Встреча льда и пламени - ИГРОВОЙ МИР - Руины памяти: Эпилог - ФРПГ Плач Богов: Император

ВВОДНАЯ

Действие игры происходит в авторском мире. Жанр игры - фэнтези с элементами темного фэнтези. Мастеринг пассивный.

Меню навигации рекомендуется для быстрого доступа к начальным темам форума:

Гостевая Правила Сюжет игры

Роли Поиск персонажей Шаблон анкеты

Обсудить игру Оформить эпизод Хроники



ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

25.11.14. игра официально остановлена.

Из-за отсутствия какого-либо спроса, было решено официально закрыть проект.

Матчасть будет закрыта для гостей.
Игровая зона будет открыта для чтения.

Прием новых персонажей остановлен.
Срок жизни игры - 4 года.

СОБЫТИЯ В МИРЕ

Западный континент страдает от открывшейся в самой разной части Империи большей части Священных Врат, из которых вылетают Падшие души. Разлетаясь по миру, они находят своих Носителей, и те, теряя разум, нападают на всё, что движется.
Тем временем с пропажи Императора прошел почти год, и за это время каждый Президент все яростнее держится за свои земли, защищая границы, опасаясь нападения соседнего Района Империи. Война же между Империей и южными варварами продолжается.
Страница 1 из 3123»
ФРПГ Плач Богов: Император » ИГРОВОЙ МИР » Руины памяти: Эпилог » Встреча льда и пламени (11д. Второго месяца Осени, 721г. Нибель, город Рудгард.)
Встреча льда и пламени
НПСДата: Воскресенье, 18 Ноя 2012, 00:56 | Сообщение # 1







Дата, время, погода: 11д. Второго месяца Осени 721г. Нибель, город Рудгард и поместье, что стоит неподалеку от города. Вечер, влажный туман спускается с гор.
Местоположение: Нибелийская Империя, Нибель, город Рудгард.
Участники: Гейлор Сэведж, Вельхельмина Лэбхрэйнн.
Общая информация: отправившись из своего поместья, Вельхельмина встречает Гейлора, что должен проследить за "выбором" для обращения. После чего они отправляются к указанному мужчиной дому. Вельхельмина с настороженностью относится к своему спутнику.
 
ВельхельминаДата: Воскресенье, 18 Ноя 2012, 01:28 | Сообщение # 2







Северная окраина города Рудгарда.

Сумрак спустился свинцовой тяжестью с небес, так и наровя сорваться тьмой на смертные головы.
Вельхельмина открыла глаза. Еще одна ночь, еще одна битва за жизнь начнется, как только иноса пересечет порог своего дома. Хель никогда не питала иллюзий по поводу мира, в котором была рождена. С самого их появления, иносы были обречены на изгнание. Пускай людьми правят короли и императоры, весьма умные и сильные личности, но серым кардиналом из века в век оставался лишь Страх. Не прогибаемый под волей времени, он был все тем же - животным и всепоглощающим. Заразив одну душу, он вгрызался в следующую, мором скашивая тысячи. Страх беспощадно пожирал умы, испепеляя любой намек на благоразумие. Кто-то говорит о проклятие Сэлин, но они ошибаются. Богиня избрала своих детей, а проклял их не кто иной, как человеческий страх.
Девушка встала с постели, сонное волокно не окутывало ее существо, иносам не было это свойственно в отличие от людей. Засыпая, они впадали в некое оцепенение, становясь похожими на крышку гроба, что укрощает скорбная скульптура лежащего в нем мертвеца. Лишь дети древних, подобные Хель, не носили клеймо одной из самых жутковатых печатей Танатоса. Что делало их более похожими на обычных хейзов, по крайней мере, когда они спали.
Девушка вышла на небольшой балкончик, что выходил из ее покоев в заросший, давно уже дикий, сад. Где-то там, на грани неба и земли, кричало солнце, обливаясь кровавыми слезами. Багряные пятна расползались от умирающего светила. Завтра, оно снова воскреснет, прогонит детей Сэлин и других порождений ночи. Но это будет завтра.
Вельхельмина подставила лицо прощальным лучам, что печально скользили по ее белоснежной коже. Эта магия была древнее самих иносов, лишь последний вздох погибающего солнца не проливался жгучим ядом по ночным созданиям. Девушка никогда не упускала возможность поймать прохладное касание света. Проводив задумчивым взглядом, как потухнув, солнце скрылось за горизонтом, Вельхельмина спустилась вниз. Накинув на плечи темно-серый плащ, она вышла из дома. Вечер уже стелился мягким покрывалом под ногами. Не было причины укутываться с ног до головы, чтобы ненавистное "живое" солнце – не жгло кожу. Влажный, слегка прохладный воздух успокаивал нервы и поднимал настроение. Вельхельмина не без удовольствия вдыхала стылый вечерний воздух, чувствуя кожей влажные прикосновения, белого как молоко тумана, что медленно клубится с гор, подбираясь к Рудгарду.
"Что же на этот раз Орден потребует в уплату? Надеюсь, что кандидат весьма достойный…" – отрешенный взгляд скользил по силуэтам домов, что мелькали сквозь туман где-то там, вдали. Ожидание в тени весьма колоритного спутника, способствовало посещению ее головы раздумьями о том, чем может закончиться эта ночь, как для нее, так и для мужчины, "любезно решившего" составит ей компанию чудесным вечером. Вельхельмина не знала насколько лояльно отношение Видящего к иносам, да и что вообще может твориться в такой страной голове. Все эти мысли пробуждали инстинкты, что в свою очередь начинали недовольно ворчать что-то о самосохранение и плохой затее.
Сообщение отредактировал Вельхельмина - Воскресенье, 18 Ноя 2012, 02:47
 
ГейлорДата: Воскресенье, 18 Ноя 2012, 03:14 | Сообщение # 3







В трех километрах на западе от города Рудгард.

Наблюдать закат приходилось часто. За последние одиннадцать лет своей жизни удалось повидать закаты практически во всех возможных местах – горах, полях, лугах, лесах, взгорьях и холмах – и всегда закат был иной. Даже если он был похож на какой-то из предыдущих, он был иным. Иные оттенки, иные облака, а может и вовсе их отсутствие, а также запахи; погода, теплота или холод ветра, земли. За все эти годы он повидал так много, что если кого-то этот вид мог заворожить, то Гейлора он трогал уже не так, как раньше.
Он все еще наслаждался этим видом, однако закат он не любил. Он слишком напоминал ему о том, что скоро наступит ночь – та часть суток, когда на улицы выходят те, что несут за собой смерть. Именно поэтому Гейлор больше любил рассветы – они приносили с собой запахи росы и надежды на лучшее…
Сейчас же он ехал к заходящему Зоту спиной, и был даже рад этому – прощальные лучи Тела не били по глазам. Он двигался на восток, и уже видел впереди, на широко раскинувшемся взгорье крупный город, что темной грудой камней, из которых были возведены его стены, возвышался уже не так далеко впереди.
Гейлор медленно и будто с напряжением шумно выдохнул, опустив брови, продолжая глядеть на город.
Он не любил, когда его отправляли слишком далеко на север. Ему были больше по душе южные пейзажи, ко всему прочему, север напоминал ему о родных краях, куда наведываться лишний раз не хотелось. И пусть сейчас он был далеко от дома, одно лишь нахождение на севере не давало ему того покоя, который ему был нужен. Будто из-за любого дерева могло показаться знакомое лицо.
«Это глупо», - едва приметно и ощутимо даже для себя, будто и вовсе лишь в мыслях, Гейлор покачал головой.
На деле же его больше расстраивало, что его попросили, чуть ли не умоляя, заняться тем, чем он любил заниматься в Теневом Обществе меньше всего – помочь найти иносу человека, которого предстоит сделать еще одним клыкастым чудовищем. В такие моменты Гейлор чувствовал себя так, будто извозился в грязи. Это были самые нелюбимые его поручения, пусть он и понимал, что во всем этом есть своя необходимость.
Там, в городе, а вернее близ его, его должны были ждать. Насколько он понял, это должна была быть женщина с именем Вельхельмина. Дочь какого-то важного иноса в Клане Солнца, которая не так давно осталась практически единственной представительницей своей семьи. В общем-то, именно поэтому ей и было необходимо пополнить численность своей «семьи».
Рука коснулась груди, где во внутреннем кармане длинакидхала был сложен пергамент, на котором аккуратным почерком самого Гейлора были написаны имена и адреса тех, кого по плану необходимо было «одарить» такой веселой вещью как проклятье Сэлин…
Особняк, в котором проживала нужная ему особа, был крайне близко от самого города, и это удивило. Как Гейлор уже давно заметил, иносы делились на два типа: первые старались жить от городов подальше, отсылая в те лишь прислугу из людей (все-таки и в Теневом Обществе были те, что отвечали за поддержания порядка в крепостях – часть их порой отправлялась и к иносам; обычно это были женщины, что хотели также внести свой вклад, но не могли держать оружие наравне с мужчинами), вторые же жили в городах, «на виду». Ведь известно, что если хочешь что-то спрятать – положи на самое видное место. Конечно, в этом случае необходимо было придерживаться и определенного образа жизни – у людей порой и не возникает мысли, что знатный господин-кутила, сорящий деньгами, посещающий дорогие бары и бордели, играющий ночами в карты на деньги в известных заведениях – инос…
А такие домики, что стоят «недалеко от города», почти впритык к мелким домишкам пригорода, который раскидывается за стенами практически каждого крупного города – они всегда вызывают у суеверного народа тень страха, опасения. Интересно, были ли у его «клиентки» подобные проблемы когда-нибудь?..
«Скоро и узнаем», - особняк он уже видел с того места, где проезжал по широкому тракту, идущему на запад вдоль горного хребта. Издалека он и вправду казался мрачноватым, темным, и не внушающим особого доверия. Глядя на подобные места сам Гейлор, как опытный охотник, буквально нутром чувствовал присутствие иносов или хотя бы подозревал об их наличии…

У особняка близ северных окраин города Рудгард.

К особняку он подъехал примерно через полчаса, слегка подстегнув Эора, дабы успеть к тому моменту, как Зот окончательно зайдет за горизонт, и небо, что было окрашено в фиолетово-розовые оттенки, не начало перекрашиваться в оранжево-бурый.
Кустарник, не особо ухоженный и растущий больше по велению природы, нежели под строгим присмотром людей, был здесь вместо ограды – где-то проглядывались остатки некогда имеющегося здесь каменного ограждения. Тропу, что вела от дороги к парадному входу, у которого Гейлор еще сотню метров назад заметил фигуру, проглядеть было невозможно.
Доехав до тропы и спешившись, похлопав Эора по шее и затем взяв его под уздцы единственной рукой, поведя левым плечом, ощущая тяжесть насадки с клинком, что скрывался рукавом, мужчина глубоко вдохнул, тяжело глянув в сторону парадных дверей особняка, и прошел во внутренний двор.
«Встречают просто с фанфарами…» - мысленно хмыкнул про себя Охотник, подумав, что Эор не будет в восторге от остановки в здешней конюшне.
Здороваться Гейлор не стал - лишь остановился на полпути к дому, выжидающе посмотрев на женщину, что, похоже, и была той, что была нужна ему. Вельхельмина. Или ее помощница, которую попросили встретить его. Оценивающий взгляд прошелся больше по бледному лицу женщины, которую скорее можно было назвать девушкой - на вид ей было не больше двадцати, однако если судить по тому, что ему рассказали о ней перед заданием - она отметила уже больше двух сотен лет.
Эта мысль заставила вновь подумать о том, что о вечной жизни могут мечтать только трусы.
 
ВельхельминаДата: Вторник, 20 Ноя 2012, 22:40 | Сообщение # 4







Особняк близ северных окраин города Рудгард.

Долго ждать не пришлось. Вельхельмина еще до того, как мужчина спешился, взяв коня под узду, услышала стук его сильного спокойного сердца...
"Да, уж, к такому лучше спиной не поворачиваться." - Ответив спокойным, выжидающим взглядом Видящему, девушка жестом указала на дверь, проходя в нее первой. Что явно давало понять, иноса, стоящая на крыльце - была хозяйкой дома, а не служанкой. Мимолетного взгляда хватило, чтобы понять - свое дело он знает, а вот иносов явно не переваривает, Вельхельмина буквально кожей ощущала это. Хель поднялась по лестнице, оказавшись на площадке второго этажа, иноса завернула в широкий проем.

Гостиная.

Девушка вошла в гостиную. Везде стояли свечи, чье желтое пламя окрашивали все вокруг в более теплые тона. В камине уютно потрескивали поленья.
Иносе освещение было не к чему, но она знала, что людей такой привычной вещи лучше не лишать. Тьма была матерью лишь детям Сэлин, а не чадам Зота. Заставлять напрягаться человека, Вельхельмина не хотела, особенно потому, что этот человек был способен ее убить. Хель опустилась в мягкое кресло недалеко от камина и вежливо указала мужчине на точно такое же стоящее, напротив, без лишних слов. Вновь в расцвете ночных красок человек и инос оказались в одном помещение, в памятной для некоторых иносов гостиной. Вельхельмина поймала себя на том, что возможно задумалась бы над кандидатурой этого мужчины на роль новообращенного. "Но мне моя жизнь пока дорога. История графа мне не в пример. Он жил во времена, когда оковы человеческих страхов и ярости не оплетали запястья бессмертных, а на предположения о том, что люди могут представлять даже косвенную опасность – иносу бы просто рассмеялись в лицо". Рассказы одного из свидетелей и героев той славной Эпохи дымкой поддернули мысли Хель. Да, она знала графа лично. Правда давно уже даже и не представляет, в каком публичном дому сейчас находится бренное тело вечного балагура.
На зов прибежала служанка с подносом в руках, что тут же был поставлен на столик между женщиной и мужчиной. Теплое молоко в кувшине, да хлеб с жареным мясом приветливо источали аромат вкусной пищи, что приветливо потянулся к мужчине. Лицо его было слегка помятым и уставшим, что явно говорило о том, что охотник провел в пути не одни сутки. Вельхельмина криво ухмыльнулась своим мыслям. Прогоняя наваждения, девушка передернула плечами.
- В виду того, что нам еще предстоит побеседовать, а дорога ваша была дальней, предлагаю совместить приятное и важное, а именно наши обсуждения и вашу трапезу.
Хель кивнула в сторону подноса. Иноса была сыта, и в данный момент охотничьи инстинкты спали глубоко внутри. Лишь лениво отмечая – человек? А, ну, Богиня с ним!
Сообщение отредактировал Вельхельмина - Вторник, 20 Ноя 2012, 22:47
 
ГейлорДата: Вторник, 20 Ноя 2012, 23:21 | Сообщение # 5







Особняк близ северных окраин города Рудгард.

Приветствия не было. И пусть в таких ситуациях оно, казалось бы, и не было обязательным, ведь обе стороны знали все, что нужно, Гейлору это не пришлось по душе.
Он не знал эту женщину, он видел ее впервые. Заходить вместе с ней под крышу этого дома – опасная затея. Конечно, маловероятно, что она не та, что ему нужна, и все же, когда сказано первое слово, от него можно отталкиваться, чтобы делать дальнейшие шаги в общении, даже если оно было исключительно деловым.
Ему не нравилось, что ему не дали понять, что он волен делать, а что нет. Его приглашали в дом, вынуждая задаваться ненужными ему сейчас вопросами. Что делать с Эором? Кто позаботиться о нем? Стоит ли ему это сделать самому? И если да, то куда ему стоит пройти? Если же нет, стоит ли волноваться на счет всего этого?..
В том, что его вынудили задаваться этими вопросами, Гейлор увидел пренебрежение к себе. Он увидел в этом отсутствие интересов к его желаниям и потребностям. Эта женщина еще не сказала ни слова, но он уже чувствовал, как от нее пахнет высокомерием, тем, что так часто сопутствует тем, что знают о том, насколько они сильны, насколько сильных тех, кто напротив них, и тем, что встретили уже не первую сотню лет своей жизни. Ох, если бы все это обеспечивало отсутствие смерти от одного лишь болта, попавшего в глаз…
Было даже странно, что его вышла встречать сама хозяйка дома, а это была именно она, после приглашающего жеста Гейлор почувствовал это особенно хорошо. Однако прежде чем войти в дом вслед за женщиной, он привязал поводья Эора к перилам крыльца, шепнув коню что-то неразборчивое.
Он вернется к нему. Чуть позже.

Особняк близ северных окраин города Рудгард. Гостиная на первом этаже.

Дом был освещен свечами, от огней которых на стены падали множественные тени. Черные, они подрагивали вместе с пламенем на фоне темного, окрашенного в красно-оранжевый от огоньков свечей, дерева.
Гейлор оглядывался вокруг тяжелым взглядом, идя следом за хозяйкой дома, с самого порога ощущая ту особенную атмосферу, которая всегда витает вокруг особ Сэлин. Давящая, бархатная, обволакивающая и будто засасывающая каждого, кто окажется слишком близко к незримому центру. Порой из таких домов не возвращаются.
В гостиной, куда его вывели, было более уютно благодаря очагу, в котором весело потрескивали дрова, пусть этот звук и не делал воздух менее густым, более чистым от запаха горячего воска. Ему предложили сесть, и Гейлор отказался бы, если бы предложение это было высказано вслух. Но оно было ограничено лишь приглашающим жестом, и пришлось на время забить в себе желание отказаться. Сняв сумку, что была поставлена рядом на полу, мужчина опустился в скрипнувшее под ним обивкой кресло и почти тут же его взгляд метнулся к прислуге, что показалась в комнате.
«Человек?» - сейчас, в той полутьме, что царила в комнате, что освещалась по большей части лишь благодаря огню в очаге, сложно было сказать, не разглядев цвет глаз и не открыв служанке рот, чтобы посмотреть на ее зубы, кем она являлась на самом деле. На еду Гейлор не обратил практически никакого внимания, пусть пар от подноса поднимался весьма заметный. Было даже странно, что служанка появилась так вовремя, а еда была подана так быстро – ведь его прибытие обозначалось лишь примерно, сложно было сказать, насколько скоро он окажется в этих местах. То же, что прислуга прибыла так быстро без зова…
«Нет. Зов был. Но я его не слышал», - скользнув взглядом по служанке, Гейлор едва приметно сощурил глаза. Все-таки, она была иносом.
Тишину, нарушаемую треском поленьев, нарушил почти томный голос хозяйки дома, что вынудил Гейлора перевести взгляд на нее. Брови чуть сошлись на переносице, когда женщина договорила.
- Я оставил коня у крыльца, - Охотник поднялся на ноги. – Прежде чем мы начнем обсуждать ваши потребности, я должен позаботиться о нем - он проделал немалый путь и заслужил отдых больше своего хозяина.
И пусть Гейлор догадывался, что за Эором уже была отправлена местная прислуга, он счел необходимым это сказать. Ему нужно было услышать ответ.
 
ВельхельминаДата: Среда, 21 Ноя 2012, 22:20 | Сообщение # 6







Особняк близ северных окраин города Рудгард. Гостиная на первом этаже.

Возможно, взгляд казался отрешенным и скучающим, но все это лишь лживая маска, столетиями покрывавшая льдистые холодные глаза. Вельхельмина внимательно изучала мужчину. Чуть хмурый взгляд и тень напряжения в уголках полных губ, говорили больше, чем любые слова.
Ну, что ж. Молчанку он начал первым, так Хель не в тягость это, иносам свойственна тишина и одиночество, этим не смутить Вельхельмину. Девушка ждала, когда ледяная струна лопнет от жара живого сердца. И она лопнула, стальным звоном и прохладными осколками наполнив слова мужчины.
"Забота о слабом, вызов в словах... Столетия пошли бы ему на пользу..."
Вельхельмина смутно представляла суть людских ценности. Обычно они крутились вокруг до безобразия банальных вещей. Быть сытым, да живым. Возможно, звучит вполне адекватно. Вот только какими способами они этого добиваются? Отобрать кусок у того, кто лучше живет, натравить власть на него, чтобы все имущество человека осталось бесхозным. И они ведь не останавливаются на достигнутом. Им нужно больше и больше. Как насекомые тьмой налетающее на поля, так же и люди, они обращают в пепел все, к чему прикасаются в угоду своим желаниям. Наверное, поэтому и существуют иносы. Как Канийский волкодав защищает своего хозяина от угрозы, так же и иносы в свое время защищали Дьвайна Вечной Жизни, затормаживая рост численности человеческого рода. Но ведь и среди Тьмы, есть Свет? Некоторые люди не стремились перегрызть глотку ближнему ради его богатства, нет, некоторые из них пытались прекратить это безумие, кстати говоря, в последнее время у них это получалось все лучше и лучше. А другие просто старались не ввязываться в эти истории. Ох, сколько бы Вельхельмина не наблюдала за людьми – она все равно не понимала их. Зачем? В чем смысл? Она часто не могла ответить на эти вопросы, смотря на тот или иной поступок или саму жизнь человека. Давно уже смирившись с тем, что ей не понять человеческое общество на данном этапе развития, Вельхельмина относилась к его представителям равнодушно. Тысячи людей были серой угрюмой массой, чьи потребности и желания были скупы и жалки, как талый серый снег, что все еще лежит в долине, не желая уступать молодой зеленеющей траве. И вот в сей тьме, иноса замечала таких как Охотник. Почему-то их Боги или любили, или пренебрегали ими, третьего было не дано. "Адепт Т.О., значит, стремится к порядку". В таких людях иноса видела какой-то свой скрытый смысл. Обычно именно они помогали детям Сэлин сосуществовать с "рабами страха" с тем большинством, что тянет их смертный род в Сердце Теллуса.
Холод, что до этого эфирно обволакивал Вельхельмину, исчез. В глазах загорелись серые огоньки, плавя равнодушие, с коим она смотрела на Видящего до сего момента. Даже алые губы слегка изогнулись в улыбке.
- Ваш конь уже отведен в конюшню. Ему дали свежего сена и чистой воды. А сейчас должны чистить копыта и спину. Но если вы все-таки хотите его проведать - я подожду. И когда вы вернетесь, еду могут снова разогреть. Но прежде, мне бы хотелось узнать ваше имя. Я больше даже чем уверена, что вы знаете обо мне намного больше чем родовое имя, Общество всегда заботится об информирование своих подчиненных.
Сообщение отредактировал Вельхельмина - Четверг, 22 Ноя 2012, 22:10
 
ГейлорДата: Среда, 21 Ноя 2012, 22:57 | Сообщение # 7







Особняк близ северных окраин города Рудгард. Гостиная на первом этаже.

Гейлор скептически отнесся к сказанным ему в ответ словам. Внешне он продолжал лишь внимательно и прямо смотреть на женщину перед ним, будто пытаясь понять, действительно ли перед ним есть кто-то или ему это лишь кажется. Вряд ли по его взгляду кто-то мог прочитать что-либо – время жизни на этом свете в этом нисколько бы не помогло.
«Мы только вошли в дом, а Эора уже успели расседлать и накормить? – он мысленно хмыкнул. – Может иносы и славятся быстротой своих движений, но это превышает даже их способности, что уж говорить о такой скотине как лошадь…»
Но причин не верить в то, что за Эором будут ухаживать, у Гейлора не было. Он высказал желание позаботиться о коне не столько для того, чтобы убедиться лишний раз в своих предположениях, сколько для того, чтобы послушать, как именно отреагирует на его слова вампирша.
«Вполне ожидаемо», - тем не менее, стало будто немного спокойнее, пусть и ранее не было волнения.
Но женщина не закончила свою речь на извещении о том, как поступят с шайром. Поступила просьба назвать имя, на что Гейлор лишь слегка наклонил голову назад и вправо, из-за чего взгляд из-за этого мог показаться кому-то оценивающим. На деле мужчина лишь прикидывал, как стоит ответить, и какой именно ответ он хочет услышать сейчас. Что ему было нужнее?..
Все знают, что просить назвать свое имя у человека, которому и сам не представился – дурной тон. В нынешней же ситуации обе стороны понимали, что одна уже обладает этой информацией, и подобный жест был бы лишь дополнительной данью вежливости и уважения к собеседнику. Однако желание узнать имя своего гостя, который уже наверняка обладал определенными сведениями, Гейлор тоже понимал. Как ни крути, ситуацию можно было рассматривать с двух разных сторон, и каждая была понятна по-своему.
- Справедливо, - спустя ощутимую паузу, заметил Охотник. Решение было принято. Глупо сейчас было бы тыкать собеседницу носом в то, что она еще не назвалась сама, ведь и без этого оба понимали, что Гейлору ее имя уже известно.
- Мое имя – Гейлор Сэведж, - внимательно глядя на женщину, сверху вниз, неторопливо произнес мужчина, после чего согнул левую руку в локте, придерживая рукав, дабы из-за него полностью показался клинок, украшающий насадку культи. – А это – Марина.
Возможно, кто-то бы посчитал этот акцент на отсутствии одной руки лишним, однако сам Гейлор считал это справедливым – дать вампирше понять, с кем она имеет дело.
- Как много вам предложило Теневое Общество? - опустив руку, вернув рукав на место, спросил охотник.
 
ВельхельминаДата: Суббота, 24 Ноя 2012, 00:23 | Сообщение # 8







Темные брови иронично поползли вверх. И дело было не в женском наименование оружия или эксцентричном представление сей вещице иносе. А дело было в руке… Многие бы посчитала Гейлора Сэведжа, а именно так представился мужчина, неполноценным, калекой, что не способен хорошо постоять за себя, если тот встретит сильного противника. Но если бы это было так, он бы здесь не стоял ведь, правда?
«Раненный зверь самый опасный. Ему попросту нечего терять, а за жизнь будет биться отчаянней, если попытаются ее отнять. Ведь ему это привычное дело, каждый день для него борьба. Каждый день – борьба…»
Вельхельмина задумчиво положила указательный палец левой руки вдоль алых губ так, что большой палец ушел под подбородок, медленно сползая по белоснежней шее. Вопрос был простым и понятным, но вот от ответа на него зависело многое. «Сколько? Ох, много мальчик, много. Вот только цену боюсь, они заломят потом такую, что легче в Лу податься…»
- Как сказать… - Девушка поднялась из кресла, поравнявшись с мужчиной, что, кстати сказать, был выше этак почти на полголовы Вельхельмину. Она продолжила, скрестив руки на груди – в данный момент мне нужен только один человек – Хель выдержала небольшую паузу, раздумывая, какой ей нужнее из оговоренных с Т.О. вариантов, - колдун, маг и воин. Волшебники должны иметь уже сильно развитые навыки, то есть большой объем магической энергии. А воин в крови сталь, да зов горна. Все трое должны иметь прирожденный талант в своих отраслях. – Иноса замолчала. Девушка прекрасно знала, что ее запросы очень высоки. Таких-то людей Зотнечным денем с факелом не найдешь, что уж говорить о том, чтобы найти подходящих для обращения, дабы провести все тихо и не поднимая шуму, а затем и ненужные поиски «пропавших». Вельхельмина обошла кресло, в котором недавно еще сидела, и встала напротив узкого окна. Оно было почти от пола до потолка и выходило видом на город, что темнел на фоне долины, что простилалась дальше, туда, к югу. Тусклые блики лениво появлялись в разных частях города. Даже когда темнело, жизнь в городе не прекращалась. Таверны, да трактиры были переполнены до отказа. Лишь в один день Рудгард был тих и мрачен, как пики Пепельных гор. В тот самый день, когда родилась Вельхельмина Лэбхрэйнн. Днем люди готовили большой костер на главной площади у Храма, а когда начинало темнеть, разжигали его. Запираясь у себя дома, они молились Зоту, да другим своим богам, чтобы изгнали из этого мира зло, да тьму, что клубится в эту ночь по улицам Рудгарда.
Брат Вельхельмины, Лиам, никогда не отличался смирением, да прилежанием. Он был хулиганом, да сорванцом по натуре, года лишь научили его быть осторожнее, да ума прибавили, а так все тот же, был.
Как-то однажды, века этак полтора назад, одиннадцатого дня Блума, Лиам вытащил свою еще тогда совсем юную по меркам бессмертных сестрицу, в город. Была ночь, и брат пообещал Хель веселья, как раз в ее день рождение. Иноса прекрасно помнила, как они пришли на главную площадь, где на несколько метров к небу возвышалось воистину великое пламя. Девушка замерла, нет, огонь она видела и не раз, но чтоб такое… Игриво пихнув сестру локтем, Лиам хитро прищурился, а затем, попросив подождать немного, притащил откуда-то бочку воды. Когда Вельхельмина поняла, что собирается вытворить ее неугомонный брат, было поздно отговаривать, да и не послушался бы. Лиам был прирожденным воином, он даже мог противостоять отцу в поединках, правда не больше нескольких минут, но и то достижение. Ведь Ренальду было больше, чем пять сотен лет…
Когда великий костер, что был копией того самого, пятисотого года Новой Эпохи, два Лэбхрэйнна тихо вернулись домой, по дороге пинаясь и хихикая над шалостью, что только что совершили. Наутро в городе поднялся кипишь. Естественно, что Лиам бочку, что притащил с другого конца города, спрятал, да так, что никто потом и не нашел. Понимая, что физически затушить такое пламя, не бегая несколько десятков раз к ближайшему колодцу, находящему совсем не близко – невозможно. Суеверных было много, а люди почему-то уж очень любили панику. Недостатком воображения они тоже не страдали. Дело чуть не дошло до того, что уже почти была отправлена просьба главе Района, дабы прислал кого-нибудь разобраться. Но Храм взял ситуацию под свой контроль. Внушив что-то беспокойным людям, он с миром всех отпустил – волнение прекратилось. Ох, Вельхельмина никогда не забудет перекошенное от гнева лицо отца, казалось, что он даже красными пятнами пошел от злости. Девушке не досталось, зато Лиаму влетело по полной.
Воспоминания тенью улыбки скользнули по женским губам. В свете Перлен, что падал на белоснежное лицо иносы и утопая в серых глазах, можно было поймать отблески былой нежности, что хранила Вельхельмина в своем сердце в память о погибшем брате, вот только она стояла спиной к помещению, устремляя свой взгляд куда-то далеко, куда-то совсем не в лабиринты старого города, куда-то в прошлое.
Сообщение отредактировал Вельхельмина - Суббота, 24 Ноя 2012, 21:50
 
ГейлорДата: Суббота, 24 Ноя 2012, 00:45 | Сообщение # 9







Особняк близ северных окраин города Рудгард. Гостиная на первом этаже.

Гейлор чуть свел темные брови.
Он не понимал людской привычки отвечать так, что ответ нельзя было назвать ответом на тот вопрос, который ты задал. Ему вообще не нравились такие ответы. Уж больно скользкими они были. Если человек не мог ответить прямо на вопрос, то он либо был глуп и не понял вопроса, либо просто не хотел этого делать. В обоих случаях человек вызывал лишь отрицательные эмоции. Идиотов Гейлор не любил, впрочем, как и уходящих от ответа людей. Конечно, у каждого были свои тайны и право на наличие таковых, но в подобных случаях было неуместно их обрисовывать. Когда же от ответов уходили женщины, отвечая далеко не прямо на вопрос, мужчина невольно задавался вопросом, зачем это было сделано - чтобы сохранить некую таинственность, которой так любят привлекать мужчин знатные особы, прикидываясь крайне недоступными и при этом необычными, или просто затем, чтобы банально уйти от прямого ответа. В чем бы ни была причина сейчас, Гейлору казалось, что это было лишним и в этом совершенно не было смысла.
Женщина договорила и отошла к окну. Охотник глубоко вдохнул, поиграв пальцами, касаясь ладони, будто разминая их перед игрой на пианино. Это был короткий и не повторяющийся жест, занявший лишь мгновение.
- Я знаю, какого кандидата вы ищите, - глядя со своего места на женщину, произнес Гейлор. - Но я спрашивал не о том, кто вам нужен, а о том, как много предложило вам Теневое Общество. И я хотел бы получить ответ на этот вопрос.
Ему сказали, что он должен делать, однако делать сверх того, что было предложено именно этой женщине, и сверх того, что ей потребуется в рамках этого, он не собирался. Этот же вопрос также был задан им по его личным причинам, и пока что ответ вампирши удовлетворения не принес.
 
ВельхельминаДата: Суббота, 24 Ноя 2012, 22:40 | Сообщение # 10







Особняк близ северных окраин города Рудгард. Гостиная на первом этаже.

Серебристый свет Перлен нежно касался кожи. Вельхельмина прикрыла глаза, горечь затопила ее сердце. Брат, ее кровь, тот, кто знал ее лучше всех, ее семья – был мертв. Вопрос Гейлора осел на плечах неприятным пеплом. Слова мужчины раздражали, почему он так подозрительно относится к ее словам? Если бы Хель не умела взаимодействовать с Т.О., не пересекая Обществу дорогу, разве сейчас она бы стояла в этой гостиной, разве если бы не знала, на чем строится идеология Темных, она бы повернулась к мужчине спиной? Нет, конечно же, нет. Девушка едва заметно вздохнула и резким движением распахнула темные портьеры, что прикрывали окно, за которым расцветала тихая Перленная ночь. Плечи иносы едва опустились вниз от короткого и почти незаметного вздоха. Девушка обернулась, теперь она стояла лицом к мужчине. «Зачем тебе все это? Ведь возможно последующие пункты договора будут осуществлены, когда от тебя и костей в сырой земле не останется, лишь память… Ну, да ладно. Я не в праве лишать Охотника «маленьких радостей» его жизни…» Девушка слегка склонила голову набок, будто любопытная птица. Ее взгляд был слегка оценивающим, но искорки азарта, что просыпались в льдистых глазах каждый раз, когда жизнь делала неизвестный изгиб Судьбы, вновь заиграли пламенем камина, что отражалось в них желтоватыми бликами.
- Колдуна, мага, воина, – снова повторила иноса, загибая тонкие пальчики правой руки, будто считая,- помощь в поисках моего отца, одного из старейшин КланСо, кровь взамен на ответную услугу, как только мой голод будет утолен, причем насчет услуг известно лишь то, что задания мне будут говорить Видящие, с коими я буду находиться в тот момент.
Ну, раз мужчина захотел подробностей, то и иноса решилась.
– Вот только, увы, мне не была предъявлена цена за новообращенных, было сказано, что человек, коего я должна буду встретить – знает все что нужно. И мне бы хотелось, если это возможно, Гейлор Сэведж, узнать сейчас, чего мне стоит эта не особо веселая, но важная затея… - Хель медленно выпрямила пальцы, что уже успела согнуть, ее движение было плавным, напоминая раскрытие веера и одновременно лишенное всякого смысла, сделанное скорее по привычке, нежели по какой-то другой причине. Внешнее спокойствие почти гармонировало с холодом души, почти. Вопрос, что слетел с женских губ был насущным, а значит ответ на него – волновал сейчас иносу намного больше, чем какие-то еще вещи. Естественно мысли не крутились беспорядочным вихрем вокруг лишь этой проблемы, наученная за столетия жизни в обществе, Вельхельмина, всегда прислушивалась даже на первый взгляд к незначительным вещам. «Ну, же. Какой подарочек на этот раз приготовили вы, Охотники?»
Сообщение отредактировал Вельхельмина - Суббота, 24 Ноя 2012, 22:51
 
ГейлорДата: Суббота, 24 Ноя 2012, 22:58 | Сообщение # 11







Особняк близ северных окраин города Рудгард. Гостиная на первом этаже.

Когда женщина вновь начала перечислять необходимых ей людей, Гейлор задумчиво нахмурил брови. Ранее она говорила, что ей нужен один человек, но сейчас (да и до этого) перечисляла нужных так, будто ей нужны были все трое. Отсутствие «или» дико резало слух, но Гейлор поспешил отбросить эту придирку в сторону.
«Плевать. Нужен один – одного и получит, не больше, ни меньше», - мысленно отмахнулся мужчина от всего, что его смущало или раздражало.
Женщина же продолжала. Похоже, она решила разом перечислить все, что ей наобещало Теневое Общество, а не только то, что ей пообещали в связи с этим делом, на которое и отправили его, Гейлора.
- Вот только, увы, мне не была предъявлена цена за новообращенных…
«Так один или несколько..?» - уже почти лениво мысленно вопросил он, для себя уже решив, что больше одного человека он ей обеспечивать не будет. Впрочем, возможно вампирша все еще перечисляла долги каждой стороны в общем, а не только по этому делу. Но вот перечисления закончились, и теперь все подошло к назначению цены.
Гейлор усмехнулся. «Не очень-то умно принимать помощь, даже не зная, что потребуют от тебя взамен, и от чего потом ты не сможешь отказаться, не нарушая заключенного союза…»
- Цена – смерть одного иноса вашего Клана, - чуть дернув бровями вверх, совершенно спокойно глядя на женщину, отозвался Охотник. – На него открыта охота за нарушение закона об обращении невинных.
Подробности Гейлор знал, однако на данный момент высказывать их повременил. Еще будет время, да и все равно, пока что, на ближайшее время, у них немного иные планы. Прежде чем браться за второе дело, нужно завершить первое.
 
ВельхельминаДата: Четверг, 29 Ноя 2012, 21:38 | Сообщение # 12







Особняк близ северных окраин города Рудгард. Гостиная на первом этаже.

Вельхельмина с трудом сдержалась, чтобы не зашипеть. Конечно, она понимала, что именно такой будет цена. Да и разве иноса когда-нибудь наивно полагала, что люди упустят шанс убить еще одного бессмертного? Не смешите. Девушку взбесило то, что ей придется рисковать собой по воле человека, а она и не в силах ничего противопоставить. Ведь Клан настоял на поиске кандидатур для обращения именно через Общество. Их поведение было понятно, КланСо уже много веков пытается наладить отношения с людьми….
Неповиновение являлось угрозой всем трудам Клана, а значит, каралось смертью. «Интересно, почему инос из Клана Солнца? Ведь Лунные Дети чаще попадаются на таких вещах, им вообще плевать на мнение людей, ох, как иногда я с ними солидарна…. Возможно, он решил переметнуться?» Лукавые искорки в глазах не отбрасывали бликов на ухмылку, что исказила губы с легким налетом надменной самоуверенности, из-за чего казалась жестковатой, а в глазах читалось – что, человек, не по зубам мой собрат? Не было секретом, что Т.О., обращался с такими вот «просьбами» к иносам, только если их «цель» была намного старше самого Общества, умнее и сильнее, в чем и вызывала трудности у людей.
Хель задумчиво кивнула, девушка понимала, на что идет, и у нее не было выбора, кроме как согласиться с этой иронией жизни – убить себе подобного ради того, чтобы создать такого же. Не можешь изменить ход событий? Не сопротивляйся, возможно, в будущем ты извлечешь из случившегося выгоду, так говорил когда-то давно Ренальд.
Думать о выполнение своей части сделки, Вельхельмина пока не хотела, сначала новообращенный, а затем уже остальное. Еще успеется испортится настроение иносы, ох, чувствует сердце, причем не единожды.
- Стоило бы поторопиться. Так уж повелось, что поздние прогулки по темным улицам не то чтобы странное явление, а скорее даже подозрительное. Короткие перебежки от трактира к трактиру, или шатающаяся как мачта корабля походка в неизвестном направление, к этому списку не относятся, – на языке так и крутилось едкое замечание по поводу Марины. Было ясно, что при неожиданных обстоятельствах, оружие могло показаться из-под рукава мужчины и тем самым сыграть не в их пользу. Но девушка промолчала. В конце концов, перед ней не ребенок, а воин. Да и какое ей дело, до этого? Хотя есть какое. Во-первых, не хотелось поднимать шумиху, чтобы потом ненужные перешептывания за спиной звучали еще года, одним махом перечеркнув старания ее семьи остаться в тени. Во-вторых если она попадет в руки властям, те сразу же поймут, что за существо перед ними. Исход очевиден – серебристая кучка пепла, развеянная тоскливым ветром гор, вот что останется от Вельхельмины Лэбхрэйнн. В-третьих, за смерть Охотника придется отвечать иносе, ведь это же по ее милости погиб человек, тут уж только в КланЛу подаваться тогда, веками ускользая от Т.О., пока они не свяжут договором иноса, способного убить Вельхельмину.
Все эти перспективы были не по вкусу иносе, а посему еще раз сопоставив немного помятый вид человека и разные варианты событий, что могли произойти во время их «увлекательной прогулки», она продолжила, оглянувшись, чтобы посмотреть в окно, - у нас есть где-то около часа, пока в тавернах рекой не польется хмель, а менестрели запоют о минувших годах, так что если вы нуждаетесь в еде или теплой воде, - иноса послала зов. В дверях появилась служанка, молча кивнув хозяйке, она замерла, ожидая указаний. Кивнув в сторону девушки, Вельхельмина закончила свою мысль, - скажите, и вам это устроят.
Сообщение отредактировал Вельхельмина - Четверг, 29 Ноя 2012, 22:12
 
ГейлорДата: Четверг, 29 Ноя 2012, 22:38 | Сообщение # 13







Особняк близ северных окраин города Рудгард. Гостиная на первом этаже.

Скрывать эмоции вампирша или не умела или просто не желала.
Только слепец не заметил бы того высокомерия и надменности, которые исказили женское юное лицо, разом сделав его менее привлекательным. Такие взгляды женщинам не шли, так считал Гейлор. Впрочем, волновать его это не волновало – с ней его связывало только совместное дело, и до ее личных качеств Охотнику дела не было, если только они не станут причиной того, что придется когда-нибудь заклеймить эту женщину врагом и выйти на охоту по ее душу… Но пока об этом думать было слишком рано, и тратить на это время Гейлор не собирался.
Когда же прежнее выражение сменилось задумчивым и было сопровождено кивком, мужчина коротко стрельнул глазами в сторону, заодно прислушавшись. По тому, как менялось выражение лица вампирши, создавалось впечатление, что она ведет с кем-то мысленный диалог. Гейлор знал, что иносы были на такое способны, и поэтому присутствие вампира, с которым бы эта могла переговариваться, не сильно-то радовало.
«Надо быть настороже. Я в ее доме, на ее территории – даже слуги здесь отрастили себе клыки... Со всеми я не справлюсь в столь замкнутом пространстве», - мужчина вспомнил, почему так не любил подобные задания. Приходилось быть гостем подобных домов, что сами по себе для Охотников были подобно ловушкам.
- Похоже, вам не сказали, как именно будет проходить подбор человека на обращение, - задумчиво отозвался Гейлор, проигнорировав последние слова женщины, глядя куда-то ей под ноги, чтобы всегда держать ее в поле зрения. Затем же, подняв взгляд на вампиршу, он добавил:
- Теневое Общество имеет хорошие связи во всех слоях общества, так что перед моей отправкой, были наведены кое-какие справки. Если не вдаваться в подробности, завтра вечером в доме одного знатного господина должен пройти прием, небольшой маскарад, на который созваны некоторые подходящие личности. Мы с вами также входим в число приглашенных, - мужчина поднял подбородок, продолжая смотреть на хозяйку дома. – До тех пор я могу лишь предоставить информацию о том, что нас ждет на этом… смотре.
Последнее слово было словно выплюнуто. Ему не нравилось то, что он сам, человек, вынужден помогать иносам подобными способами выбирать себе кандидатов на обращение – это все равно что выбирать в загоне свинью на убой. И все же, это требовалось сделать, и это он тоже прекрасно понимал. Но ведь никто не говорил, что он обязан обожать это дело?..
- …Поэтому до тех пор горячей воды будет достаточно - я хотел бы вымыться с дороги,- заметил мужчина, поведя плечами, чувствуя запах конского пота на своей одежде, да и своего тоже. - Не думаю, что мой нынешний вид оценят в том доме.
Об ужине он не сказал ни слова. «Есть с местных тарелок я не буду», - решил для себя Охотник.
 
ВельхельминаДата: Пятница, 30 Ноя 2012, 22:27 | Сообщение # 14







Особняк близ северных окраин города Рудгард. Гостиная на первом этаже.

Вельхельмина внимательно выслушала мужчину, он знал много полезных вещей, зачем же упускать возможность пополнить свои знания? Ее лицо было спокойным, а взгляд внимательным. От иносы не укрылось почти незаметное движение Гейлора. Так смотрят лишь тогда, когда хотят чтобы в поле зрения попадало как можно больше пространства. «Хотя, может быть, это было неосознанно? Нет, явно не ковер его заинтересовал». Вернувшись обратно в кресло, девушка вежливо указала мужчине на кресло, с коим он стоял рядом. Этот жест был легким и не принуждающим, мол – садись, коль хочешь, а нравится стоять – ну, что ж.
- Если вы не против, после того, как вы отдохнете, я бы хотела узнать больше о предстоящем празднестве. Несколько дней назад в городе, я слышала о намечающемся событие. Но, никак не связав его со своими интересами, не стала вникать в суть человеческих гуляний.
Иноса обратилась к служанке, конечно не в ее привычках было с прислугой разговаривать «вслух», но что там говорится? Ах, да. Не заставляй нервничать людей, коль хочешь иметь с ними дела.
- Проводи гостя в ванные комнаты и позаботься о том, чтобы вода уже была готова. – Девушка вновь повернулась к человеку. Последние слова позабавили иносу, вызвав улыбку.
- Что вы, вас в этом доме ценят в любом виде. Пока вы будете заниматься личными делами, я подожду вас здесь. Когда будете готовы, окликните прислугу, вас приведут обратно сюда. – О том чтобы предложить крепкий сон и речи не могло идти. Если уж предложение насчет еды несколько раз проигнорировал, то явно слова такие как «крепкий сон», слетевшие с губ иносы, будут расценены как «вечный сон».
«Если ему что-нибудь понадобится, скажет, - Вельхельмина задумалась. - Бал-маскарад? Что еще за шутки такие? А превращать мне что, тоже на людях предложат?» От представленной картины, как она под аплодисменты собравшихся людей, чьи лица скрывают разные маски, кусает человека, Хель повеселела. Нда, уж, весьма нездоровая у нее фантазия, весьма. Когда-то давно, еще, когда не было ей и столетия, девушка повстречала менестреля. Печальный такой, однако, молодой человек был. Он не отличился в военном деле, не стал плотником или портным, за что в семье не считали за мужчину. Но народ все равно любил его. Баллады о древних драконах, стихи о войнах старых времен – все оживало в его исполнение. Молодой человек привлек внимание иносы. Это был единственный человек, что знал, кем являлась Вельхельмина на самом деле. Но по причине своей глубокой любви к Лэбхрэйнн, менестрель не отрекся от нее и поклялся хранить эту тайну. Обратить юношу Хель не могла, уже в те времена Т.О. обладало большим влиянием, и дабы не сталкиваться с ними лишний раз, Ренальд строго-настрого запретил своим детям обращать кого-либо до того момента, пока сам Лэбхрэйнн не даст добро. Девушка питала нежные чувства к человеку, но прекрасно понимала, что даже если и он станет иносом, то связать свою жизнь, смешать кровь – Вельхельмина не имеет право, она была рождена чистокровными иносами, чьи семьи основали сами Перворожденные. Она не могла перешагнуть эту черту ради угоды каким-то своим желаниям. Менестрель умер в глубокой старости в окружение своей семьи, но последним мгновением его жизни был тихий вздох – Хель.
Вельхельмина издали наблюдала за похоронами, не решаясь подойти ближе, да и не зная – в праве ли она? Позже, когда прошло ни одно десятилетие, девушка прикинулась коллекционером разных баллад и стихов, обосновав свой интерес тем, что возможно когда-нибудь ей или ее потомкам удастся создать сборник «Фольклер Пингала». Давно мечтавшие избавиться от барахла дальнего родственника, чьи бумажки пролежали в доме уже никто и не помнит, сколько времени, да вот только просто так уничтожать было жалко, люди с радостью отдали бумаги Вельхельмине за символичную цену. Последние годы менестрель почти не сочинял баллад, лишь стихи писал и то с каждым годом все реже. Многие произведения Хель слышала вживую, а некоторые воочию как создавались Перленной ночью…. Но сейчас на языке крутилось совсем неизвестное до приобретения рукописей стихотворение.
- На мир таинственный духо́в,
Над этой бездной безымянной,
Покров наброшен златотканый
Высокой волею богов.
День — сей блистательный покров
День, земнородных оживленье,
Души болящей исцеленье,
Друг человеков и богов!

Но меркнет день — настала ночь;
Пришла — и, с мира рокового
Ткань благодатную покрова
Сорвав, отбрасывает прочь...
И бездна нам обнажена
С своими страхами и мглами,
И нет преград меж ей и нами —
Вот отчего нам ночь страшна! *
– Тихий шепот слетел с ее губ напевными строками, хотя ни в коем случае не создавали ложного впечатления, будто бы это отрывок из некой песни.

* Ф.И. Тютчева «День и ночь»
Сообщение отредактировал Вельхельмина - Пятница, 30 Ноя 2012, 22:41
 
ГейлорДата: Пятница, 30 Ноя 2012, 23:04 | Сообщение # 15







Особняк близ северных окраин города Рудгард. Гостиная на первом этаже.

Порой Гейлору казалось, что его не слушают или слушают вполуха.
«Я ведь сказал ей, что поделюсь всеми деталями, она слышала это?» - задался он вопросом, слушая пожелания вампирши узнать подробности. Он действительно не мог взять в толк в чем была причина подобного обращения: невнимательность или непонимание его слов. В том, что двухсотлетняя особа перед ним могла что-то прослушать или не понять Гейлор сомневался, однако именно учитывая это, некоторые ее слова и звучали как минимум странно.
Эдакий же дар вежливости к своему гостю – обращение к служанке вслух – было встречено едва ли заметной усмешкой, что больше походила, наверное, на хмыкание. Предложение сесть Охотник проигнорировал. Он не видел смысла в том, чтобы садиться, тем более что дела сейчас они обсуждать были не должны, да и самого его сейчас должны были проводить в другое помещение.
«Пытается быть вежливой и показать, что ей не все равно? Как будто вместе с этим она не сможет, если пожелает, отдать беззвучный приказ. На такое купится только глупец», - подумал про себя мужчина, окинув взглядом служанку, что коротко склонила голову в согласии и глянув на самого Гейлора, приблизилась к двери, будто предлагая идти за ней.
- Что вы, вас в этом доме ценят в любом виде…
Черные брови Охотника опустились, а взгляд стал тяжелее в этот момент. Он посмотрел на женщину напротив него, уже наклоняясь, чтобы поднять правой рукой прислоненную к креслу дорожную сумку.
«Она издевается или правда не слушает меня?» - внимательный взгляд скользил по молодому лицу, пытаясь это понять. Фальши он не чувствовал, да и охотник уже заметил, что эмоции женщина, похоже, не очень любила скрывать в присутствии него, будто лишний раз желая напомнить о своем превосходстве над людским родом.
- О вашем доме речи не шло, - прохладным тоном заметил Гейлор, закидывая сумку на плечо и направляясь к двери, у которой ждала служанка. – Но раз вы заговорили об этом, надеюсь, вы не будете против, если я решу здесь осмотреться. Дорогу назад я найду.
С этими словами он уже подходил к служанке, частью своих мыслей думая о горячей воде.
 
ВельхельминаДата: Пятница, 30 Ноя 2012, 23:28 | Сообщение # 16







Особняк близ северных окраин города Рудгард. Гостиная на первом этаже.

Поэтический настрой как рукой сняло. Вельхельмина подняла глаза на мужчину, что уже подошел к двери.
- Да, конечно. – Хель пожала плечами, выражая этим движением больше, чем словами. – Вы можете осмотреться, но не советую заходить на часть дома, где обитает прислуга.
Девушка бросила многозначительный взгляд на служанку. «Он под моей протекцией. Кто посмеет хоть пальцем тронуть – лично голову оторву, а Старшим жаловаться будет бесполезно, в этом случае – я буду вправе». Девушка, что стояла в дверях слегка вздрогнула. Еще никогда Вельхельмина не использовала «право добычи», что позволяло при каком-либо причиненном вреде человеку, вызвать на поединок равного. Или же если инос, посмевший покуситься на «собственность» другого Дитя Сэлин, занимал более низкое положение в Клане, просто наказать, чаще всего такое вот «воспитательное мероприятие» оканчивалось смертью преступившего законы Перворожденных, дабы неповадно было даже задумываться о возможности такого поступка.
«Что ж, Гейлор Сэведж, посмотрим, насколько вашего терпения хватит находиться среди нас. Чем больше узнаете, тем больше Свет внутри вас начинает волноваться. Вот только наша Тьма, воистину безжизненна и глубока, как овраги Пепельных гор….»
Сообщение отредактировал Вельхельмина - Пятница, 30 Ноя 2012, 23:34
 
ГейлорДата: Суббота, 01 Дек 2012, 00:05 | Сообщение # 17







Особняк близ северных окраин города Рудгард. Гостиная и коридоры первого этажа.

На сказанную фразу Гейлор лишь усмехнулся, растянуто ответив:
- Даже и не собирался, - и с кривой улыбкой вышел следом за служанкой, разве что отметив с прищуром, как та чуть дернулась, когда ее взгляд был устремлен на хозяйку дома. «Похоже, поступил приказ в жесткой форме?» - мысленная усмешка сопроводила его при выходе в небольшой холл.
Дальше путь проходил достаточно просто. Дом был большой, но заплутать здесь после жизни в Крепости Теневого Общества – сложно. Там все стены одинаковы и если не знать хорошо территорию, можно заплутать в лабиринте, который встретит каждого в ней, в том числе и иноса, если тот решит сунуться внутрь без приглашения. Именно для этого крепости и построили именно такими. Здесь же, когда каждая комната отличная от другой, если проявить достаточно внимания, уже с первого раза можно прекрасно запомнить дорогу…
Ванная комната оказалась не так далеко, как и недалеко от кухни, как и в каждом доме. Достаточно просторное помещение с деревянной ванной по центру, в которую уже набирали воду другие слуги. Видимо, соответствующий приказ они получили еще когда Гейлор только подъезжал, иначе бы вода даже не успела вскипеть. И все же, пришлось немного подождать, прежде чем ванна набралась – это время охотник провел на кухне, приняв предложение выпить горячего чая. Когда же его известили о том, что ванна готова, он двинулся в нужную комнату вместе с дорожной сумкой.

Особняк близ северных окраин города Рудгард. Банная.

Закрыв за собой дверь, специально не тронув защелку, что здесь имелась, мужчина прошел к деревянной ванне и попробовал воду. Она была достаточно горячей, практически идеальной. Ощутив ее на пальцах Гейлор будто немного расслабился. Из груди вырвался усталый вздох, а выражение на лице разгладилось.
Сумку он подставил на скамью у стены, после чего стащил с себя накидку длинакидхала, что отправилась туда же.
- Прости, Марина, придется оставить тебя ненадолго, - глядя на клинок, произнес мужчина, расстегивая ремни насадки, благодаря которым та и держалась на культе. Когда последняя защелка звонко звякнула в тишине комнаты, Охотник взялся за основание насадки и поджав губы, сделав вдох, стал медленно снимать ее, покручивая на руке. Ее приходилось насаживать плотно, чтобы она не болталась, иначе бы это создало немало проблем в бою, но из-за этого рука под конец дня довольно сильно уставала. Гейлор всегда носил Марину на руке настолько плотно, насколько это можно было, чтобы это не вредило самой руке. Лорел, врач его родной крепости, сказал, что если слишком сильно перетягивать, это повредит кровообращению и тогда появятся проблемы уже и с оставшейся частью рука, а этого Гейлор не хотел. Но и того, что было сейчас ему было достаточно – за ночь рука успевала отдохнуть от насадки и ее ремней.
Сняв Марину, мужчина бережно положил ее на скамью, напоследок проведя по коже насадки пальцами, а затем принялся разминать окончание руки. Это заняло привычные пять минут, и когда чувство стянутости ушло, охотник принялся за одежду, и вскоре она также лежала на скамье.
Горячая вода, когда Гейлор опустился в нее, заставила охотника хрипло и с шумом выдохнуть, после чего придвинуть к себе небольшой табурет, что был здесь для банных процедур, но на котором сейчас лежал родной клинок, извлеченный из ножен. Мужчина знал, что здесь на него никто не будет нападать, если, конечно, местные иносы не настолько обезумели и не возжелали смерти не от его руки, так от руки своего клана и Теневого Общества, однако держать оружие поблизости он уже слишком привык, чтобы отказать себе в этом.
Тело будто размякало в горячей воде, и вместе с этим из него уходила та особая дорожная усталость, вялая и раздражающая как события повторяющиеся день ото дня. После продолжительной езды в седле, запаха дороги, размытой от дождей, грязи и конского пота, не говоря уже о своем, лежать в ванне с горячей водой было подобно купанию в божественных водопадах, где-то там, в Высшем Мире.
Поэтому Гейлор не спешил. Он старательно намыливал тело и мочало, которым растирал докрасна смуглую кожу, пенил мыло на голове и уходил в ванну с головой, смывая и мыло и грязь. Потом же, просто лежа в воде, пока она еще была горячая, мужчина с некоторой тоской вспомнил о городе, куда им предстоит наведаться с этой Вельхельминой завтра вечером.
Его выдернули на север, не дав толком отдохнуть от прежнего поручения, и это сказывалось: тело было напряжено, даже после приятных минут в банной. Оно требовало движения, активного и от которого прошибает в пот. Проще говоря…
«Если я не трахну какую-нибудь шлюху в этом городе до начала дела, то точно набью там кому-нибудь морду, - потерев лицо мокрой ладонью, подумал Гейлор, после чего размял шею и вышел из воды. – До завтрашнего вечера еще есть время. Успею».
Вытерев тело насухо и переодевшись в чистое, почувствовав, как часть усталости осталась там, в грязной воде, Гейлор убрал Марину в сумку, вернул клинок в ножны на поясе, и закинув сумку на плечо, двинулся прочь из банной.

Особняк близ северных окраин города Рудгард. Коридоры первого этажа.

Дорогу он помнил. Шнырять по дому сейчас желания совершенно не было, и потому он сразу направился в гостиную, где надеялся если не застать Вельхельмину сразу, так хоть потом – вряд ли она не удостоит его своим вниманием, когда узнает, что он там. А в ожидании можно будет погреться у очага…
«И глотнуть бражки Кирлика», - с усмешкой подумал охотник.
 
ВельхельминаДата: Суббота, 01 Дек 2012, 22:16 | Сообщение # 18







Особняк близ северных окраин города Рудгард. Гостиная коридоры первого этажа.

Когда мужчина скрылся в дверном проеме, Вельхельмина тихо вздохнула. Воздух тяжело и медленно, будто нехотя покинул ее грудь. Горло сжала сладкая боль. Нет, иноса не была голодна, но запах мужского тела, что остался после ухода Гейлора, пробуждал древние, как сама Перлен инстинкты. Клыки слегка удлинились, а глаза потемнели, будто серый лед треснул под натиском стуженой воды. Вскочив как ошпаренная, Вельхельмина выскочила из гостиной.

На улице у парадных дверей Особняка. Близ северных окраин города Рудгард.

Бессознательным вихрем, пролетев через череду коридоров, девушка оказалась на улице. Прохладный ветер тут же захлестал по лицу ледяными порывами, так и, норовя ослепить иносу. Вельхельмина запрокинула голову назад. Тысячи белоснежных искр сияли на постепенно черневшем от крови погибшего Зота, полотне неба. Глаза щипало, а тело до костей пронизывал ветер, но сейчас, наверное, даже если бы на иносу вылили чан святой воды, она лишь отряхнулась бы, не замечая, как обугливается ее собственная плоть….
Вельхельмина с наслаждением сделала глубокий вдох. Переполненные легкие заныли, грозясь вот-вот лопнуть от такого наплевательского отношения иносы, к их персоне. Но все же передумали, когда алые губы приоткрылись и густой пар повалил, наружу клубясь замысловатыми узорами, но, не успев принять окончательную форму, он истончался под натиском горного ветра, а затем и вовсе пропадал в расползающемся по окрестностям белом горном тумане. Какой-то шорох, смутное движение, послышалось за деревом полевую руку от девушки. Как будто кто-то старался остаться незамеченным, пробираясь все ближе…. Тело среагировало намного быстрее, чем разум. Руна тьмы, переплетенная с несколькими другими рунами, на автомате была найдена в небольшой «книжке», что всегда находилась «под рукой» у Вельхельмины. Дотронувшись до «Хмурой Тени», иноса преобразовала энергию своего тела и направила заклинание в причину всех этих метаморфоз. Из-за дерева, а если уж быть точнее, из-за кустов, что произрастают рядом, послышались истошные вопли. Мужской и женский голос соединились в воистину прекрасный дуэт. Желание побыстрее унести ноги оказалось сильнее, чем желание натянуть штаны обратно. Белесый, в свете просыпающейся Перлен, мужской зад предстал перед иносой в полной красе композиции под названием «Забег при спущенных портках». За своим несостоявшимся любовником ретировалась и дама, испуганно повизгивая по дороге. На мгновение Вельхельмина застыла. Уж чего девушка не ожидала от подозрительных шорохов, так это любовных утех. Когда иноса пришла в себя, она громко рассмеялась, сгибаясь пополам, от пробивающего насквозь женское тело, смеха. Решив, что приключений на сегодня хватит, Хель развернулась, чтобы вернуться в дом, как что-то издало подозрительный звук рвущейся ткани. Да, так она и думала. Подол тёмно-синего платья зацепился за какую-то железяку.
- Да чтоб тебя, демон! Сказала же им – уберите и приведите в порядок лестницу! – Аккуратно отцепляя пострадавшую ткань, прошипела иноса, после чего поднялась в свои покои.

Особняк близ северных окраин города Рудгард. Хозяйские покои. Второй этаж.

Подобрав похожее по покрою платье все того же цвета глубин Реглоса, Хель переоделась. Ей вовсе не хотелось вызывать у человека странный вопрос – зачем надевать другое платье, который он все равно не озвучит.

Особняк близ северных окраин города Рудгард. Гостиная на первом этаже.

Спустившись на первый этаж, Хель послала зов, дабы ей принесли Рудгардского морса, что лишь сегодня слуги закупили в городе, а сама зашла в гостиную и опустилась на диван, что стоял между двух кресел. Он имел честь созерцать перед собой камин на чуть более дальнем расстояние, чем другие предметы мебели, что были предназначены для водружения на них своего бренного, или в случае Хель – бессмертного тела.
«У местной молодежи пошла какая-то странная мода пробираться на мои земли. Ладно, когда юноши на спор делают это, мол, что они не верят в «старые сказки» о каком-то там графе. Но вот чтобы заняться любовью…?»
- Да еще в кустах. – Смешок слетел с женских губ. Абсурд сей ситуации никак не мог встроиться в логическую цепочку размышлений, но он честно старался. В этот момент, наверное, и застал Гейлор иносу. Ехидство так и сквозило в слегка кривоватой улыбке. «Ох, дураки, представляю, как волосы на ваших затылках встали бы дыбом, если вам довелось бы узнать правду о том, сколько столетий рядом с вами припеваючи живут иносы, даже и, не задумываясь о том, а сколько и вправду они здесь живут?».
Сообщение отредактировал Вельхельмина - Суббота, 01 Дек 2012, 22:41
 
ГейлорДата: Суббота, 01 Дек 2012, 22:41 | Сообщение # 19







Особняк близ северных окраин города Рудгард. Гостиная на первом этаже.

Надежда на то, что удастся побыть у огня в одиночестве хотя бы несколько минут, коих хватит на то, чтобы отхлебнуть из фляги и оценить вкус хорошей выпивки, пошла прахом, когда Гейлор обнаружил, что хозяйка дома по-прежнему находится здесь. Огонь, пляшущий в очаге, освещал ее бледное лицо и платье, в котором что-то изменилось. В таких вещах Охотник не разбирался, но заметить, что платье было другим, был в состоянии. От прошлого, впрочем, оно мало чем отличалось, все так же подчеркивало женские формы. Единственное, чего мужчина не понял – в чем была причина смены наряда за последний час, а может даже меньше. Если причина была в попытке очаровать нового гостя ради какой-то своей игры, то в этом вампиршу определенно точно ждала неудача – даже если бы она вышла голой, Гейлор не настолько глуп, чтобы отвлекаться даже на такие вещи в доме, полном иносов…
«Может Айрен был и прав, говоря, что я всегда слишком напряжен. Здесь мне не должно ничто угрожать. А если что-то и произойдет – местные иносы, до последнего, получат сполна за то, что здесь произойдет. Может лучше ловить момент? – думал Охотник, закрывая за собой дверь, глядя на женщину, что сидела напротив очага. – Отдохнуть мне не дали… а это задание вполне можно расценивать как отдых. По крайней мере, оно не включает в себя охоту… и это уже хорошо».
- Хороший дом, - вполне себе по-хозяйски пройдя к тому креслу, на которое ему все предлагали вечно усесться, Гейлор поставил подле него, после чего все же опустился в кресло, широко расставив ноги. – Что насчет информации, которая была вам нужна - я могу ее предоставить.
Правой рукой он поправил ножны меча у левой ноги, чтобы клинок не давил на бедро, после чего откинулся на высокую спинку и положив единственную руку на подлокотник, вопросительно глянул на хозяйку этого дома.
 
ВельхельминаДата: Воскресенье, 02 Дек 2012, 00:15 | Сообщение # 20







Особняк близ северных окраин города Рудгард. Гостиная на первом этаже.

Когда Охотник сел в кресло, улыбка, что сейчас слегка искривляла чувственную линию женского рта, поползла вверх. «И дюжины дней не прошло…» В ответ на одобрение дома, Хель вежливо кивнула.
- Спасибо. Да, еще в давние времена умели строить хорошо. Это здание старше меня веков так на десять. Когда я об этом начинаю задумываться, то понимаю, что вовсе еще «юное» создание. Забавно, не правда ли?
Все та же служанка принесла морс, поклонившись Вельхельмине, она, избегая столкнуться с хозяйкой взглядами, поставила рядом с иносой поднос и еще раз поклонившись, поспешила удалиться. Сделав вид как будто, так и надо, девушка протянула руку к подносу, после чего забрала стакан, от которого поднимался легкий аромат ягод. Вельхельмина хотела попробовать напиток, но слова мужчины, заставили ее передумать. Поставив стакан на колени, придерживая рукой, чтобы тот не упал, она немного подумала. «Чтобы спросить такого для начала? Ладно, лучше задам просто вопросы, а он пускай сам решает, на что может ответить, а что проигнорировать, как предложение сесть….»
- Во-первых, кем мы будем представлены? А во-вторых хотелось бы знать, как мы заберем нужного человека. Обычно на таких мероприятиях устраивают «минуту мрака», когда ровно на шестьдесят секунд гасят все источники света. Но обычно тогда присутствует достаточное количество магов воздуха и огня, дабы не было трудностей по технической части сей прибаутки.
Маскарады всегда ассоциировались с весельем, ну, а в данный момент с весельем у Хель ассоциировался в вечерних сумерках мерцающий зад…. Иноса хитро прищурилась, вновь склонив голову набок на манер любопытной лисы.
- И еще один вопрос, он не относится к нашему делу. Скорее я хочу расширить свой кругозор. Гейлор Сэведж, скажите, что за странность за людьми повелась нынче – заниматься любовью в кустах чужого поместья. В чем прелесть сей вещи? Свежий воздух, воссоединение с Матерью-Природой, или острота ощущений? – Хель спрятала ехидную ухмылку за стаканом, пригубив оказавшийся весьма вкусным, морс. Нет, она не издевалась, просто воспоминания о «происшествие» вызывали сдавленные отголоски того громкого веселого смеха, что огласил улицу не так уж давно. «Интересно, а штаны хоть целыми остались, или порвались?»
 
ФРПГ Плач Богов: Император » ИГРОВОЙ МИР » Руины памяти: Эпилог » Встреча льда и пламени (11д. Второго месяца Осени, 721г. Нибель, город Рудгард.)
Страница 1 из 3123»
Поиск:


Общение с видом на Обновления
 
500
  • Рука помощи (№16 | 16:52)
    Автор: Брэндт

  • Горза "Ищейка" (№11 | 17:32)

  • Керк "Танцор" (№3 | 01:27)

  • Белые башни Империи (№6 | 01:47)
    Автор: Kаин

  • РЕКЛАМА №4 (№1891 | 22:25)
    Автор: Брэндт

  • Глубокие следы (№52 | 19:36)
    Автор: Кила

  • Простой сложный выбор (№0 | 18:27)

  • Всего лишь наемник (№12 | 11:44)
    Автор: Рона

  • Не сидя на месте (№115 | 13:34)
    Автор: Рона

  • Загнанные звери (№64 | 21:53)
    Автор: Рейка

  • Жгучее касание (№19 | 22:38)
    Автор: Рона

  • Рона Эйнвар (№1 | 09:01)

  • Спасительное уединение (№44 | 00:28)
    Автор: Рейка

  • И человек немыслим без людей (№15 | 00:13)
    Автор: Анлеифра

  • Юмор общежитейский (№80 | 21:09)
    Автор: Рейка

  • Проблемы Носителя (№12 | 18:04)
    Автор: Рейка