ВВОДНАЯ

Действие игры происходит в авторском мире. Жанр игры - фэнтези с элементами темного фэнтези. Мастеринг пассивный.

Меню навигации рекомендуется для быстрого доступа к начальным темам форума:

Гостевая Правила Сюжет игры

Роли Поиск персонажей Шаблон анкеты

Обсудить игру Оформить эпизод Хроники



ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

25.11.14. игра официально остановлена.

Из-за отсутствия какого-либо спроса, было решено официально закрыть проект.

Матчасть будет закрыта для гостей.
Игровая зона будет открыта для чтения.

Прием новых персонажей остановлен.
Срок жизни игры - 4 года.

СОБЫТИЯ В МИРЕ

Западный континент страдает от открывшейся в самой разной части Империи большей части Священных Врат, из которых вылетают Падшие души. Разлетаясь по миру, они находят своих Носителей, и те, теряя разум, нападают на всё, что движется.
Тем временем с пропажи Императора прошел почти год, и за это время каждый Президент все яростнее держится за свои земли, защищая границы, опасаясь нападения соседнего Района Империи. Война же между Империей и южными варварами продолжается.
Страница 2 из 2«12
ФРПГ Плач Богов: Император » ИГРОВОЙ МИР » Руины памяти: Эпилог » В сторону Зота (10д. Второго месяца Осени 721 года. Империя, Далий. Корабль.)
В сторону Зота
МирозданиеДата: Вторник, 24 Апр 2012, 00:34 | Сообщение # 1


Принимайте поправки за помощь - и это будет верно.

В неизвестности.
Дата, время, погода: 10 день Второго месяца Осени 721 года. Погода теплая, облачная, немного ветреная. Около +11 градусов. Время - в районе 14 часов дня.
Местоположение: Империя, Район Далий. Далийская торговая джонка плывущая от Нуортэ к Саан.
Участники: Шиан, Дарленн.
Общая информация: утром шестого числа выехав из деревни Аса Шиан и Дарленн к вечеру 8-го числа прибывают в крупное селение Нуортэ, где Шиан, воспользовавшись наличием Дарленн, как он и планировал, без проблем ведет торговые дела на рынке утром девятого числа и продает добытых лошадей. После этого, сказав Дарленн, что считает ее долг выполненным, предложил доставить ее на Манипуру, куда сам собирался. Получив согласие, тэнэбрэ довольно быстро нашел общий язык с капитаном торговой джонки "Красно крыло", который согласился принять их на борт только с условием, что сам тэнэбрэ поможет погрузить груз, чем он и занимался остаток девятого числа, уже утром десятого покидали небольшой порт селения.
 
ШианДата: Среда, 13 Июн 2012, 19:01 | Сообщение # 21







Жилая палуба. Каюта.

То, что эрбэнэт до сих пор не передумала, несколько удивило Шиана. Он ожидал противоположного. Что она замотает головой, что откажется, спешно, тараторя, поймет, что делает глупость… но нет. Она была готова убить кого-то. Впрочем, нет, не так. Она сказала, что сделает то, что он скажет… ох, как же хотелось воспользоваться этим, проклятье на Луови! И все же, этого было делать нельзя. Все равно что сделать огромный шаг назад, до этого пробираясь вперед лишь малыми шажками.
Он скользил взглядом по девушке, что вряд ли вообще как следует видела его в темноте, если вообще что-то видела. Снимать видение ауры с глаз ему было лениво, чтоб по-настоящему оценить то, насколько тьма вокруг них хорошо смыкалась. Но то, что эрбэнэт смотрела не совсем ему в лицо, говорило ему вполне достаточно. Было видно, что она нервничает. О причинах тоже можно было догадаться. Она не знает, что он может сделать здесь, в полнейшей темноте, когда она так близко. Обычно он что-нибудь да делал… когда завязывался разговор, что шел не очень удачным образом для нее, из-за ее же дурости и неумения помалкивать, когда нужно. Но сейчас, сидя здесь, в окружении тьмы и зная, что он так близко, она сама завязала с ним разговор. Почему, если отбросить обычное любопытство, которое она вполне могла и сдержать – предстояло еще выяснить.
- Почти так же светло как в пасмурную погоду. Только мир становится черно-белым. И каждое живое существо сияет алым, - он подался вперед, взял одну из ее рук и положил ее ладонью на свою грудь, чтобы она чувствовала биение сердца. – Чем существо живее и чем больше оно возбуждено – тем ярче его аура. У трупов ее нет. И я вижу каждого, кто находится поблизости… даже если он стоит за стеной. Именно поэтому наш народ лучший в «тихих» делах.
Он отпустил ее руку, уперевшись сперва ладонями, а затем предплечьями в покрывало по бокам от девушки и обдав дыханием ее шею, вдохнув ее запах. Женский запах. Немного соли, пота и чего-то чисто женского. От этого запаха тело охватывало напряжение. Это был личный запах этой эрбэнэт. Он не знал, что это такое. Что-то схожее с запахом толченых трав, залитых молоком; совсем отдаленно это напоминающее. Он припоминал, что так пахла женская грудь, когда дело проходило в саду... но в данном случае так пахла вся Дарленн...
Не удержавшись, он приблизил лицо ближе к коже, приоткрыв рот, словно инос, решивший испить крови. Но затем сжав зубы, как и руки – в кулаки, он, не меняя своего положения, глухо произнес:
- Ты не похожа на ту, что так легко согласится убить; ту, что сможет легко убить. Ты готова лишить кого-то жизни, дарованной даже не тобой, просто чтобы получить ответ на свой вопрос? Доказать себе что-то? Стоит ли этот вопрос чужой жизни, м? – кончик носа прошелся по коже шеи, сам же Шиан сглотнул. – Скажи мне, Дарленн… хм… Дарленн
Он повторил ее имя будто смаковал. На деле же уже хотел выплюнуть его, будто горькую слюну. Это имя не подходило ей, нет, никак! И никогда не могло.
- Рэнши… - неожиданно для себя выдал тэнэбрэ, после чего криво ухмыльнулся. – Не эрбэнэт. Тэнэбрэ. Рэнши… - выдохнув горячим воздухом на кожу шеи, Шиан вновь раскрыл рот, на этот раз оставив мокрую дорожку на чуть солоноватой коже горячим языком. Он подозревал, что она могла бояться его. Нет, он знал это. У нее были причины. Он хотел, чтобы его боялись… но это был не тот момент.
- Не бойся, я тебе ничего не сделаю, - негромко сказал он ей под ухо. – Даже несмотря на то, что невероятно хочу этого… твое тело, твой запах… - он чуть придавил ее к покрывалу своим телом, - и твое согласие на кровь… но твой страх, - он сдавленно выдохнул сквозь зубы, ощутив гнев и низко выдавив: - Проклятье…
В самом начале он даже и помыслить не мог, что сможет когда-либо так хотеть женщину. Это было иное желание. Не просто погрузиться в женское тело, горячее и обволакивающее, и это было не то же желание совершить еще одну победу, что охватывало его еще при жизни в Чисгэрии, когда он видел этих напыщенных тэнэбриек, что готовы были вешаться на него... Нет, совсем иное. Как откусить от запретного плода. Но он не мог этого сделать. Она этого не хотела. А сделать что-то, когда она этого не хочет - это не победа, это лишь признание поражения...
- ...твой демонов запах... - он вдруг резко отстранился, отскочил, словно ошпаренный.
Уперевшись ладонями в стену справа от двери, сгорбившись и опустив голову, Шиан тяжело дышал через нос, держа глаза напряженно закрытыми. Пальцы сводило, как и само тело от какого-то ненормально напряжения, от которого так и тянуло передернуться. Он зло ударил кулаком в стену, почувствовав, как боль стрельнула от костяшек до самого локтя, но он быстро ударил целых три раза, поэтому эта боль слилась в единую. Но только так он мог куда-то деть накопившуюся энергию, отрезвить себя.
 
ДарленнДата: Четверг, 14 Июн 2012, 02:58 | Сообщение # 22







Жилая палуба. Каюта.

Она слушала внимательно, причем слушала не только обращенные к ней слова, но и остальные звуки – «голоса» корабля эрбэнэт привычно отбрасывала прочь, как несущественное, а вот любые шорохи исходившие с той стороны, где сидел тэнэбрэ старалась улавливать с рвением косули, которая точно знает, что в десяти метрах притаился хищник. Здесь, среди кромешной темноты, полагаться оставалось только на звук. Целительница даже слегка позавидовала Шиану – как для него все просто, окрасил свои глаза в красный и нате, видно как днем. И все же дальнейшие объяснения оказались несколько смазаны, из-за того, что мужчина таки приблизился… да так ловко, что она этот момент вообще упустила, даже на слух. Вот его голос раздается еще на сравнительном удалении, а вот пальцы уже сомкнулись на запястье и сам тэнэбрэ положил ее ладонь себе на грудь. Жесту этому Дара вовсе не обрадовалась – одно дело, когда он прикасается к ней из надобности, сидя позади на том же шайре, и совсем иное вот так, без видимых причин. Она и сама отлично знает, чем отличается труп от живого существа, тогда зачем?..
Внутренне эрбэнэт подобралась, бессознательно желая лишь одного – отодвинуться куда-то на другой конец кровати. Но, увы, каютная койка это вам не трехспальное ложе под балдахином, особо двигаться-то некуда. Зато мысленно она приказала себе сосредоточиться, собраться, прекратить вздрагивать, стоит лишь Шиану оказаться на расстоянии в пол-локтя. Если он действительно забавляется таким образом, наблюдая как она дергается от каждого касания, то единственный способ прекратить все это – не реагировать так, как он ждет. Можно ведь просто замереть…
Все приказы пошли прахом, стоило лишь ощутить, как мужские руки упираются в одеяло по обе стороны от нее. Страх хлестнул так ощутимо, что вновь перехватило дыхание, как от удара в живот. Чувствуя его дыхание на собственной коже, понимая, что находится в полной власти тэнэбрэ, жрица крепко сцепила зубы, закрыла глаза, пытаясь хоть как-то усмирить тошнотворный ужас. В такие моменты положено молиться, прося о защите Богов, но как на зло все святые слова вышибло из памяти, и Дара просто попыталась сосчитать до десяти.
Шиан продолжал, хотя все последующее не находили вообще никакого отклика. Девушка слышала их, запоминала, но не могла из себя ни слова выдавить. Когда этот мужчина находился так близко, гортань сводило каким-то параличом, и колдунья буквально теряла дар речи.
Собственное имя звенело в голове, будто похоронный колокол, эрбэнэт поняла, что если не свихнется сейчас, наедине с этой жутью, темнотой и Шианом, то сумеет сохранить светлый разум навечно. И в какой-то момент ей показалось что все, это граница, предел, край, что дальше она не выдержит, потому что никто бы не выдержал, и что…
Ощущение мерзкого резонанса ослабло внезапно, будто струны разорвались. По ним резануло чужое, незнакомое, странное имя. Жрица распахнула глаза, с толикой удивления глядя вверх, в темноту. Не сказать, чтобы «открытие» тэнэбрэ ей понравилось, но и прежнего отторжения не вызвало. Вместо этого пришло новое ощущение, будто сама целительница шагнула на ступеньку длинной лестницы. Куда та ведет и нужно ли куда-то идти – Дара не знала. Но прозвучавшее имя, казалось бы, набор букв, внезапно успокоило подступающую истерику – остроухая лишь сжала челюсти до боли, когда горячий язык прошелся по ее коже.
Страх остался, но его можно было терпеть, не поскуливая и не стараясь отползти в какой-то дальний угол. Снова прикрыв глаза, жрица крепко сжала пальцы, забрав в кулак грубую шерсть одеяла, и вновь стала слушать. Слушать – это все что ей оставалось. С каждой прошедшей секундой, кроме желания оказаться где-то в ином месте и чуть ни в ином времени, Дара ощущала некоторый отголосок удивления. Если дела обстоят именно так, если он действительно хочет ее, то, что его останавливает? Почему он не поступает так как привык, забирая свое по праву сильного. Здесь и сейчас она целиком и полностью в его власти, тогда почему?.. Только потому что она боится? Но она боялась тэнэбрэ с первой минуты знакомства!
В висках, в груди, в запястьях билось это «почему?», словно ответ мог отгородить ее от страха, ощущения душной опасности, которые вызывал в ней Шиан. Он не лгал ей, об этом говорило все женское естество молодой эрбэнэт – она чувствовала его гнев, мужское напряжение, и какой-то… его собственный резонанс. Чувствовала, но ничего не могла сказать или сделать, чтобы все это закончилось.
Лишь когда он резко отстранился, девушка, тяжело сглотнув, медленно с какой-то опаской выдохнула. И практически тут же вздрогнула от резкого звука – она не видела что именно происходит где-то в темноте, и каждый последующий удар заставлял нервно смаргивать. Только когда все стихло, жрица медленно приподнялась на своем месте, садясь и поджимая ноги, а потом заговорила. Не потому что хотелось говорить, а по старой привычке – хозяина жутко бесило, если Дара отмалчивалась в ответ на заданный вопрос. Правда, сейчас начала она вовсе не с ответов.
- Скоро мы прибудем на Манипуру и ты больше никогда меня не увидишь, - голос звучал хрипло, хоть и сравнительно ровно, тогда как мысленно она молилась о том, чтобы это случилось так. - Но пока… Никто кроме меня не ответит мне же на нужный вопрос. И никто кроме тебя не даст мне шанс получить этот ответ. Если я не пойду с тобой сегодня, то никогда уже не узнаю сколько во мне от… Рэнши.
«Сегодня мне нужно будет решить. Если я не сумею, испугаюсь, отступлю, то вернусь домой, вернусь в Храм, и буду по-прежнему искать то, что искала. Если же нет… то и Храме мне делать нечего. Все равно Богиня никогда не даст желанное такой как я».
 
ШианДата: Четверг, 14 Июн 2012, 19:35 | Сообщение # 23







Жилая палуба. Каюта.

Шиан не чувствовал себя так паршиво даже после тройки ударов плетью. Тогда все упиралось лишь в дикую ярость, что выгрызала его изнутри, как и ненависть, а также физическую боль. Сейчас же его разрывало то, что он ничего не мог сделать. Эрбэнэт была рядом, а он даже не мог коснуться ее как сам того желал. Вместо этого видел в ее глазах демонов страх! И не важно, что он был заслуженным, дело было совершенно не в этом! Он и сам, наверное, не понимал, в чем именно. Он будто пытался докричаться до стоящего рядом человека, а тот и ухом не вел, а видел лишь то, что он кричит, воспринимая это как причину для опаски и страха…
Его колотило. Смешанные в единый клубок ощущения ходили в нем волнами, поднимаясь по спине и отдаваясь где-то в груди. Напряженные руки давили на стену так, будто собирался ее сдвинуть. Дышать через рот было сподручнее для успокоения, и потому через какое-то время по палубе разнесся звук его дыхания. Неожиданно подавшая голос эрбэнэт заставила напрячься и замереть на мгновение, а после обернуться через правое плечо. Она сидела там, поджав ноги и не глядя на него. Никуда не бежала, не плакала. Привыкла? Или он просто сделал слишком мало для этого?
«Слишком мало…» - неожиданно осенило его. Каждый раз, после того как он позволял себе что-то по отношению к ней, она затем менялась, будто раскрывалась для него. Прошло совсем мало дней после того как он довел ее до слез, а сегодня они уже вместе распивали вино и… эта ситуация.
Шиан неожиданно успокоился. И пусть не до конца, это позволило ему расслабить руки и выпрямиться, опуская руки. Сглотнув, опустив взгляд, он прошел к небольшой масляной лампе, что свисала с потолка по центру каюты, и разжег ее. Каюта враз была залита слабым светом, но так, по крайней мере, становилось хоть что-то видно и без аурового видения.
- Хочешь узнать, да?.. – он вытащил кинжал из-под одеяла, где держал его на случай незваных гостей, и вытащил из ножен. Лезвие блеснуло оранжевым отсветом в свете огня из лампы. Затем снял рубашку, бросил ее на кровать и подошел к эрбэнэт. – Тогда давай.
Он перевернул кинжал в руках рукоятью вперед, предлагая эрбэнэт взять его.
- Ударь меня. Так и узнаешь. А пока будешь меня лечить – сможешь это как следует обдумать. Если только не решишь действительно убить меня. Такие как я ведь не заслуживают жить, верно? – он внимательно, с прищуром, смотрел эрбэнэт в лицо. Из-за того что лампа была за его спиной, его тень падала не девичьи ноги, но несмотря на малое количество света, она должна была достаточно хорошо видеть и его и его лицо.
 
ДарленнДата: Пятница, 15 Июн 2012, 14:30 | Сообщение # 24







Жилая палуба. Каюта.

Ответом на ее слова было молчание, которое нервировало в этой темноте похлеще любых слов. Эрбэнэт поймала себя на мысли, что в самом начале их знакомства, когда Шиан оскорблял ее было даже как-то легче… Ничего приятного нет, конечно, и в том случае, но хоть понятнее и проще. А теперь, только и остается что сидеть, прислушиваться к любому звуку и понимать – ты не в состоянии предвидеть вообще ничего. Ни слова, ни шага.
Она поняла, что мужчина куда-то направился, и замерла в ожидании. Шаги остановились в стороне от ее места, что-то суховато щелкнуло, и в темноте вспыхнул огонек – так неожиданно, что девушка зажмурилась на пару секунд. Масло в лампе оказалось паршивое, плохо горело, чадило и трещало, да и света давало самую малость, но все это было неважно – Дара испытала колоссальное облегчение. Внезапно она поняла, что до этого и не дышала по-человечески, а теперь вдохнула полной грудью. Казалось бы – ну что изменилось? Тэнэбрэ никуда не делся, она по-прежнему в полной его власти и он по-прежнему волен развлекаться за ее счет… и все же, вопреки логике стало легче. Настолько, что эрбэнэт сумела ощутить даже слабый отголосок раздражения – еще немного в такой компании, и она начнет темноты бояться, словно маленький ребенок.
Жрица внимательно наблюдала за действиями мужчины, благо, у нее появилась такая возможность – наблюдать. И появившийся из ножен кинжал заставил вновь почувствовать ледяную хватку страха внутри. Исподлобья она наблюдала, как Шиан стягивает рубашку, как подходит ближе, протягивая ей оружие. Даже смысл его слов дошел не сразу, сейчас мир сошелся клином на обоюдоостром стальном лезвии.
И лишь спустя несколько секунд созерцания протянутого кинжала, пальцы целительницы сомкнулись на рукояти. Тяжесть оружия в ладони заставило ощутить мир вокруг острее, ярче, чем до этого. Прежний страх сменила кратковременная способность ясно мыслить, а за ней внутри шевельнулась уже знакомая злоба.
Только Боги знали, как ей острохренело быть объектом маленьких и не очень маленьких испытаний, подбрасываемых тэнэбрэ. Виски заломило от зашумевшей крови, безумно захотелось послать Шиана… нет, даже не к его любимому Року, а куда дальше, словами, которые она слышала от Грейвелла.
То, на что она согласилась было по сути своей омерзительно и неправильно. Но то, что предлагал белокосый, было не только омерзительно, но и невозможно. Вообще. Убивать его сейчас она не стала бы, даже захоти и сумей – во-первых, давнишняя парочка никуда не делась, во-вторых, тело-то куда девать? А резать, чтобы потом лечить… это напоминало пыточные застенки и иже с ними, от подобных перспектив у колдуньи к горлу подкатывал комок тошноты.
Крепко сжав рукоять в правой ладони, и уперев кончик указательного пальца в самое острие клинка, она подняла взгляд на стоящего в шаге мужчину. Клокотавшая где-то внутри злость заставляла крепче сжимать челюсти, сводила мышцы шеи, отчего яремная ямка прорисовывалась значительно глубже.
- Может и верно. А не обидно в случае чего умирать от рук луовийской шлюхи?
Она ни секунды не верила, что тэнэбрэ позволит так просто ударить себя ножом. Даже с перспективой исцеления. Скорее хочет спровоцировать ее на что-то, то в конечном итоге плохо для нее же закончится. Но как же ей надоело чувствовать себя ужом, которого мальчишка поймал, а теперь тыкает горящим прутиком, наблюдает, как змея то извивается, то сжимается в клубок! Мерзкое, гадкое чувство зависимости от чужой прихоти… Эрбэнэт окатила тошнотворная волна отвращения, и на мгновение она вновь почувствовала себя лежащей на животе, там, перед костром. Пытаясь унять это чувство, жрица втянула воздух сквозь сжатые зубы, и уже поднимаясь со своего места, заговорила:
- Убивать тебя сейчас нет резона. И ты это знаешь. А пускать кровь, чтобы потом лечить… я не заплечных дел мастер, - кинжал она отшвырнула куда-то на постель, словно гадюку. – Развлекайся за счет кого-то другого, Шиан.
Ощущение, что если сейчас останется рядом с ним, то либо свихнется, либо поднимет этот демонов клинок и действительно полоснет – пусть не глядя, даже не целясь, было невероятно сильно. Поэтому эрбэнэт быстрым, широким шагом направилась в к выходу из каюты, мечтая оказаться где угодно, лишь бы в этом «где угодно» не было даже намека на Шиана.
 
ШианДата: Пятница, 15 Июн 2012, 17:41 | Сообщение # 25







Жилая палуба. Каюта.

То, что девушку охватила злость, можно было видеть по ее глазам. Не заметить в них того огня, которого в них так не хватало, после того как ранее был лишь страх, Шиан просто не смог бы, даже если бы сильно пожелал. Почему она разозлилась он, правда, не понял. Он предлагал ей проверить то, насколько далеко она может зайти, проверить без неприятностей, даже без последствий, к тому же, она наверняка хотела его ударить за все им содеянное. Однако почему-то не спешила, вертя в руках кинжал.
Когда же она заговорила, тэнэбрэ нахмурил брови. Он ничего не стал отвечать. На деле он просто знал, что она не убьет его. Как не сможет убить и еще кого-то. Именно поэтому он затеял это все именно сейчас. То, что она сейчас огрызалась – было лишь ее попыткой уйти от того, к чему он ее толкал. Крайне неумелой. Она боялась? Может быть. Или не хотела делать что-то подобно? Тогда странно, что она вообще согласилась ранее убить кого-то. Сейчас же он предлагает ей не убивать его, а лишь нанести удар. Чтобы лишний раз убедиться, что у нее дрогнет рука и она не сможет этого сделать. Ему важно было проверить это здесь и сейчас. Но эрбэнэт вдруг поднялась со своего места и вновь заговорила. Каждое ее слово было будто плевок ему под ноги. Последние слова были последней каплей.
Перехватив руку, что мгновением ранее отшвырнула кинжал прочь, Шиан развернул девушку, схватил за второе запястье и припечатал к стене. Сильно больно ей не должно было быть, но его силу она почувствовать должна была.
Нависнув над эрбэнэт, прижимая ее запястья к стене, тэнэбрэ глуховато произнес, когда серые глаза обратились к зеленым, что в свете лампы казались темно-карими:
- Ты хочешь проверить себя, но когда подворачивается возможность – бежишь прочь. Если ты замнешься в тот момент, когда в твоих руках будет кинжал – это может стоить жизни нам обоим. Если что-то пойдет не так, если твое желание – не настоящее, это испортит жизнь как тебе так и мне, - он сощурил левый глаз сильнее. – Меня свяжут и затем отправят на невольничий рынок, а тебя – изнасилует каждый, кто пожелает на этом корабле. Ты готова так рисковать? Я – из-за тебя – нет. Поэтому, - он отошел, быстро подхватил кинжал и вложил в руки девушки, сжав их в своих, - получи ответ сейчас.
Он отошел, разводя руки в стороны, будто приглашая, серьезно глядя на девушку.
- И не говори о смерти, если не готова ее кому-либо подарить. Но если собираешься убить кого-то – будь готова к тому, что и тебя могут убить.
Конечно, он прекрасно знал, как и она знала, что если с ее стороны будет попытка убить его, он убьет ее до того, как умрет сам. Это же может сделать и кто-то другой, кого эта горе-убийца решит завалить.
- Докажи мне, что ты стоишь хоть какого-то риска, Рэнши, - он незаметно усмехнулся, хотя усмешка была довольно злой. Стоял он достаточно близко к эрбэнэт, чтобы она могла полоснуть его кинжалом.
 
ДарленнДата: Суббота, 16 Июн 2012, 01:27 | Сообщение # 26







Жилая палуба. Каюта.

Видят Боги, она действительно хотела уйти. В какой-то мере, это «уйти» равнялось «сбежать», но в основном ею двигало простое желание оказаться от тэнэбрэ подальше, усмирить, задавить в себе шипящий клубок, как она делала тысячу раз до этого. До Шиана.
И видят Боги, она не видела в этом ничего дурного, предосудительного или оскорбительного. Она в самом деле считала, что мужчина ее отпустит. И просчиталась. Тот момент, когда он начал двигаться в ее сторону, эрбэнэт как всегда пропустила – Шиан был слишком быстр и непредсказуем. Казалось бы, вот она идет к двери, а в следующее мгновение уже никуда не идет, ощущая спиной плохо обструганные доски обшивки. Было это не столько больно, сколько жутко. Потому что куда более походило на произошедшее несколько дней назад. Там, на постели все было по-другому. Она чувствовала его дыхание, тяжесть его тела, но не его силу. А теперь тэнэбрэ продемонстрировал ей свой коронный аргумент, ясно давая понять, что все здесь будет так, как он пожелает. Только так. И его руки, прижимающие ее запястья, казались раскаленными добела наручами – наверное, отвесь он ей пощечину за сказанное, и то не добился бы такого эффекта. А теперь в ушах и висках мелко-мелко застучали молоточки. Обращенные к ней слова эрбэнэт слышала словно сквозь рев прибоя, какими-то отрывками: «бежишь прочь», «это испортит жизнь», «из-за тебя – нет», - и смысла эти фразы в себе не содержали. Зато смысл появился, когда в ладонь вновь легла гладкая рукоять кинжала.
Жрица Луови подняла взгляд на стоящего напротив мужчину. До этого момента она нечасто смотрела на него столь прямо и открыто, буквально разглядывая, запоминая. И одновременно вспоминая…
«Шлюха».
Чуть пониже кадыка, в шейную впадину – главное попасть в блуждающий нерв, а после остановится сердце. Даже истекать кровью нет нужды.
«Становилась как сучка на четвереньки, если это было нужно им, чтобы ощутить всю ту любовь, что ты могла им дать?»
Солнечное сплетение – разорванная брюшная аорта. Если верить собственным теоретическим знаниям, то боль будет такая, что на мало-мальски активные действия способен он не будет. Почти сразу наступит паралич дыхания.
«Ты даже не представляешь, как велико искушение сейчас всадить тебе член промеж ног, растянув тебя на добрые два дня… Но это того не стоит»
Сердце или печень. Сложно, особенно в сердце – бить придется не в грудину, а снизу вверх, под ребра. Для этого нужна физическая мощь и клинок подлиннее. Точно ей не по силам, пусть и смертельно…
На деле все эти мысли-воспоминания заняли какую-то долю секунды, промелькнув яркой вспышкой. Но этого времени хватило, чтобы внутри дозрело нечто, чему сама Дара названия не знала. Оно зародилось внутри там, на равнинах близь Ораэ, когда она впервые поняла, что боль бывает унизительной. Крепло с каждым днем, набиралось сил, а здесь наконец-то появилось на свет.
Сейчас жрица Богини не хотела любви, света, храмов, проповедей. Не хотела споров, чужой или своей правоты, не хотела понимать стоящего напротив мужчину или чтобы он понимал ее. На самом деле хотелось лишь одного…
- Никогда больше, - пальцы сжали рукоять так, что костяшки побелели, а суставы свело болью, - никогда не прикасайся ко мне, мразь.
Много позже, вспоминая этот момент, девушка готова была поклясться, что кто-то невидимый и неведомый толкнул ее под локоть, дал силы на замах. Она держала оружие острием к себе и книзу, полоснув самим лезвием справа налево, снизу вверх, наискось по мужской груди. И практически сразу же отступила, чувствуя спиной стену, ощущая дикое болезненное напряжение сводящее плечи, лопатки, спину… Рука с кинжалом была крепко прижата к правому бедру, лезвие смотрело вперед и вверх. Четко осознавала эрбэнэт лишь одно – если сейчас все повторится, если он опять захочет ее наказать, начнет приближаться… одна-единственная попытка у нее будет. И уже почти неважно, что последует за ней.
Сообщение отредактировал Дарленн - Суббота, 16 Июн 2012, 01:35
 
ШианДата: Суббота, 16 Июн 2012, 02:00 | Сообщение # 27







Жилая палуба. Каюта.

Что-то изменилось. Сложно было сказать в какой именно момент. Но уши разом заложило, все звуки сузились до звуков дыхания и собственного сердцебиения. Глаза тэнэбрэ расширились, когда он увидел в слабом свете лампы взгляд, коим были наделены глаза напротив.
«Тот же самый взгляд…» - серые глаза чуть сузились, когда взгляд уловил некоторые изменения и в позе, самих руках, что были напряжены сильнее. А затем последовали слова, на которые Шиан успел лишь нахмуриться. Он был напряжен, был готов перехватить руку, если бы она шла не туда, даже глаза его, будто без его участия, окрасились в алый цвет.
А затем этот цвет занял все вокруг. Шиан почти зажмурился, когда знакомая боль полоснула по груди, заставив его сдавленно выдохнуть и затем сжать зубы, отступая на два шага назад. Правая ладонь легла на грудь, по которой вниз бежала кровь от хорошего и достаточно глубокого пореза. Если его вовремя не залечить, к числу прежних шрамов прибавится и еще один. Заметный. И он будет постоянно напоминать об этом дне. Эта мысль заставила на миг задуматься и понять, что Шиан и сам не знал, радует его этот факт или нет.
Боль лишь отдаленно напоминала ту, что была после удара хлыстом. Основа боли была одна и та же, но ощущения разнились. Возможно потому, что и удар был нанесен совершенно иным лицом.
Краем глаза Шиан видел, что девушка держит у ноги крепко сжатый кинжал, острие которого вызывающе смотрело на него. Будто готовилась обороняться. Думала, что он бросится на нее, будто зверь. «Дура несчастная…» - подумал он, усмехнувшись и убирая руку от груди.
Крови было действительно много; багряные ручейки уже сбежали вниз по животу и впитались в ткань штанов. Когда взгляд серых глаз упал на окровавленную ладонь, окружению вернулись все звуки. Шум моря, стон корабля, скрип пола над головой, отдаленные голоса.
Шиан поднял взгляд на лицо эрбэнэт. В его серых глазах была задумчивость и как будто что-то от легкого сожаления. Он знал, что если сделает резкое движение – эта дуреха попытается убить его. Может это у нее даже и получится, правда держа руку вот так, внизу… очень неосмотрительно. Она не привыкла убивать, не привыкла драться. Она едва только вскинет руку, как он перехватит ее – самое большее, на что девушка сможет рассчитывать, так это еще один порез, уже на его руке.
С прежним задумчивым взглядом, который он специально некоторое время продержал на кинжале, чтобы она сама видела, что он заметил все, что было нужно, Шиан сделал пару шагов вперед. Ровно настолько, чтобы вытянутой рукой иметь возможность коснуться окровавленными пальцами гладкой щеки.
Он почти иронично усмехнулся.
- Я же говорил, - и слабо, но резковато поднял женский подбородок. – Рэнши.
Затем посмотрел на свою ладонь и грудь, обреченно выдохнул, после чего протянул левую руку и практически выковырял из ладони эрбэнэт кинжал. Осмотрев его лезвие, хмыкнул.
- Не думал, что сможешь так быстро это сделать... Выходит, - он поднял подбородок, сверху вниз глядя на женщину, поигрывая кинжалом в левой руке, - снявший с тебя маску – мразь? Впрочем, - он небрежно повел пальцами правой руки у своего виска, будто отмахиваясь от назойливой мухи, - так и есть. И все же, - та же рука уперлась в стену в стороне от головы Дарленн, - не будь так, ты бы этого не сделала. Впору бы сказать «спасибо».
На лицо его вдруг легла тень задумчивой серьезности, взгляд внимательно изучал глаза напротив.
- ...Паршивые ощущения, да? - негромко спросил он совсем иным тоном, спокойным. Спрашивал он, конечно же, о том, что сама девушка ощущала после того, что сделала. Выдержав секундную паузу, приподняв брови, он вдогонку осведомился: - Полегчало?
Он вдруг усмехнулся, качнув головой.
- Хотя вряд ли, - он сощурился от боли в груди, что постоянно отвлекала. Кровь все еще текла, теперь чтобы ее отмыть понадобилось бы много воды.
 
ДарленнДата: Суббота, 16 Июн 2012, 20:05 | Сообщение # 28







Жилая палуба. Каюта.

Она по-прежнему смотрела на тэнэбрэ, но теперь во взгляде к безнадежному, звериному вызову и злости примешалось ожидание. Масляная лампада светила мужчине в спину, поэтому на ярком фоне его силуэт казался совсем темным, трудно было разобрать выражения лица. На темной коже кровь казалась черной, будто смола, и не вызывала обычного целительского интереса, который до этого провоцировали любые ранения.
Если за неосторожные слова, за глупые суждения он делал с ней то, что делал, то чем обернется для нее все это? Эрбэнэт очень сомневалась, что Шиан принадлежит к типу мужчин, которые разрешают безнаказанно пускать себе кровь. Она ждала, секунды шли, а расплата за сделанное почему-то не приходила.
Его гнева целительница не чувствовала. Вообще. И это озадачивало сильнее всего, ослабляло прежнее напряжение, убивало то самое ожидание. Он приблизился не сразу, а когда все же двинулся навстречу, то напоминал ловца горностаев – особой опасности зверек не представляет, но лучше его не злить лишний раз, чтобы не цапнул за палец.
Ожидание отступило внезапно, просто схлынуло волной, когда стоило ей увидеть выражение мужского лица. Он улыбался. Не зло, без предвкушения отплаты, а как-то совсем по-иному. Такой улыбки айлвийка на этом лице еще ни разу не видела, и уж тем более не ожидала увидеть в ответ на удар ножом. Зрелище почти завораживало, поэтому Дара безропотно снесла касание теплых, влажных от крови пальцев, а после – отдала кинжал.
Вместе с напряжением ушли желание защищаться, и отчасти растаяла злость. Только глуховатое раздражение из-за того, что тэнэбрэ так близко, да еще и считает, будто ей есть за что благодарить.
Нет, не паршиво. Нет, не полегчало. Жрица прислушалась к себе, но ощутила лишь гулкую пустоту внутри, в которой слабым эхом слышались отголоски прежнего гнева. Ни вины, ни сожаления, ни чувства неправильности происходящего. Ничего. Ей не хотелось ни извиняться, ни благодарить. Зато очень хотелось оказаться одной где-то на верхней палубе, вдохнуть полной грудью запах моря и подумать…
Эрбэнэт с трудом разомкнула крепко сжатые челюсти.
- Ты получил, что желал? – «Получил, то, что заслужил. Самую малость из того, что заслужил». – Увидел то, что хотел увидеть?
И все же, она понимала – даже отступи сейчас Шиан, позволь ей уйти, она не уйдет. Почему – то вопрос следующий. На выбор имелось несколько вариантов ответа, ни один из которых колдунью до конца не устраивал.
Не дожидаясь ответа, Дара подняла правую руку, еще несколько минут назад сжимавшую рукоять – коснулась пальцами черной, масляно поблескивающей кожи, и повернула ладонь к себе. На собственных руках кровь была такой, как и положено – красной. Что-то внутри должно было шевельнуться, вызывая отголосок вины, страха или боли, эрбэнэт ждала этого, почти желала… но нет. Жрица нахмурилась, пытаясь понять – дело в том, что она ударила именно Шиана, или в том, что пересечена какая-то личная граница?
- Садись, - опустив руку, девушка коротко кивнула в сторону койки.
 
ШианДата: Суббота, 16 Июн 2012, 20:31 | Сообщение # 29







Жилая палуба. Каюта.

Увидел ли он то, что хотел? Возможно, но лишь совсем немного. Он хотел увидеть больше. Много больше. Один лишь взгляд – им его желание нельзя было удовлетворить. Все равно что пытаться ублажить мужчину одним невинным поцелуем в щеку. Нет, это все лишь распаляло настоящее желание увидеть то, чего так желал Шиан уже с того самого момента, как в первый взгляд узнал о существовании Рэнши.
- Я? – избегая отвечать на вопрос сразу, переспросил Шиан, приподняв бровь и криво улыбнувшись. – Это ведь ты хотела проверить себя. Я всего лишь наблюдаю… и не могу сказать, что мне не нравится то, что я вижу.
Он сощурил глаза, улыбнувшись, но как-то странно, будто подумав о чем-то. На самом же деле он вообще в этот миг ни о чем не подумал. Шиан просто смотрел на эрбэнэт. В тусклом свете, охватывающим каюту, ее кожа казалась темнее, чем обычно, почти смуглой. Если приложить фантазию, можно было бы решить, что это ее природный оттенок. Почти тэнэбрийский. Не хватало лишь волос не такого человеческого оттенка и красных глаз. Но с последним Шиан еще мог смириться… как и с первым. Цвет кожи пока что раздражал его больше всего. Потому что не подходил той, что стояла напротив.
Глядя на девушку тэнэбрэ поймал краем глаза и вид ее руки, что потянулась к ране на груди. Напряжение, практически материальное, десятками молний пробежало от места касания в разные стороны, заставив мужчину крепче сжать зубы и опустить взгляд на руку. Он глубоко вдохнул через нос, затем опять подняв взгляд на эрбэнэт, когда та коротко кивнула на лежанку, именуемую кроватью.
«Все-таки собирается меня лечить? Зачем бы ей это, она может и отказаться… или Луови еще из головы не выветрилась?» - убрав кинжал в левый сапог, тэнэбрэ сел, после чего повел плечами. Это действие вызвало боль в груди, из-за напрягшихся мышц. Взгляд же его изучающее блуждал по эрбэнэт. Ему интересно было, что сама она думает о том, что произошло. Впрочем, спроси он, вряд ли бы она ответила. Отчасти может потому, что сама еще не знала, как относиться к тому, что сделала. Он видел взгляд, в котором отразилась часть нечто подобного, и надеялся, что ему не показалось.
 
ДарленнДата: Воскресенье, 17 Июн 2012, 02:42 | Сообщение # 30







Жилая палуба. Каюта.

Ответ тэнэбрэ девушка не стала никак комментировать, за время их знакомства она уже научилась оставлять свое мнение при себе в девяноста девяти случаях из ста. Но для простого наблюдателя, который лишь смотрит на то, что ему нравится, Шиан вел себя чересчур активно. Одно дело подстегивать ее на что-то, издеваться, оскорблять провоцируя на какие-то действия, совсем иное позволить причинить себе боль. Ради чего это все? Ради нее? Нет, вряд ли. Ради его любопытства, интереса? Но неужели он того стоит? Если раньше все его действия Дара воспринимала, как праздную забаву, то теперь они приобрели иную окраску. Судя по многочисленным отметинам, тэнэбрэ отлично знал истинную цену своей боли. И тем страннее было произошедшее несколько минут назад. Самым простым способом узнать правду, было бы спросить у него самого, но начинать еще один разговор ведущий в никуда колдунья не хотела. Поэтому убедившись, что он не станет отмахиваться со словами, мол, это царапина, и вообще не твое дело, направилась к собственной сумке. Из нее она извлекла полоску ткани – кровь лучше смывать пока она свежая, засохшую демона с два отмоешь, а на морском судне воды для купания запасено не было. Когда направлялась обратно, на ходу отстегивая от пояса флягу с водой, корабль ощутимо качнуло, отчего пришлось сделать лишний шаг в сторону, держа равновесие. Впрочем, это не заняло и секунды внимания эрбэнэт. Качки – даже настоящей качки, а не этого бултыхания, - она не боялась, и нрав Айлвийского моря знала неплохо, по осени то частенько капризничало, штормило, но редко обрушивало на головы моряков нечто действительно серьезное.
И фляга, и отрез ткани отправились на одеяло, а сама целительница уже «разжигала» руну на запястье. Мыслями, правда, она была достаточно далеко, и размышляла вовсе не о произошедшем. Нет, собственный поступок лучше обдумать потом, когда окажешься наедине с собой, и рядом не будет не только Шиана, но и вообще разумных существ. Пока же она вспоминала лесную поляну, освещенную дюжиной небольших костров, и бродящих в темноте чудовищ. Тогда тэнэбрэ не понял зачем она продолжила лечение, хотя более понятной и очевидной вещи представить себе невозможно. Этот же вопрос наверняка ждет ее вновь, так что проще предупредить.
- Зачем мне это, да?
Руна на запястье сияла мягким, успокаивающим светом, сводить же края пореза колдунья начала по ходу его нанесения – то есть снизу. По сути, учитывая с чем порой приходилось иметь дело, рана была пустяковая, тут даже полноценная концентрация, граничащая с трансом не нужна. Знай себе своди края по сантиметру и сращивай рассеченные ткани. Пока занималась делом, все думала, как бы продолжить. Так, чтобы и правду сказать, и в ход мышления тэнэбрэ вписаться.
- Не в твоих правилах издеваться над женщинами. Не в моих правилах оставлять о себе на память такие следы. К тому же, сегодня тебе лучше быть целым и невредимым.
«…все порой нарушают свои правила. Хотя бы частично. Но у тебя шрамов и без моей помощи предостаточно. Даже если все они получены тобой заслуженно».
 
ШианДата: Воскресенье, 17 Июн 2012, 03:12 | Сообщение # 31







Жилая палуба. Каюта.

Эрбэнэт будто прочитала его мысли, задав вопрос, который он мысленно ранее сам задал то ли себе, то ли обращаясь к ней, пусть и не рассчитывая на ответ. Шиан посмотрел на эрбэнэт чуть более внимательно, хотя изменения во взгляде были практически незаметны, однако продолжения не последовало. Дарленн задумалась на какое-то время, у тэнэбрэ же был шанс наблюдать за тем, как ход ее мыслей отображался на ее лице. Совсем слабо, но по блеску глаз было видно, что девушка серьезно о чем-то думает.
Лечение же к тому моменту началось, и нельзя было сказать, что приносило приятные ощущения. Они заставляли болезненно щурить правый глаз и слабо кривить губы. Походило на то, будто в груди у тебя копошилась стайка жуков, что жевали края рваной раны. Неприятно, немного щекотно и с пощипыванием. От лечения раны на груди были немного другие ощущения, нежели от той, что была им получена во время встречи с делоргами – тогда было больше просто неприятно, зудящее.
Продолжение от эрбэнэт все-таки последовало. Оказалось, ей просто совестно оставлять на нем лишние знаки. Походило на какое-то лицемерное благородство. Она лечила его только потому, что сама бы стала чувствовать от этого спокойнее. Сделала свое доброе дело; очередной раз доказала себе, что не так плоха.
- Только мне? – чуть наклонив голову в сторону, Шиан вопросительно заглянул в лицо девушки.
«Интересно, она все еще хочет убить кого-то? Это нужно было ей чтобы проверить себя. Но это она сделала здесь, неужто решится пойти дальше? Больше похоже на… хм, если она будет согласна взять кинжал сегодня еще раз, то не так высоко она ценит людскую жизнь, как хочет себя убедить».
 
ДарленнДата: Воскресенье, 17 Июн 2012, 18:07 | Сообщение # 32







Жилая палуба. Каюта.

Как расценил ее слова тэнэбрэ, осознал ли то, что колдунья попыталась объяснить или уловил в сказанном, как обычно, какой-то свой собственный смысл, она так и не поняла, предпочитая заниматься собственным делом. Пусть действия ее оставались скорее механическими, но определенный уровень концентрации все равно требовался. Поэтому на заданный вопрос эрбэнэт ответила не сразу, а спустя некоторую заминку. Порез был заживлен больше чем наполовину, когда целительница быстро сморгнула, остановившись – пусть рана и казалась несерьезной, но колдовскую энергию «сливала» она быстро, отчего перед глазами начали мельтешить золотистые мошки. Можно этот процесс и растянуть, но находиться так близко к Шиану по-прежнему было неприятно. Конечно, стоило ему оказаться рядом в качестве пациента, а не источника проблем, становилось немножко легче, но в целом это картину не меняло. Короткую же передышку Дара использовала, чтобы восстановить внутреннее равновесие, и одновременно унять неприятное тянущее ощущение в груди – все же колдовская сила не любила, когда ее подгоняли.
- Только тебе, - коротко обронила жрица, в который раз убеждаясь, что мужчина, похоже, имеет очень нелестное мнение касательно ее умственных способностей. Нет, светочем разума себя Дара никогда не считала. Но даже если отбросить какие-то личные правила и прочую моральность, то и дурой, которая оставит тэнэбрэ раненным накануне запланированных неприятностей она тоже не была. Имея самое минимальное представление о том, что Шиан собирается делать, целительница подозревала, что глубокий кровенящий порез на груди ему поможет мало. Впрочем, объяснять все это не было даже малейшего желания, и она просто вернулась к прежнему занятию.
Когда руна погасла, и девушка отступила назад, последовал короткий кивок в сторону отреза ткани и фляги, что лежали на одеяле.
- Смой кровь. Засохнет – будет сложнее. А пресную воду на корабле для мытья не используют, - прозвучало это скорее как самый обычный совет, судьба которого – прислушаются или нет, – эрбэнэт волновала мало. Она уже подошла к свободной койке и опустилась на нее, опершись спиной о доски обшивки. Как всегда после использования собственной силы, колдунья ощущала кратковременную усталость, хотелось прикрыть глаза и минут двадцать просто помолчать, побыть в тишине. А еще лучше – оказаться на свежем воздухе, хотя эту идею пришлось отмести практически сразу – солнце уже давно зашло, качка усилилась, и бродить по верхней палубе в такое время как минимум, глупо и опасно.
 
ШианДата: Воскресенье, 17 Июн 2012, 18:55 | Сообщение # 33







Жилая палуба. Каюта.

Ответ эрбэнэт заставил ухмыльнуться и отвести взгляд куда-то влево. Да, похоже, девушка уже не горела желанием воткнуть кинжал кому-нибудь в шею, чтобы проверить «как много в ней от Рэнши». Может, он все-таки поспешил, когда назвал ее так с некоторой долей уверенности… но нет, не может быть. Это ведь только начало, а взгляд – он говорит намного вперед. Глупо ожидать от нее, что она так скоро отречется от прежней жизни, ступит на тропу, не освещенную светом, не имея красных глаз тэнэбрэ, имея возможность лишь пользоваться его глазами. Нет, это требовало времени. Жаль, конечно, что это все произошло уже здесь, на корабле, плывущим в Манипуру. Там принимать участие в ее жизни и смене взглядов так, как здесь, ему не удастся. Вполне может быть, что в окружении своего племени она и вовсе отречется от того, что произошло, решит, что все это было ошибкой и ей самой только показалось, что в ней есть что-то, что можно было назвать «Рэнши». А доказать ей обратное у него уже не будет возможности. Впрочем, если она действительно решит так – то нет смысла даже пытаться. Оно не будет того стоить.
То, что была необходимость смыть кровь Шиан знал и сам, как и то, что ванную ему на корабле не устроят – и потому на фразу эрбэнэт он ответил недобрым взглядом, сочтя, что она сказала это, считая, что он сам этого понять не сможет. Блуждать по кораблю с окровавленным торсом – не лучший способ не привлекать к себе внимание как к тэнэбрэ. Эти идиоты ведь могут решить, что он убил кого-то – на нем ведь ран нет. После некоторой заминки и понимания того, что все живы от него, конечно, отстанут, но кто знает, что взбредет этим косоглазым карликам в голову в процессе выяснения этого…
Уже стирая с груди кровь, перед этим смыв ту с руки, Шиан через какое-то время обратил внимание, что эрбэнэт села на его койку; малоприметно усмехнувшись, он отвел взгляд. Где-то внутри забилось желание бросить к демонам свое дело, и как следует перепачкать ее саму, прижав к постели, ощутив силу ее бедер, сжимающих его по бокам. Это желание заставило вновь посмотреть на девушку и кое-что заметить, на что он почти не обратил внимания в прошлый раз.
На ее лице все еще была кровь и немало. Так и не закончив с собой, Шиан оторвал конец тряпицы, что пока была еще сухой и чистой, смочил ее и двинулся к эрбэнэт. Еще один способ оказаться возле нее – нравится ей это или нет, но ему лучше видно, где стоит поработать тряпкой.
- Сиди смирно, - сев рядом и приподняв подбородок эрбэнэт левой рукой, правой он принялся стирать кровь. Ее небольшое количество за время лечения, как раз таки уже успело хорошо подсохнуть и где-то приходилось действительно прилагать больше усилий, чем хотелось бы. Шиан выглядел сосредоточенно, будто составлял какой-то военный план, а не просто избавлялся от ненужной грязи на чужом лице. Заметив, что со щеки кровь в виде пары струек сбежала по шее, тэнэбрэ недовольно нахмурился и отбросив ленту, стягивающую каштановые волосы в хвост, сложив тряпицу чистой стороной кверху, принялся оттирать кровь. В какой-то момент движения его стали менее грубыми, а взгляд, почти отстраненным, потому как образы, проносящиеся в голове не располагали к хмурости.
Но вдруг послышался какой-то грудной, протяжный стон, будто стонало само море. А затем корабль тряхнуло так, будто в его бок вошел другой. Шиана дернуло вперед, взгляд упал на стену, а когда он уже открыл зажмуренные глаза, его предплечье упиралось в эту стену. По инерции он выбросил руку вперед – и только благодаря этому эрбэнэт не ударилась о стену затылком.
- Какого демона, - моргнув, окрасив глаза в красный, Шиан быстро огляделся. Красные силуэты метались по кораблю, уже были слышны крики на непонятном языке, а масляная лампа, ходящая на крючке ходуном, мигала пляшущим пламенем, что неприятно резало по чувствительным тэнэбрийским глазам. Предполагать что-либо он пока не решался, а потому бросил быстрый взгляд на эрбэнэт, которую, оказывается, придерживал за поясницей.
- Цела? – не дождавшись ответа, быстро окинув взглядом женщину и убедившись, что да, тэнэбрэ хотел было вновь оглядеться, как вдруг в корабль вновь что-то врезалось, с тем же тянущим стоном, теперь больше похожим на злобный крик, доносящийся из-под воды, и Шиану бросил короткий взгляд на стену за спиной. Из едва только начавшейся трещины, сбегала струйка воды. – Вставай…
Это было слово обращенное к эрбэнэт.
- Давай, давай! – поторопил он ее, поднявшись на руках, чувствуя, как корабль медленно начинает крениться в прежнее положение, тэнэбрэ совершенно не ожидал того, что судно рванет уже в другую сторону.
Врезавшись спиной в стену, мужчина сдавленно вскрикнул, когда сверху его придавило и упавшей на него женщиной. Но сообразив, что такая качка может повториться, он тут же обхватил ее левой рукой за талию, а правой вцепился в веревку, что была растянута по горизонтальной балке, идущей по стене, как раз для таких случаев.
- Какого демона здесь происходит... - шикнул он, коротко глянув на трещину в борту корабля и воду, что уже бежала по полу и просачивалась под дверь. - Это не похоже на второй корабль...
Он говорил, казалось бы, очевидные вещи, но не сказать нечто подобное - просто не получилось. В серых глазах блеснуло что-то странное, в следующий же миг волосы стали стремительно окрашиваться в черный и удлиняться, вплоть до лопаток.
 
ДарленнДата: Вторник, 19 Июн 2012, 22:01 | Сообщение # 34







Жилая палуба. Каюта.

По-хорошему, располагай к тому обстановка, девушка могла и задремать – усталость из-за «сброса» силы умножила бы ту, что возникает после эмоциональной встряски. Да и время суток подходило к тому, когда можно ложиться спать… понимая это, эрбэнэт обещала себе, что вот еще полминутки посидит и обязательно откроет глаза. Ну, или еще десять секунд. Или еще пять… На деле же глаза получилось открыть, только когда она уловила приближающиеся шаги Шиана. Пока наблюдала за ним, ощутила привычное предчувствие чего-то недоброго, и чем ближе становился тэнэбрэ, тем крепче делалось то предчувствие. Когда он опустился рядом, целительница едва сдержалась, чтобы не подняться на ноги, отступить прочь. От этого поступка сдержали ее не столько слова мужчины, сколько глупость таких действий. В помещении всего две койки и самый минимум свободного пространства, до утра им, что ли пересаживаться, нарезая круги по каюте? Несколько удивил, но в то же время успокоил вид полоски ткани, в руках у Шиана – вряд ли он прихватил бы ее с собой, захоти продолжить свои испытания с кинжалом. Или продолжить что похуже.
Что вообще ему нужно эрбэнэт сперва не сообразила – и лишь когда влажная ткань прошлась по щеке, она вспомнила, как мужчина касался ее лица еще там, у стены. Пальцы были в крови, наверняка остался след… У самой же голова была забита куда более яркими впечатлениями, на такие мелочи и внимания не обращала.
Сам процесс приятным назвать было сложно – кровь присохла, а Шиан не осторожничал. Однако эрбэнэт неудобств практически не ощущала. Мысли заняло иное – зачем он это делает? Ну, увидел кровь, сказал бы «У тебя щека испачкана», и дело с концом. Так-то зачем? До этого дня намеренные прикосновения тэнэбрэ означали, что она сделала или сказала что-то не то, и заканчивалось все паршиво.
Такого Шиана колдунья понимала еще хуже, чем когда он был зол или равнодушен, поэтому недоверие внутри росло…
Закончилось все внезапно – мир вокруг огласил то ли тоскливый вой, то ли стон, а затем неведомая сила отшвырнула ее назад, спиной вперед. Ни за что ухватиться жрица не успела, однако удар вышел куда более щадящим, чем она рассчитывала получить – у Шиана с реакцией все обстояло значительно лучше.
Непроизвольно вздернув голову кверху – туда, где раздавались голоса и топот множества ног, эрбэнэт недовольно сморгнула – раскачивающая маятником лампада больше резала глаз росчерками света, чем помогала сориентироваться. На заданный вопрос ответить просто не успела – раздался все тот же вой, а следом пришел еще один удар, сопровождаемый близким треском расколовшегося дерева – этот звук прокатился похоронным звоном в голове колдуньи.
Исполнить приказ мужчины ей помог следующий толчок, а когда рука тэнэбрэ перехватила ее за талию, лишь накрыла его предплечье своим, прижимая покрепче, кое-как возвращая равновесие.
Вода с каждой секундой бежала все резвее, и вид ее вызвал понятный страх, но не тот ступор, который сковывал разум и тело девушки в мертвой деревне или при появлении делорогов. Тогда все было иначе – она не знала природы опасности, не понимала ее, и оттого замирала в ужасе. Сейчас же страх подгонял работу мысли, и Дара лихорадочно перебирала в голове причины произошедшего. Мель? Тогда бы они остановились. Рифы или скалы? В таком случае судно бы тоже умерило ход… к тому же джонка плоскодонная, каким идиотом нужно быть штурману, чтобы не провести такой корабль? Другое судно? Нет, нанести несколько таранных ударов за полминуты невозможно. Тогда что это?
И внезапно в ней заговорила та часть, которая была «воспитана» бывшим хозяином – да так явно, словно Грейвелл стоял здесь же, в двух шагах.
Нет толку рассуждать, что это такое. Неизвестно куда пришелся первый удар – вполне возможно, что он куда серьезнее, и трюмы уже заливает вода. Если просидеть здесь достаточно, то в темноте, да при течении от прорехи и среди разбросанных предметов демона с два выберешься на палубу.
Эрбэнэт резко обернулась к своему спутнику, коротко вздрогнув из-за перемен в его внешнем облике – возможно в иной ситуации они бы и потрясли ее сильнее, но теперь волноваться приходилось об ином.
- Сейчас это неважно. Судно дало пробоину. Возможно, не одну. Нам нужно наверх. Опоздаем, и можем вообще не выбраться отсюда, - больше всего ее волновало полное незнание того, как поведет себя легкая джонка. Получив «смертельную» пробоину на носу та же каравелла, по словам Грейвелла, могла тонуть дольше часа. В случае «Красного крыла» у них часа, скорее всего, не будет и в помине…
 
ШианДата: Среда, 20 Июн 2012, 20:17 | Сообщение # 35







Жилая палуба.

То, что сказанное им было не важно, Шиан понимал и сам, поэтому когда Дарленн лишний раз обозначила это вслух, лишь стрельнул в нее раздраженным взглядом, после чего сказал напряженным и от самой ситуации, и от самого раздражения, голосом:
- Я знаю.
Вот только перед ним была иная проблема. Корабль получил пробоину и, действительно, вполне вероятно не одну.
Он никогда не выходил в море. Что делать в таких ситуациях на корабле – он не знал. Мог полагаться лишь на обычную логику. А она говорила, что корабль вполне может затонуть. Но для начала все-таки и правда стоило выбраться из каюты, иначе их затопит.
Дождавшись, когда корабль более или менее выправится, настолько, что это позволит хоть как-то передвигаться по палубе, Шиан, резко бросив «давай, пошла!», отпустил эрбэнэт; но почти тут же схватил ее за правое запястье и рванул к хлопающей двери, которую резко раскрыл правым плечом. То, что все вещи остались в каюте Шиана не особенно расстраивало – он или погибнет сегодня, или же, будь иначе, начнет путь так же, как начал его сняв с себя рабские оковы. Остаться без всего – это для него было не впервой.
На палубе творилось демон знает что. В почти полной темноте, которую разгонял лишь свет тройки уцелевших в такой качке ламп, от нее же несколько бочек, что выпали из сеток и теперь с грохотом и плеском воды (что, к счастью, пока не достигала щиколотки, но грозилась это сделать) катались где-то левее по палубе. Мимо них почти тут же пробежала тройка махо, что-то активно крича на, видимо, все-таки своем языке. Уже красные глаза быстро оглядели все вокруг. Картина была той же – но на верхней палубе народ вел себя куда более активно – такого быстрого передвижения красной ауры Шиан не видел уже достаточно давно.
Не прошло и пяти секунд как они покинули каюту, тэнэбрэ, уже чувствуя, как корабль начинает вновь крениться, на этот раз толкая их вперед, завел руку, сжимающую эрбэнэт, вперед, позволяя той оказаться впереди. Взгляд его уже приметил, за что можно было ухватиться, как и проем, за которым находилась лестница наверх.
Едва он сам прильнул к деревянной балке, чтобы не пролететь через всю палубу и не врезаться в стену, вновь раздался неясный стон, доходящий откуда-то снаружи корабля. Уже вновь серые глаза, быстро огляделись, будто могли что-то увидеть. Первая ассоциация, которую Шиан испытал – это горные твари. Они также волновали тех, кто чел по горным тропам от города к городу, как доводилось ходить не один раз и ему самому, пусть и не в одиночку. Самый первый его раз он помнил отлично. Как помнил и то, что был тогда достаточно юн и неопытен, чтобы испугаться звуков, доносившихся из тьмы. Он тогда сразу понял, что это были делорги – твари тьмы, которых не видели даже красные глаза тэнэбрэ. Сейчас он ощутил очень похожие ощущения. Те, которые приходят, когда ты чувствуешь опасность, слышишь ее, но не можешь увидеть, как не можешь даже предположить, откуда она появится и какой вред тебе причинит. Разница сейчас была лишь в том, что он уже не был маленьким мальчиком и не испытывал страха. Ему это все просто очень сильно не нравилось.
 
ДарленнДата: Суббота, 23 Июн 2012, 04:31 | Сообщение # 36







Жилая палуба.

Наверное, сейчас был как раз один из тех редких моментов, когда недовольство Шиана не трогало эрбэнэт вообще. Это сидя на спине шайра или греясь у костра она, словно пуганная косуля, вслушиваясь в каждое слово, пытаясь уловить не только смысл, но и настроение. Однако перед лицом нынешних неприятностей все проблемы связанные с тэнэбрэ казались какими-то мелкими, почти незначительными. Куда больше ее в нынешней ситуации волновала вода, струящаяся по настилу – под давлением, да напором течения дерево разойдется очень скоро. И тогда джонка получит настоящую пробоину взамен простой трещине.
Даже обращение Шиана, более напоминающее понукание для лошади, не вызвало ни малейшего отклика раздражения – девушка лишь послушно шагнула куда велел, а потом и вовсе почувствовала его пальцы на собственном запястье, последовала за мужчиной. Тот не столько вел, сколько тащил ее за собой, уверенно и властно, как там, в лесу с делоргами. Как и там, эрбэнэт даже в голову не пришло вякнуть нечто похожее на «Отпусти!» или «Больно!». Этого два раза просить не надо – отпустит. И куда потом? Оказавшись вне каюты Дара сощурила глаза – мельтешащий свет лампад больше мешал, чем освещал путь, поэтому полагаться приходилось все на тот же слух. Судя по плеску воды, где-то недалеко она прибывала куда активнее, чем в их каюте. Это плохо. И то, что за считанные минуты она подтопила палубу почти на полтора дюйма – тоже плохо.
Понять наречие далийских матросов у жрицы шансов не было, но смысл сказанного осознать не мудрено – побежали осматривать повреждения и по возможности их подлатать. Оставшиеся на верхней палубе, небось, разворачивают паруса по ветру, а рулевые поднимают нос корабля. Идти в фордевинд куда глаза глядят, подальше от этого места – вот что хотелось жрице Луови сильнее всего на свете. Правда, совпадет ли это чаяние с планами капитана, знали только Боги.
После очередного толчка она не полетела кубарем только благодаря все тому же тэнэбрэ. Зато вцепившись в шероховатую древесину какой-то подпорки, разглядела сероватый прямоугольник выхода наверх и смутные очертания лестницы. Именно сейчас целительница особо остро пожалела, что не может увидеть мир по-тэнэбрийски – чтобы темнота превратилась для нее в пасмурный день.

Верхняя палуба.

Воспользовавшись краткой передышкой между чудовищными толчками, они все же поднялись на верхнюю палубу, хотя большого облегчения это не принесло. Рулевой действительно чуть приподнял судно «на дыбы», отчего стоять на мокрой палубе становилось вдвое труднее и опаснее. По инерции эрбэнэт ухватилась за одну из веревочных выбленок, опасно приближаясь к борту. Единственного взгляда на воду хватило, чтобы понять – они бьются не о подводные скалы. Возле них волна ведет себя совсем не так, она шипит, пенится, как обычно на мели. Нет, вокруг была глубокая вода. И все же, что-то раз за разом таранило бока судна с удивительной силой и настойчивостью. Особенно – настойчивостью. Достойной живого существа. Подводные отмели и камни так корабли точно не преследуют.
- Шиан! – приходилось повышать голос, чтобы перекрыть окружающие звуки. Правда тут же последовал еще один удар – теперь под днище, что заставило джонку опасно вздернуть нос кверху. От неожиданности девушка едва не прикусила себе язык, а когда судно более-менее вернулась в прежнее положение, жрица ощутила, как саднят ладони. Впрочем, сейчас это было далеко не самым важным – она вновь обратилась к тэнэбрэ, одновременно пытаясь отбросить с лица мокрые и отяжелевшие пряди волос. – Ты можешь увидеть живое там, в воде?
 
ШианДата: Суббота, 23 Июн 2012, 22:44 | Сообщение # 37







Верхняя палуба.

Выбравшись на верхнюю палубу, Шиан почувствовал себя с одной стороны лучше, с другой – хуже. Внизу ему было комфортнее как в закрытом пространстве, которое напоминало то же, в горах, когда над тобой не нависает небо; все же за двадцать лет какая-то часть того тэнэбрэ, которому некомфортно под открытыми облаками, еще жила в нем. И все же внизу был риск быть пришибленным какой-нибудь бочкой, выпавшей из своих веревочных оков, или попросту оказаться в ловушке, что было гораздо хуже простого понимания того, что над головой находится небо. Последнее все-таки смущало в большей степени лишь потому, что небо неожиданно стало привлекать очень много его внимания. стоило оказаться в море. Его окружали две стихии, которые ему были чужды – внизу его ждала вода, сверху нависали небеса. Именно на корабле, на котором он был впервые в жизни (если не считать тех, что ходили по рекам) в открытом море, он невероятно ясно ощутил, насколько ему близки камень и пламя…
- Шиан! – неожиданное обращение к себе заставило моргнуть, дернуть головой в сторону эрбэнэт, что и обратилась к нему. Ей пришлось повысить голос, чтобы перебить им какофонию звуков, состоящих из криков матросов, рулевого, стона самого корабля, хлопания парусов, периодического звона рулеток для тросов, и топота ног по палубе.
Просьба ее была понятна и неясна одновременно – из нее он понял лишь то, что она была почти уверена, что дело было в чем-то живом, думающем, что стало причиной нынешних проблем. Но стоило только посмотреть в сторону неестественно бурлящей воды и припомнить тот странный звук, перед которым корабль столкнулся с чем-то, как подобное подозрение, которое было и у него, переросло в полную уверенность.
Моргнув, окрасив глаза, что приобрели прежний оттенок, когда он ступил на верхнюю палубу, Шиан не ожидал увидеть то, что предстало перед ним. Лицо его вытянулось, глаза расширились, а челюсть слегка свело, когда он попытался сглотнуть.
Из-за красной ауры, что искрилась под кораблем, казалось, будто корабль плывет по воде, полностью окрашенной кровью. Аура неизвестного существа двигалась быстро, так быстро, что оставалось лишь отдать воображению то, как это существо могло выглядеть и какой силой могло обладать. Это можно было лишь ощутить по еще одному удару, от которого корабль содрогнулся и болезненно застонал корпусом.
Тряска прошла и приоткрыв рот, медленно вдыхая, Шиан посмотрел на эрбэнэт, что ждала его ответа. Во взгляде его была тревога, какой никогда до этого не было прежде. Если раньше, видя врага, он больше злился и уже видел, как тот умрет, то сейчас такого не было. Он видел опасность. Настоящую опасность. Перед подобной глупо рассчитывать на что-то, от чего ты не сможешь исполнить даже половину. Было глупо даже помыслить о том, чтобы пойти против такого врага…
«Мы в море, а эта тварь живет в нем. Никуда не деться…» - открывшиеся перспективы не радовали, но взяв себя в руки, несколько раз моргнув, глядя в доски под ногами, Шиан стащил эрбэнэт на пару ступеней вниз и близко стоя рядом с ней, спешно заговорил:
- Эта тварь больше этого корабля - через десять минут он уже будет идти ко дну. Нужно убираться отсюда, - он вновь отвлекся на красную ауру, что ранее отдалилась, но теперь вновь начала приближаться.
Шиан предсказал удар по протяжному стону, идущему из-под воды, вовремя прижав к стене эрбэнэт и схватившись за горизонтальную балку, идущую по стене над головой.
Нужно было уходить. На лодке от этой твари было не уйти, но еще можно было надеяться, что она будет отвлечена кораблем первое время, а после может и вовсе не обратит внимание на крохотную лодку. В любом случае – лучше попытаться, нежели сидеть на корабле и ждать, пока неведомая морская тварь расшибет его в щепки.
 
ДарленнДата: Понедельник, 25 Июн 2012, 23:13 | Сообщение # 38







Верхняя палуба.

Задавая свой вопрос, эрбэнэт от всей души надеялась, что Шиан сейчас посмотрит вниз, и отмахнется, глянет на нее как на блаженную дурочку, которая лезет не вовремя со своими предположениями. От всей души она надеялась, что там ничего нет. Никого. Но, уже видя, как изменилось выражение лица тэнэбрэ, девушка поняла, что надеждам ее не суждено сбыться. Она понятия не имела, что он там увидел, но тоскливое предчувствие расползалось в груди будто чернильное пятно. Дара вдруг очень четко осознала, что не хочет знать какая мерзость сейчас вьется под днищем судна – она слишком много в свое время слышала рассказов о морских чудовищах, а бывший хозяин так еще и не скупился на подробное описание последствий таких нападений…
Следующий удар заставил на несколько мгновений зажмуриться – вздрагивая корабль поднимал целую завесу из соленых холодных брызг. Сморгнув, эрбэнэт вновь вздернула подбородок, глядя на своего спутника. И встретившись с ним взглядом, ощутила, как едко, мерзко внутри расползается страх. Если бы не это чувство, она обязательно подивилась тому, что кажется, пропустила момент, когда красный тэнэбрийский взгляд перестал вызывать неприязнь вместе с желанием отвернуться. Но все что волновало сейчас – это все то же выражение лица Шиана. Таким она его еще не видела ни разу. Встревоженным и, похоже, не имеющим четкого плана действий, который бы гарантировал выживание. Это пугало не меньше, а то и больше ударов, сотрясающих корабль и утробного воя, исходившего из морских недр. Шиан мог быть жестоким, грубым, самоуверенным, невыносимым, он вызывал самые паршивые чувства, но при этом он всегда знал что делать. И одно это заставляло мириться с его отвратительным характером.
Почувствовав, крепкую хватку на собственном предплечье, колдунья послушно отпустила веревку выбленки. Выслушав мужчину, она коротко кивнула, глянув в сторону. Худшие опасения подтвердились, но Шиан был прав – покинуть корабль это единственный шанс спастись. Неведомое существо напало затемно, есть вероятность, что у него, как и у всех ночных хищников моря, плохое зрение. Пока оно занято, таранит обшивку судна, пытаясь расколоть ее как скорлупу ореха, чтобы добраться до вкусной сердцевины. Значит за отпущенные десять минут им нужно оказаться как можно дальше от «ореха»…
Следующий удар целительница встретила прижавшись лбом к груди тэнэбрэ – как всегда в моменты подобные этому, желание оказаться подальше от Шиана катастрофически уменьшалось. Он оставался все той же силой – непредсказуемой и опасной, но сейчас сила эта была на ее стороне, и если отбросить кое-какие личные чувства и воспоминания, то можно было признать – это демоново приятно. Если здесь и сейчас может быть вообще что-то приятное…
Стоило тряске улечься, как эрбэнэт подалась в сторону от мужчины, вновь поднимаясь по ступенькам, будто бы направляясь к рулевой, а на самом деле желая оказаться чуть выше палубы, оглядеться и увидеть искомое.
Выстрел с лодкой она заметила буквально через несколько секунд, а вместе с ним на глаза попалась любопытная сцена: капитан со штурманом, судя по жестикуляции, здорово сцепились – ветер сносил слова и голоса, однако, смысл «беседы» можно было и угадать.
- Не ты один решил, что нам пора… - жрица коротко плеснула рукой вперед, указывая на происходящее.
Под командой штурмана четверо матросов спускали шлюпку на воду, тогда как сам капитан от перспективы бегства был не в восторге – бросить собственный корабль, да еще и доверху груженый товаром… На это решиться непросто. Большая часть команды, похоже, его поддерживала, матросы предпочитали держаться своих мест, на судне им наверняка казалось куда безопаснее, чем на легкой лодке.
 
ШианДата: Вторник, 26 Июн 2012, 00:52 | Сообщение # 39







Верхняя палуба.

То, что девушка не стала спорить, а более того, была согласна бежать с корабля – демоновски радовало. Пусть и ее желание остаться на борту и не должно было повлиять на его собственное решение, Шиан поймал себя на мысли, что в любом случае бы эту дуру здесь бы не оставил. Он что, спасал ее для того, чтобы она погибла здесь, да еще и так глупо!? Ни одна тварь не смеет покушаться на жизнь этой женщины… кроме него самого.
Вновь поднявшись по лестнице, Шиан буквально за секунду до слов эрбэнэт, выцепил взглядом серых глаз в сумраке силуэты людей, что возились рядом с лодкой. За шумом производимым кораблем, бурлением моря и периодическими стонами неведомой твари, ни единого слова, которым перекидывались разгневанные и напуганные люди, слышно не было. В одном из людей-махо Шиан узнал капитана корабля – он, похоже, склонялся к тому, чтобы остаться на судне.
«Демонов идиот», - подумалось тэнэбрэ. Впрочем, на то, выживет он или умрет ему было наплевать. Пусть тут все передохнут – он будет делать то, что считает нужным. И раз у него намечаются единомышленники – тем лучше, можно будет использовать их, лишним не будет.
- Тем лучше, - то, что он понятия не имеет, куда направлять шлюпку потом, как ориентироваться в море (это вообще возможно, исключая звезды, по которым, впрочем, он тоже не умел ориентироваться как подгорный житель) и как добраться до суши, в этот момент очень отчетливо промелькнуло в голове.
Корабль вновь содрогнулся и на этот раз куда сильнее, чем прежде, даже в самом звуке было что-то иное; тэнэбрэ четко ощутил, что уверен в том, что в одном из бортов теперь зияет огромная дыра. Матросы стали взволновано переговариваться на своем тарабарском языке, Шиан же уверенно двинулся к группе людей, что была занята шлюпкой, когда дрожь корабля уменьшилась.
Капитан к тому моменту уже плюнул на бегущих с его корабля людей и бросился к штурвалу, видимо, решив взять управление кораблем на себя, потому как корабль заметно стал крениться куда-то в сторону. Шиан же без единого слова стал помогать махо, что занимались лодкой, заметив, что тройка матросов из числа прочих, похоже, передумали, потому как бросились ко второй шлюпке…

Айлвийское море. Шлюпка.

Время, которое заняло у них подготовку на спуск на воду, показалось бесконечно долгим. Однако когда же шлюпка уже покачивалась на волнах и матросы налегли на веса, а Шиан и вовсе отпихнул одного из них, на всеобщем сказав, что у него-то сил побольше чем у махо будет, тэнэбрэ почувствовал себя немногим, но лучше. Он все еще был в море, о котором ничего не знал, но теперь был в лодке, а не на борту корабля, который должен был совсем скоро пойти ко дну…
Шиан вдруг, глядя на корабль, увидел, что во второй лодке, что уже спускалась на воду, были знакомые лица - те самые двое, которым бы сегодня пришлось заснуть в последний раз, если бы не это происшествие. С тем, у которого по жилам текла гармовья кровь, он встретился многозначительным взглядом. Похоже, тот подумал примерно о том же, о чем и Шиан...
 
ДарленнДата: Четверг, 28 Июн 2012, 04:39 | Сообщение # 40







Айлвийское море. Шлюпка.

Самым сложным на первом этапе оказалось просто спустить шлюпку на воду – при волнующемся море это вообще непросто, но если основное судно еще и швартовы не отдало, а вместо этого идет полным ходом, то процедура вообще демонова. Спуститься в лодку без опаски свернуть себе шею, по мнению жрицы, могли только они с Шианом – айлвы и с марса на гроте сигануть могут без особых для себя последствий. По крайней мере, сама эрбэнэт спрыгнула кошкой, но за матросами-махо не наблюдала, отвлеченная качкой – в шлюпке та ощущалась куда сильнее, чем на палубе джонки.
В ожидании, пока лодка заполнится, девушка стояла на корме, и, всматриваясь в черную воду – где-то там, под ними ходила тварь размером с корабль, и колдунья мысленно воззвала ко всем известным Богам, чтобы те отвели ее чутье, не позволили неизвестному чудищу подняться на поверхность прямо под шлюпками…
«Красное крыло» и лодки разошлись очень быстро – с гребцами последние могли с легкостью держать даже положение левентик, тогда как корабль шел полным ходом в противоположную сторону. По наитию, Дара коснулась запястья левой руки, прося заступничества Богини для них всех – и тех, кто плыл на лодках, и оставшихся на борту судна. Хотя умом понимала, что экипаж джонки обречен – морского хищника не обгонишь. Да и у них самих шансов на спасение не очень-то много…
Небо затягивали быстро бегущие облака, но «морду» Волка эрбэнэт заметить успела – судя по направлению, штурман взял курс прямо на далийский берег. С одной стороны, правильно, с другой – безнадежно. Им просто не хватит пресной воды. И если сама она с трудом, но сможет перетерпеть несколько дней, то мужчинам на веслах пить нужно довольно часто. Иначе, далеко они не уплывут…
Лодки шли на расстоянии в четыре-пять метров, прокладывая курс между волн – так снижался риск, что низкие борта захлестнет шальной накат. Когда жрица поняла, что неведомая тварь таки последовала за джонкой, и шлюпки никто не преследует, то пересела на нос. Теперь она вглядывалась в темноту, раскинувшуюся впереди – пока тучи не затянули все окончательно, можно было отличить хоть водную гладь от чернильно-синего неба. И в какой-то момент, опустив взгляд Дара вздрогнула от неожиданности – решила, что показалось. Но нет, стоило присмотреться, и становилось ясно, что увиденное не игра воображения.
Крепко взявшись за кромку фальшборта, эрбэнэт на мгновение наклонилась к воде, а спустя секунду выпрямилась, тут же обернувшись к штурману и приподнимая руку с зажатой в ней «добычей». До локтя свисали длинные и гладкие листья морской травы светившиеся в темноте слабым серебристым светом – «перленная коса» встречалась в Айлвийском море не более чем на полтора десятка миль от суши. Махо об этом знал не хуже нее самой, и если повезет взять правильное направление, то еще до середины следующего дня это вынужденное мореплавание может завершиться…
 
ФРПГ Плач Богов: Император » ИГРОВОЙ МИР » Руины памяти: Эпилог » В сторону Зота (10д. Второго месяца Осени 721 года. Империя, Далий. Корабль.)
Страница 2 из 2«12
Поиск:


Общение с видом на Обновления
 
500
  • Рука помощи (№16 | 16:52)
    Автор: Брэндт

  • Горза "Ищейка" (№11 | 17:32)

  • Керк "Танцор" (№3 | 01:27)

  • Белые башни Империи (№6 | 01:47)
    Автор: Kаин

  • РЕКЛАМА №4 (№1878 | 22:25)
    Автор: Брэндт

  • Глубокие следы (№52 | 19:36)
    Автор: Кила

  • Простой сложный выбор (№0 | 18:27)

  • Всего лишь наемник (№12 | 11:44)
    Автор: Рона

  • Не сидя на месте (№115 | 13:34)
    Автор: Рона

  • Загнанные звери (№64 | 21:53)
    Автор: Рейка

  • Жгучее касание (№19 | 22:38)
    Автор: Рона

  • Рона Эйнвар (№1 | 09:01)

  • Спасительное уединение (№44 | 00:28)
    Автор: Рейка

  • И человек немыслим без людей (№15 | 00:13)
    Автор: Анлеифра

  • Юмор общежитейский (№80 | 21:09)
    Автор: Рейка

  • Проблемы Носителя (№12 | 18:04)
    Автор: Рейка