглазка оценил высоту, отступил немного назад, примерился и, разбежавшись, перемахнул через него. Мягко приземлившись на другой стороне, полуинос замер: судя по нескольким домам-срубам, представшим его глазам, это была небольшая лесная деревенька.
В деревне царила суматоха, словно перед боем: бешено лаяли псы, ржали и фыркали лошади, раздавались крики, звон оружия и бряцанье амуниции. Айрон тихо прокрался вдоль стены одного из срубов, выглянул: большая группа воинов, человек двадцать, устремилась куда -то вверх по тропе, петлявшей между домов и заменявшей, видимо, улицу; вслед им кричали благословения женщины, кучкой собравшиеся у дома, видом бывшего чуть побольше других. Не успел Синеглазка подумать о том, где же теперь искать свой «приз», как дверь этого дома отворилась, и на порог вышли еще двое крупных воинов, а следом — тот самый одноглазый предводитель в сопровождении трех белых волков. Видно было, как он говорил с воинами, не иначе как раздавал указания...
И тут над долиной разнесся пронзительный звук боевого рога; словно порыв ветра, он накатился на деревню с юга. И почти сразу же ему откликнулись с севера, нет, это не было эхом. Синеглазка видел, как трайны замерли все, как один, а потом женщины бросились врассыпную по домам, а предводитель вместе с двумя воинами бегом кинулись вверх по деревенской «дороге». Наемник, наконец, почувствовал, что взмок. Он, хотя никогда и не был в армии, сразу узнал звук имперского боевого рога.
 
КайленДата: Пятница, 27 Апр 2012, 15:32 | Сообщение # 19







Склоны над укромной долиной в Ледяных горах.

Есть такие планы, которые в первые моменты прихода в голову кажутся гениальными. На момент более подробной разработки – реально осуществимыми. И проваливаются на первых же минутах осуществления. Нет, медведь выполнил свою роль безукоризненно, когда оборотень через него перемахнул, а песья свора основательно потопталась. Понятно дело, такой подход к нему, любимому, остался неоценен и свора уполовинилась. Более того, потери были и со стороны трайнов, которые впотьмах спутали волка с медведем и напоролись на его объятия. Но дальше спешное бегство Кайлена больше напоминало актерскую труппу на выезде. За ним бежали все, кто присоединился в этот момент к погоне. Они бранились как последние сапожники, надсадно требовали, чтобы он остановился, иначе на нем будут тренировать неумех-лучников, в общем, производили удручающе много шума. И спас его в этот момент звук боевого рога.
Погоня остановилась. И оборотень даже не сразу понял: почему. А потом присел на задние лапы, гася скорость и вызвав облако снега. С того склона, на котором он был, открывался великолепный вид на далекую имперскую армию. «Нам конец» – невесть с чего подумал оборотень и, развернувшись, бросился обратно, обходя бегущих обратно преследователей по широкой дуге. Все слилось для него в мелькающую белоснежную полосу под лапами и впереди, слаженную работу мощных лап, выносящих вперед гибкое, поджарое тело, и… внезапно на загривок ему свалилось что-то тяжелое. Кайлен покатился по земле, успев тяпнуть кого-то, и, приземлившись, тут же вскочил на лапы, припав к земле для продолжения атаки. Здравствуйте, мы вас не ждали! Перед ним возвышался оборотень не в пример крупнее и явно старше. А значит, опытнее.
Оборотень свирепо зарычал, но у противника получилось громче. Кайлен зашел на круг, не стремясь первым атаковать, но у напавшего на него оборотня терпения явно было меньше. Он в прыжке сбил надоедливую цель и рванул когтями бок. Менестрель не остался в долгу, основательно цапнув неприятеля за лапу и чуток пожевав ее, но у старшего оборотня когти оказались длиннее и острее. Кайлену хватило ума не настаивать на реванше и, сумев подняться, он ринулся наутек, намереваясь «сдать» оборотня на руки кому-нибудь. Бок ныл немилосердно, обжигая, но парень упрямо рвался вперед. И удача улыбнулась менестрелю. Оба оборотня напоролись на отряд имперцев, явно бывших в стороне от основных сил. В последний момент менестрель чудом увернулся от полетевшего в него копья, но сорвался с крутого склона и рухнул вниз, пролетев пять метров до следующего. Тот оказался не склоном, а широким карнизом, который немедленно откололся от основной горной массы и с одуревшим от ужаса оборотнем, распластавшимся на нем, полетел вниз. Попутно за ним, грозно ворча, сполз изрядный пласт снега, а за ним еще один. На долину сходила маленькая лавина, в носу которой был вопивший от ужаса оборотень. Как он снес частокол – в памяти не отложилось, но на частоколе все разрушения, привнесенные его явлением, закончились. Последнее, что припомнил Кайлен, – это то, что «ехавший» за ним слой снега щедро накрыл его, распластанного по куску камня, и придавил своим весом. Что стало с преследовавшим его оборотнем – менестрель так и не узнал.
 
АйронДата: Суббота, 28 Апр 2012, 12:39 | Сообщение # 20







Укромная долина в Ледяных Горах. Деревня.

Плохо дело, плохо дело. Синеглазка рывком выбрался из снежного завала, снесшего частокол заего спиной и разметавшего поленницу, за которой прятался наемник. Только идиоты-имперцы могли додуматься трубить в горах — вот и результат: со склона сошла небольшая снежная лавина. Хорошо, что сейчас еще не зимнее время, и снегу выпало не так уж и много. Но все равно очень неприятно и опасно. Он отполз на четвереньках, потер ушибленную поясницу, ощупал грудь, поморщился. Куртка была разорвана, на груди во всю ширь красовались кровавые ссадины с занозами — одно из заостренных бревен частокола едва не пригвоздило его к земле. Вытряхнул из уха талую воду, поднялся на ноги, огляделся. Пласт грязного снега вперемежку с камнями, бревнами и дровами почти дополз до ближайших срубов.
Сверху доносились выкрики, низкий рев, псовое тявканье и вой. С юга — шум, в котором явственно различался звон оружия. С севера пока было тихо, но имперцы должны были ударить и оттуда. Надо было торопиться, пока Урли предоставила такую возможность.
Синеглазка бодро бросился к большому срубу, на пороге которого видел предводителя трайнов ранее; он не сомневался, что его меч может быть там... точнее, он надеялся на это. Прыгать по сглубокому пласту снега от сошедшей лавины было трудновато, комки снега набились в сапоги, но наемник не обращал на это внимания. А вот что его привлекло — так это крупная волчья лапа, торчащая из-под снега впереди. Синеглазка остановился, быстро дыша, потом осторожно приблизился. Лапа не подавала признаков жизни, и ее следовало оставить впокое, но наемника влекло к ней нехорошее предчувствие. Слишком огромная для простого волка. Он еще плохо умел отличать своего спутника, когда тот был в зверином обличье, от других, только по размерам, однако в лагере трайнов, как выяснилось, были и другие оборотни... и все же... Быстро оглядевшись по сторонам, Синеглазка принялся раскидывать грязный снег руками. Вскоре показалась вторая лапа, потом хвост. Наемник не переставал копать, пыхтя и раздраженно сдувая пряди волос, спадавшие на лицо и то и дело прилипавшие к мокрой от пота коже. Наконец, тело огромного волка-оборотня было извлечено из снега, и тут у наемника не осталось сомнений — перед ним бедный парнишка-менестрель. Оборотень дышал слабо, поверхностно, бок его был распорот не мечом, но чьими-то когтями, и густая шерсть слиплась от крови.
- Проклятье... - выдохнул Синеглазка, осторожно касаясь косматого плеча своего спутника. - Кай... Кайлен, очнись, очнись, пожалуйста, друг...
- Эй!
Наемник оглянулся на голос. В десятке шагов от него стояла колдийская девушка лет пятнадцати на вид, крепкая, ширококостная; меховые одежды только подчеркивали округлости ее фигуры, весьма внушительные для такой юной девки. Слабый свет Перлен, поднявшейся над лесом, слегка искрился на ее светлых, казавшихся серебристыми, волосах; в руках девчонка сжимала большой охотничий лук, держа наемника на прицеле; ее круглое лицо было сосредоточено. Пухлые губы плотно сжаты, а в светлых глазах плескалась ненависть.
- Только спокойно, а то стрела ненароком сорвется... — начал было говорить Синеглазка, уже чувствуя, что это бесполезно, видя, как крепче сжимаются пальцы девчушки на луке, как она отводит руку назад.
Воздух прорезал множественный свистящий шелест, и хорошо освещенное пространство, где стояла девушка, прошило несколько темных тонких росчерков. Колдийка медленно ослабила натяжение; стрела выпала из ее руки, а следом и лук.
- Проклятые нибелийцы... - неразборчиво пробулькала она сквозь кровавую пену, потекшую изо рта, и повалилась на снег. Вокруг нее торчмя торчали несколько боевых имперских стрел, - также, как и в ней самой.
- Х-хорошие нибелийцы... — не согласился Синеглазка, подхватывая волка, и поволок бедолагу к большому срубу; здоровенны все-таки эти оборотни, задние лапы и хвост волочились по снегу, оставляя след, но не до того уже было, надо просто убраться с открытого места.

Укромная долина в Ледяных Горах. Деревня. Дом вождя.

Распахнув дверь ударом ноги, наемник втащил туда волчка, осторожно положил на пол. Изнутри двери оказались скобы для засова; сама доска стояла рядом, прислоненная к стене, и он тут же ею воспользовался.
Теперь Синеглазка в растерянности застыл над телом оборотня. Он понятия не имел, как приводить в чувство волков. Еещ раз осмотрел раны. Та, что красовалась на боку, была самой обширной, глубокой, но все-таки не опасной и не могал быть причиной того, что волк-оборотень лежал без сох\знания, вытянув морду и безвольно раскинув лапы; даже остроконечные уши, казалось, поникли. Скорее всего, бедняга просто попал под лавину, и его оглушило. Синеглазка осторожно ощупал голову, проверил, нормально ли сгибаются лапы, и нет ли переломов, и состояние левой передней ему не понравилось. Счастье, что ребра вроде бы были целы. Наемник огляделся.
Помещение, в котором они находились, было достаточно просторным, с грубо обтесанными топором бревенчатыми стенами, - впрочем, как и везде в доме, - низкими потолочными балками, над которыми виднелся свод кровли. В стене напротив входа был большой проем, занавешеный шкурами, а над ним — огромные лосиные рога. Пахло дымом, прелой кожей, застарелым густым запахом пота, кислым хмелем и какими-то травами. И тихо, толстые стены хорошо заглушали шум приближающейся драки снаружи. Похоже, они здесь одни.
- Эй, дружище, очнись... — попросил Синеглазка; он сидел на полу рядом с оборотнем, положив его тяжелую лобастую голову себе на колени. - Мы почти у цели...
Не хотелось, чтобы все закончилось вот так. Айрон хмуро думал о том, что, если сейчас придется выбирать между мечом и жизнью паренька, он выберет последнее. Вот сейчас только, чуть-чуть поищет и, если ничего не найдет, то постарается вытащить Кая из заварушки, в которую втянул. Оставаться здесь становилось с каждой минутой все рискованнее. Он аккуратно сдвинул морду оборотня, - тяжеленькая голова все-таки, - уложил на пол и встал на колени, задумчиво глядя на него.
- Тебе стоит очнуться, Кай, тут столько интересного... — произнес он вновь и, склонившись к волку, соторожно подул ему в морду. - Эх!
Синеглазка вскочил. Времени терять было нельзя. Он шагнул к проему и откинул в сторону полог из шкур. Перед ним было большое помещение, освещаемое светом костра, разведенного в открытом очаге в самом центре; дым костра поднимался под потолок и выходил через закопченное дочерна отверстие в кровле. По стенам помещения были развешено оружие и чучела голов диких животных; пол устилали шкуры. В дальнем конце помещения виднелись две двери, а у очага стоял большой стол с несколькими стульями вокруг. Стол был завален какими-то свитками. Айрон сделал шаг через порог и вздрогнул, - нет, сруб вздрогнул, будто по нему ударило что-то небольшое, упругое и в тоже время мощное.
 
ФРПГ Плач Богов: Император » ИГРОВОЙ МИР » Руины памяти: Эпилог » За пригоршню диисов (14 день 3-го месяца Осени, 1721 г. Империя, дорога на Ацилут)
Страница 1 из 212»
Поиск:


Общение с видом на Обновления
 
500
  • Рука помощи (№16 | 16:52)
    Автор: Брэндт

  • Горза "Ищейка" (№11 | 17:32)

  • Керк "Танцор" (№3 | 01:27)

  • Белые башни Империи (№6 | 01:47)
    Автор: Kаин

  • РЕКЛАМА №4 (№1878 | 22:25)
    Автор: Брэндт

  • Глубокие следы (№52 | 19:36)
    Автор: Кила

  • Простой сложный выбор (№0 | 18:27)

  • Всего лишь наемник (№12 | 11:44)
    Автор: Рона

  • Не сидя на месте (№115 | 13:34)
    Автор: Рона

  • Загнанные звери (№64 | 21:53)
    Автор: Рейка

  • Жгучее касание (№19 | 22:38)
    Автор: Рона

  • Рона Эйнвар (№1 | 09:01)

  • Спасительное уединение (№44 | 00:28)
    Автор: Рейка

  • И человек немыслим без людей (№15 | 00:13)
    Автор: Анлеифра

  • Юмор общежитейский (№80 | 21:09)
    Автор: Рейка

  • Проблемы Носителя (№12 | 18:04)
    Автор: Рейка