Двойные поиски - ИГРОВОЙ МИР - Руины памяти: Эпилог - ФРПГ Плач Богов: Император

ВВОДНАЯ

Действие игры происходит в авторском мире. Жанр игры - фэнтези с элементами темного фэнтези. Мастеринг пассивный.

Меню навигации рекомендуется для быстрого доступа к начальным темам форума:

Гостевая Правила Сюжет игры

Роли Поиск персонажей Шаблон анкеты

Обсудить игру Оформить эпизод Хроники



ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

25.11.14. игра официально остановлена.

Из-за отсутствия какого-либо спроса, было решено официально закрыть проект.

Матчасть будет закрыта для гостей.
Игровая зона будет открыта для чтения.

Прием новых персонажей остановлен.
Срок жизни игры - 4 года.

СОБЫТИЯ В МИРЕ

Западный континент страдает от открывшейся в самой разной части Империи большей части Священных Врат, из которых вылетают Падшие души. Разлетаясь по миру, они находят своих Носителей, и те, теряя разум, нападают на всё, что движется.
Тем временем с пропажи Императора прошел почти год, и за это время каждый Президент все яростнее держится за свои земли, защищая границы, опасаясь нападения соседнего Района Империи. Война же между Империей и южными варварами продолжается.
Страница 1 из 3123»
ФРПГ Плач Богов: Император » ИГРОВОЙ МИР » Руины памяти: Эпилог » Двойные поиски (25 день Второго месяца Осени 721г. Империя, город Соог.)
Двойные поиски
МирозданиеДата: Среда, 07 Дек 2011, 11:47 | Сообщение # 1


Принимайте поправки за помощь - и это будет верно.

В неизвестности.
Дата, время, погода: 25 день Второго месяца Осени 721г. Погода пасмурная, мерзкая, холодная. С неба периодически сыплются мокрые и мелкие хлопья снега, на дорогах города слякоть. Температура около +2.
Местоположение: Империя, Район Колдий. Горный город Соог.
Участники: Сана Шин, Айрон Даск.
Общая информация: решив после посещения руин на юге добраться до Соога и добыть копию полученных ранее бумаг, Сан нанимает встретившегося ей там мужчину, Айрона, в помощь. Во время дороги до города происходит неожиданное - после приступа боли у девушки выясняется, что встреча с духом в руинах крепости не прошла бесследно - дух вселился в ее тело, из-за чего теперь предстоит еще и найти Укротителя, который бы помог избавиться от духа, который периодически доставляет проблем...
В город они пребывают в районе полночи, уже 25 числа.
 
АйронДата: Понедельник, 30 Янв 2012, 00:24 | Сообщение # 2







Улицы города и постоялый двор "Спящий боров".

- Откройте! Постояльцы к вам! — уже не менее четверти часа взывал Синеглазка, грохоча в дверь кулаком. Даже из соседних домов раздавались недовольные выкрики разбуженных горожан, а хозяин постоялого двора и не думал открывать. Можно было сразу догадаться, что устроиться на ночлег в заведении под названием «Спящий боров» будет проблематично, однако это было единственное место, где имелись конюшни, куда можно было пристроить на ночь усталых животных. Не считая, конечно, конюшен городской стражи.
Бах! Тяжелые кулаки обрушились на крепкую, дубовую, окованную железом дверь. Айрон свирепел. Еще на подъезде, перед воротами, у него возникло дурное предчувствие насчет этого города, когда два стража, с чьими физиономиями только долги выбивать, потребовали за вход тройную плату — мол, по ночам вообще не велено никого пускать, но так и быть, благородному господину они сделают одолжение. Ведь это такая мелочь для благородного и богатого господина, который может позволить себе рабыню-тэнэбрэ, правда?
- Чтоб тебе Танатос приснился! — прошипел Синеглазка и хотел было пнуть дверь ногой, но тут задвижка, закрывавшая маленькое окошечко на двери, отодвинулась, и в темноте обозначилось сморщенное лицо, демонически подсвеченное сбоку свечой в плошке.
- Ну шаво стушишь, рашбойник, - проворчало лицо. - Шаво надо?
- Ночлег надо, — веселым доброжелательным голосом произнес Синеглазка; он даже слегка улыбнулся, одними губами. - Две комнаты и два стойла. У вас умеют ухаживать за йейлами?
- Йейлы, какие ишо йейлы, - источник света переместился, когда владелец лица подался к окошечку, чтобы получше разглядеть прибывших. - Не шнаю, шпрошите у Берни. Одна комната швободна, нету больше.
- Устроит, — устало махнул рукой Синеглазка; выбирать не приходилось. Ворчливое лицо исчезло за окошком, со стуком захлопнув задвижку, после чего до слуха наемника отчетливо донесся удаляющийся шаркающий звук шагов. Пришлось прождать еще довольно долго, прежде чем дверь отворилась и на пороге показался дед-ворчун, больше всего похожий на иссохшее дерево, и заспанный молодой трайн, который и назывался Берни. Он принял шайра самого Синеглазки и еще четырех, ранее принадлежавших погибшим в руинах крепости наемникам, - Айрон отыскал их и надумал выгодно продать, - а также йейла, заверив, что умеет обращаться с любой ездовой скотиной, и увел на задворки «Спящего борова», где располагалась конюшня. Дед же, назвавшийся «Шнорри», повел путников на второй этаж заведения, где располагались комнаты для постояльцев, не переставая ворчать по дороге, что сын его, хозяин «Борова», уехал к своей вертихвостке, которую называет невестой, бросил хозяйство на него, старика, а тут как назло, наплыв гостей, торговцы везут меха из Колдия, и все через Соог, через Соог, будто других дорог нету, чтоб их Танатос всю ночь драл... Айрон пропускал стариковское ворчание мимо ушей, а сам с беспокойством поглядывал на свою спутницу, которой посещение древних руин аукнулось куда серьезнее, чем можно было ожидать. Впрочем, если выбирать между смертью и тем, что с ней случилось... может быть, все не так уж и плохо. Синеглазка был оптимистом и верил, что из любой, самой ужасной ситуации можно выкрутиться.
- Как себя чувствуешь? — спросил он девушку-тэнэбрэ, когда за стариком закрылась дверь, и они остались в отведенной им комнате одни. Здесь была только одна кровать, на которой могли бы разместиться либо двое таких, как Сан, либо один такой, как Айрон, а также столик, на котором дед оставил ключ, тоже один на двоих. Старик забыл зажечь свечи в канделябре, однако темнота никому из них не была помехой.
- Будешь спать на кровати, — Синеглазка свалил в угол седельные сумы своего шайра, покопался в одной из них и извлек одеяло. - И не стесняйся разбудить, если что, хорошо?
Сообщение отредактировал Айрон - Понедельник, 30 Янв 2012, 00:24
 
CанаДата: Понедельник, 30 Янв 2012, 01:29 | Сообщение # 3







Улицы города Соог.

С того момента, как несколько дней назад (а по подсчетам это было 21 число), Сан свалилась с Эсла из-за дикой боли в груди, которая буквально разъедала все изнутри, и странного шума в голове, даже голосов, которые поднимали из недр сознания странные воспоминания, мысли и эмоции, Сан чувствовала себя не в своей тарелке. Еще тогда, после приступа, когда на нее напало какое-то странное состояние, напоминающее легкость, но в то же время с ощущением полнейшей пустоты и одновременно наполненности каким-то холодом, и когда она накричала на Синеглазого и даже ударила его со всей силой локтем в живот, когда он подошел к ней, чтобы убедиться, что с ней все в порядке – тогда-то им обоим в голову и пришла мысль, что дух, напавший в руинах, был теперь в ней. Эта истина была для Сан такой шокирующей, что у нее началась паническая истерика, выглядящая сперва как простая растерянность смешанная с непониманием того, что с тобой происходит, что затем переросла в какую-то форму отрешенности. В голове было что-то непонятное. Хотелось всего того, чего никогда не хотелось, а теперь это казалось таким естественным…
Всю дорогу Сан почти не разговаривала со своим спутником, и лишь один раз они заговорили о том, что нужно срочно искать Укротителя, что и было-то, в самом начале, когда они только поняли, что с ней происходит. Но после приступа ей почему-то уже не было до этого дела. Ее это даже устраивало. Нет, а почему бы и нет? Почему она так беспокоилась, боялась этих духов? Что плохого, что один из них будет жить в тебе? Говорят, те, в кого они вселяются, становятся сильнее, есть ведь даже какой-то там Орден, где их активно используют. Это ведь, если подумать, то же самое, что и носить в себе Демона. Шин даже тренировала ее когда-то на этот случай. Говорила, что лучше, а что нет, учила, объясняла… на случай, если ей когда-нибудь понадобится помощь Демона. Даже несмотря на то, что Сан не была все-таки полноценной тэнэбрэ и не могла заключить сделку с Демонами, Шин решила, что знание, как им противостоять, вздумай кто-то из них забраться в тебя – не помешает. Может, с духами дела обстояли как-то иначе? Ведь этот дух ничего ей плохого не делает, он просто живет в ней, так ведь?..
«Я не буду искать Укротителя. Иметь духа при себе очень даже удобно. Лучше наладить с ним контакт, что ли… он поделится со мной своей силой. Силы… да… это как раз то, что мне сейчас необходимо…» - размышляла Сан, пока Синеглазый был ее проводником до будущего ночлега, по привычке поглаживая Эсла, который почему-то к ней за последние дни как будто охладел, а может, просто заболел. На этой версии девушка и остановилась несколько дней назад, все-таки, йейлы не южные животные, а на дворе уже почти зима, в горах так точно.
«Я так долго откладывала все это, боялась, что мне не хватит сил, а если подумать… вот они, силы. А что будет, если достать еще духов? Можно носит в себе несколько сразу? Надо будет узнать об этом. Это ведь так удобно! Ха-ха-ха, и почему мне раньше эта идея в голову не пришла? Нужно было всего лишь достать духа, впустить его и всё! Ха-ха-ха, какая я идиотка… »

Постоялый двор "Спящий боров". Второй этаж, комната.

Мысли перешли в иное русло, когда ее спутнику удалось договориться с владельцами какого-то постоялого двора, вполне приличного на вид и даже с конюшней. Пусть и не сразу, но они в итоге все-таки поднялись наверх и… только тут до Сан дошло, что в комнате была одна кровать. Она по-деловому огляделась, скинув сумку рядом с дверью и расстегивая фибулу плаща, бросая его на ближайший стул, что стоял справа от двери – больше в комнате кроме него, кровати на полтора метра и небольшого столика, на котором стояла лампа, ничего не было. На комнату Сан смотрела уже красными глазами, прекрасно понимая, почему Синеглазый не стал зажигать лампу – кому нужен был свет, когда в комнате одни тэнэбрэ и иносы.
- Как себя чувствуешь? – поинтересовался во тьме мужчина, на что Сан весьма бодро улыбнулась и пожала плечами.
- Отлично. Даже почти не устала, - после чего задумчиво покосилась на кровать. Видимо, заметив, куда она смотрит, мужчина решил высказаться на тему того, кто где будет спать.
Девушка криво улыбнулась, чуть наклонив голову вбок, после чего неторопливым шагом подошла к мужчине и, приподнявшись на носках – все же, как он был высок! – положив одну ладонь на широкое плечо, а пальчиками второй проведя по шершавой щеке, заметила:
- А мне казалось, мы взрослые люди… нет? - широко улыбнувшись после этих слов, она резко отошла, засмеявшись и на ходу разворачиваясь и расстегивая куртку, а затем снимая и бросая ее на тот же стул, где был плащ.
- Ты слишком скромный и неуверенный для мужчины своего возраста, - сев на край кровати, продолжала она тоном, который почему-то никогда до этого не проскальзывал до этого в ее речи. И почему, интересно? – Будь поразвязнее. Женщинам нравятся немного наглые мужчины… Если хочешь, я могу тебя научить...
К концу фразы она уже стянула с себя свитер и сапоги, оставшись только в штанах, носках и рубахе, которую тоже принялась расстегивать. Однако едва ее пальцы коснулись третьей пуговицы, она замерла, уставившись куда-то сквозь пол широко раскрытыми глазами.
«Что я делаю?..» - по рукам прошлась легкая дрожь, как и по спине, на которой враз появились мурашки. Сан сглотнула, потому как в горле разом пересохло... Но затем несколько раз моргнула, поняв, что отвлеклась. Чуть откинувшись назад, оперевшись на руки, усмехнувшись, полукровка заявила:
- Раз уж я тебя наняла, то могу потребовать от тебя выполнения любой работы, которую сочту необходимой за плату в пять серпесов, - взгляд ее пробежался по потолку. - Первым делом... я хочу избавиться от того стражника, что назвал меня рабыней. Убивать его не стоит, конечно... но припугнуть - не помешает. Не позволю никому портить мне дни, проведенные в городе. У меня слишком много дел, чтобы тратить время понапрасну на таких как он... и проблемы, что такие как он создают.
Коротко, не очень по-доброму засмеявшись, она откинулась на спину, потянувшись.
 
АйронДата: Понедельник, 30 Янв 2012, 15:11 | Сообщение # 4







Постоялый двор «Спящий боров». Второй этаж, комната.

Синеглазка с каменным лицом выслушал наставления о том, какими должны быть мужчины. В общем-то следовало признать, что тэнэбрэ не так уж и не права: наемнику не светила репутация покорителя женщин, - он просто не понимал, как с ними следует себя вести. То ли дело бордельные девицы: за что заплатил, то и получил, и все в расчете. Взаимоотношения же с остальными дамами выглядели далеко не так ясно и однозначно, а Айрон не любил неясностей, только не между лемурийцами.
А сейчас все было еще более неясно. Сан, которая при встрече произвела впечатление девушки деловой, разумной, здравомыслящей и даже рассчетливой, за несколько дней совместного путешествия показала себя с новой стороны, на взгляд Синеглазки, не очень-то и приятной. Он все гадал, было ли это ее обычным поведением или же во всем виноват дух, вселившийся в тэнэбрэ, и никак не мог прийти к однозначному выводу. Первое впечатление может быть обманчивым; иной раз вообще можно годами жить бок о бок с лемурийцем и не знать, каков он на самом деле, на что способен... но и влияние духа сбрасывать со счетов было нельзя. Особенно, если не знаешь, как он влияет. И влияет ли вообще.
Поведение же спутницы, а точнее, нанимательницы, Айрону определенно не нравилось, особенно сейчас. С чего вдруг эти намеки? Во время путешествия ничего подобного за ней не замечалось, а тут... расслабилась? Он смолчал, удержавшись от ехидного замечания насчет того, чему может научить девушка, бывавшая в Храме Луови, и только многозначительно возвел глаза к потолку с видом «напомните-ка мне, почему все так не любят тэнэбрэ», услышав заявление о том, что надо проучить стражника.
- Он тебя больше не побеспокоит, — заверил Синеглазка с тяжелым вздохом и продолжил стелить себе на полу: снял плащ, бросил его в качестве подстилки, подтянул одну из седельных сумок, которой теперь предстояло быть подушкой, и, встряхнув одеяло, бросил его рядом. Раздеваться он не собирался, только избавился от оружия, составив все в угол комнаты; помещение, видимо, действительно являлось последним свободным на постоялом дворе, и не самым лучшим, - здесь было довольно зябко. Но выбирать не приходилось.
- Я думал, тебе такое отношение привычно, — сказал он, окинув коротким взглядом девушку на кровати, которая сейчас своими мерцающими алым глазами и неизвестно откуда взявшимися манерами напоминала злую и капризную принцессу из сказок. - Ну, то, что лемурийцы при виде тэнэбрэ всегда думают в первую очередь, что он — чей-то раб. Меня вот охотники однажды хотели посадить на кол, отрубить голову и сжечь, но я на них не в обиде. Потом мы выпили в таверне и даже побратались.
Айрон обернулся одеялом, как летучая мышь крыльями, улегся на приготовленное место рядом с кроватью лицом к стене и, поворочавшись немного, закрыл глаза.
- А вторым делом что? — спросил он, в общем-то, не особо собираясь слушать ответ; Синеглазка рассчитывал, что тэнэбрэ, на которую напала необычная говорливость, особливо удивительная на фоне молчаливости и задумчивости, в которой Сан пребывала всю дорогу, поболтает на эту тему, утомится и уснет; от него же только и требуется, что буркать время от времени, изображая внимательного слушателя.
Сообщение отредактировал Айрон - Понедельник, 30 Янв 2012, 15:20
 
CанаДата: Понедельник, 30 Янв 2012, 15:50 | Сообщение # 5







Постоялый двор «Спящий боров». Второй этаж, комната.

Все то недолгое время, что Синеглазый рассказывал о кратком эпизоде из своей жизни, Сан лежала на кровати, сложив ладони под голову, и смотрела в потолок невидящим взглядом. Кому-то могло бы показаться, что она чем-то ошарашена, либо увидела на потолке гигантского паука, что уже начал спуск на паутине прямо на ее лицо, а она, будучи боясь этих тварей, впала в ступор. На деле же все было куда серьезнее. В голове вихрем проносились мысли.
«Что я делаю? Какое мне дело до того стражника? Меня ведь это никогда особо не волновало. Я здесь уже была, не только здесь не любят тэнэбрэ. Их нигде не любят, но почему я так взъелась? С чего в друг? И… я что, правда сейчас приставала к этому?.. Да быть же такого не может, я бы никогда… Я его даже не знаю, да и зачем мне это?.. А дух… почему я решила его оставить?! Это ведь дух, так ведь? С ними не живут, это не правильно, не нормально! Если в тебе живет какая-то тварь – это добром не кончится. Что демоны, что духи… они ведь должны брать что-то взамен, не может же быть так, что они просто живут в тебе и все, это бред! Вот ведь демоны… а что если…»
- А вторым делом что?..
Сан вздрогнула, скосив взгляд в сторону, туда, где за краем кровати, на полу, лежал Синеглазый. Девушка невольно сглотнула, как если бы ее поймали за чем-то нехорошим, а сама она была маленькой девочкой, боящейся гнева взрослых. Сердце начало биться быстрее еще ранее, но теперь забилось еще сильнее, вынудив полукровку закрыть глаза и сделать несколько глубоких вдохов.
- Нет, забудь... Что бы я ни говорила – первым делом нам надо срочно найти Укротителя, - едва выдавила из себя Сан, из-за языка которым отчего-то стало вдруг тяжело шевелить. – То, что я делаю… не нормально, - она чуть сощурила глаза, почувствовав какое-то давление в груди, - наверняка это этот проклятый дух…
Вдруг стало страшно, хотя страх скорее был каким-то отдаленным, наверное, это чувство можно было больше назвать знанием приближающегося страха, чем чистым страхом.
- …Что будет, если мы не… я не успею вытащить Духа? Ты знаешь, сколько у меня времени? – стараясь не обращать внимания на тяжесть в груди, задавала вопросы Сан, но ровно до того момента, как внутри что-то не кольнуло так, что она с вскриком подалась вперед, схватившись пальцами за ткань рубашки, почти «вгрызшись» в нее ногтями.
- Демоны, - едва слышно выдавила она сквозь зубы, согнувшись, сидя на кровати так, что волосы почти касались колен. Все тело сковало болью, что пульсировала где-то в груди, вынудив сильнее сжимать кулаки, пальцы которых сминали ткань рубашки и покрывала.
 
АйронДата: Понедельник, 30 Янв 2012, 16:44 | Сообщение # 6







Постоялый двор «Спящий боров». Второй этаж, комната.

- Не так-то просто его найти, — вздохнул Синеглазка, и во вздохе этом вместе с тревогой была и немалая доля облегчения: признание тэнэбрэ в том, что и она находит свое поведение ненормальным, очень обрадовало... ну, до какой степени вообще можно было обрадоваться при подобных обстоятельствах.
- Было бы у них место сбора, какое-нибудь общее здание, как у всех порядочных орденов, а так... бродят себе по одиночке, нелюдимые, поди сыщи их... Я-то ничего про духов не знаю, кроме того, что они опасны. Давай надеяться на лучшее. Ну, что у тебя еще есть время.
Айрон старался говорить бодрым и уверенным голосом, что для него было очень даже непросто, поскольку никакой уверенности он не испытывал, а притворяться не умел.
- Завтра я... — начал он было, собираясь выдать еще одну порцию бесполезных утешений, но выкрик тэнэбрэ заставил его вскочить на ноги.
- Это опять оно, да? Как в тот раз? — настороженно спросил Айрон, глядя на сидящую на кровати девушку круглыми от тревоги и отвратительного чувства неспособности как-то повлиять на ситуацию глазами. Вопросы были заданы скорее по инерции; наемник хорошо помнил «тот раз», первый, когда они оба поняли, что в руинах случилось непоправимое, - и сейчас было очень похоже. Представив, какими ощущениями сопровождается каждый подобный приступ, - Сан неплохо тогда это описала, - Синеглазка содрогнулся. Наверное, нет ничего ужаснее, чем чувствовать, как в тебя вгрызается совершенно чуждое существо, обустраивается, как в своем собственном доме, и ты никак не можешь это остановить.
- Послушай, Сан, — немного подумав, Айрон присел рядом с тэнэбрэ; он хотел было обнять ее, чтобы приободрить, но так и не решился. - Я найду тебе Укротителя, он очистит тебя, и тогда мы спокойно займемся твоими бумагами. Но до того, как это произойдет... ну, я думаю, тебе стоит остаться здесь...
Синеглазка замялся; вряд ли тэнэбрэ понравится то, что он предлагал, однако наемник считал, что в их ситуации это будет наилучшим выходом.
- Пока я буду искать, тебе лучше оставаться здесь... Мало ли что может случиться на улицах. Если этот... дух... толкает тебя на странные поступки... В общем, я считаю, что это слишком опасно — появляться среди других лемурийцев, когда... не очень владеешь собой.
 
CанаДата: Понедельник, 30 Янв 2012, 17:18 | Сообщение # 7







Постоялый двор «Спящий боров». Второй этаж, комната.

Стук сердца эхом отдавался в ушах и волной проходил по всему телу. В горле пересохло, а каждый вдох лишь напоминал об этом неприятным ощущением стягивания глотки. Сердце же билось как-то неравномерно, что приносило какие-то странные и не очень приятные ощущения, а из-за боли в груди было слишком тяжело дышать, а потому приходилось ограничиваться лишь маленькими вдохами, что в итоге приводило к тому, что воздуха попросту не хватало.
То, что Синеглазый сел рядом Сан поняла далеко не сразу, до этого лишь слыша его отдаленный голос, заглушаемый стуком сердца, что продолжал настойчиво отзываться эхом в ушах. Поняла же она это когда нашла в себе силы открыть зажмуренные глаза и чуть скосить взгляд в сторону, когда боль совсем немного, но все же начала утихать.
Предложение мужчины девушка поняла лишь какой-то частью своего сознания, а потому не смогла бы ответить, даже если бы захотела, до тех пор, пока тело сковывала сильная боль. Она даже не могла составить в уме ответ или поразмыслить над тем, что бы ответила – все мысли были только о боли и больше ни о чем. Пожалуй, даже от серьезных ран не было такой боли, в период их заживления. Даже когда в руинах в плечо вонзился нож было не так больно. Боль была сильной, но резкой, а затем была достаточно терпимой, эта же… она была постоянной и будь она немного сильнее – Сан кричала бы не переставая, раздирая ногтями себе кожу на груди. Да и сейчас она с трудом сдерживалась, только потому, что боялась, что лишнее движение принесен дополнительную боль.
А потому она так и осталась сидеть на кровати, согнувшись и слегка подрагивая, силясь перетерпеть этот приступ. Поддавшись какому-то интуитивному желанию, она даже завалилась на бок, оказавшись спиной к Синеглазому, и поджав ноги к груди, двумя руками наминая ткань рубашки на груди, закрыла глаза и постаралась не думать о боли. Было это слишком сложно, чтобы хоть немного начало получаться. Боль прошла сама, но далеко не сразу – минут через пять, хотя самой Сан они показались часами.
В итоге, почувствовав, что боль отступила достаточно далеко от мыслей, она медленно села на кровати, прислонившись спиной к низкому изголовью и пусть бортик упирался прямо в лопатки, не поменяла положения.
- Значит… ты предлагаешь мне сидеть здесь и ничего не делать? – сглотнув, думая, что сейчас было бы неплохо выпить воды и побольше, Сан облизала губы, глядя куда-то в покрывало. – Считаешь, это хорошая идея?
Предложение Синеглазого особо не вдохновляло, но если вдуматься, в его словах был смысл, и Сан надо было убедиться, что его предложение действительно достойно внимания. Но вдруг в голове появилась другая мысль...
- А может лучше все оставить как есть? Переждать - и тогда боль пройдет? Дух ведь может оказаться полезным, у него ведь есть какие-то... силы... - к концу фразы слова уже звучали не так уверенно, как в самом ее начале, а сама полукровка сжала голову руками, склонив голову и тихо заговорив, как сама с собой: - Он копается у меня в голове... это ведь он?.. Мне не нужно... но почему так хочется?.. Как это убрать, как?.. Надо вытащить его, вытащить всего, полностью... чтобы ничего не осталось...
 
АйронДата: Понедельник, 30 Янв 2012, 19:06 | Сообщение # 8







Постоялый двор «Спящий боров». Второй этаж, комната.

- Почему ничего не делать? — Айрон удивленно поднял бровь; он вообще сидел с несколько отрешенным, если не сказать — безразличным видом, будто страдания тэнэбрэ его совсем не трогали. Между тем, больше всего сейчас хотелось вскочить и начать расхаживать по комнате туда-сюда, но это все равно никак бы не помогло Сан. Помочь ей мог только тот, кто умел изгонять духов, но Синеглазка сомневался, что сейчас, посреди ночи, бегать по городу и будить добрых лемурийцев в поисках нужного — хорошая идея.
- Ты будешь бороться с ним. В тебе же кровь тэнэбрэ, ты совсем в точности как они, а тэнэбрэ могут укрощать демонов. Я не думаю, что духи сильнее демонов. Значит, у тебя должны быть силы бороться с ним.
Коротко вздохнув, Синеглазка окинул комнату тоскливым, бессильным взглядом, благо тэнэбрэ не могла этого заметить, а потом с неуклюжей осторожностью погладил Сан по голове, как маленькую девочку.
- Нельзя его оставлять. Живые должны быть с живыми, а духи с демонами, таков порядок вещей, — сказал наемник. - Не верь ему, это он тебя искушает. Я найду тебе самого лучшего Укротителя, и все будет хорошо. Ты, главное, держись, не давай спуску. Это же всего лишь дух, а ты — дочь гордых тэнэбрэ.
Айрон отвернулся, скрестив руки на груди. Сейчас было бы неплохо выпить, - в голове как нельзя кстати всплыл образ фляжки с крепким трайнским пойлом, которую он всегда возил с собой на всякий такой случай, - однако расслабляться было нельзя, особенно тэнэбрэ.
- Ложись и постарайся уснуть, — ободряющим голосом произнес Синеглазка, вновь повернувшись к девушке. - Я посижу тут, с краю. Вот увидишь, с утра все наладится.
 
CанаДата: Понедельник, 30 Янв 2012, 19:25 | Сообщение # 9







Постоялый двор «Спящий боров». Второй этаж, комната.

Когда чужая рука коснулась волос Сан от неожиданности чуть вздрогнула, но затем просто позволила себя пожалеть. Она терпеть не могла такого отношения к себе, ненавидела жалость к себе, но сейчас было слишком больно, чтобы были силы возмущаться по этому поводу, а что-то изнутри все же тянулось к проявлению сочувствия со стороны другого человека, тем более уж мужчины. Может, это взыграла женская натура, а может все же человеческая часть полутэнэбрэ. Что бы это ни было, но Сан даже слегка расстроилась, когда рука куда-то пропала. Это заставило поднять голову и из-под бровей взглянуть на Синеглазого сощуренными от боли глазами.
- Во мне мало что есть от тэнэбрэ. Снаружи даже больше, чем внутри, - говоря это, Сан понимала, что врет. Она прекрасно знала, что означает жить среди тэнэбрэ и как тэнэбрэ. Но она никогда не забывала и того, что не была тэнэбрэ в полной мере. И эти две вещи дополняли друг друга, заставляя сейчас отвечать ее именно так, а не иначе. А уж если вспомнить, как она жила последний десяток лет… что от нее вообще осталось, как от тэнэбрэ? Какой нормальный и уважающий себя тэн пойдет в Храм Луови для «очищения»? Наверное, именно тогда в ней окончательно умерла ее тэнэбрийская душа. Она и сама была готова плюнуть себе в лицо, вздумай с ее уст слететь фраза, что она – тэнэбрэ…
Синеглазый тем временем вновь повернулся и выдал очередную порцию утешающих слов. Было в этом все что-то странное. Было странно, что он говорил ей такое. Она просто не ожидала, что человек, мужчина, вообще может говорить такие вещи женщине, с которой и знаком-то настолько, что можно считать, что вообще не знаком. Это было больше похоже на ожидания какой-нибудь милой девочки, нежели на правду. Да и Сан за свою жизнь слишком привыкла к более резким и грубым мужчинам, даже если общение с ними ограничивалось одними разговорами.
Сан мотнула головой, то ли отрицая какие-то свои мысли, то ли в ответ на слова Синеглазого, прикрыв глаза от не до конца прошедшей боли, что еще сковывала ее. На четвереньках она проползла по кровати до Синеглазого и… поцеловала его в уголок губ, тихо добавив «спасибо», после чего опустилась на кровать, положив голову мужчине на колени и взяв в обе руки его левую руку, прижав ее к груди, как если бы это был священный символ Богов.
«Надо просто заснуть…» - сказал ей внутренний голос, и то ли от него, то ли от знания того, что о ней кто-то может позаботиться, стало как-то спокойнее.
 
АйронДата: Понедельник, 30 Янв 2012, 22:11 | Сообщение # 10







Постоялый двор «Спящий боров». Второй этаж, комната.

- Иногда великое таится в малом, — многозначительно произнес Синеглазка; где он подхватил эту фразу, дневной ходок не помнил, но скорее всего слышал от отца, а не от малограмотных приятелей-наемников.
- Да пока не за что благодарить-то, — тихо буркнул он, коснувшись тыльной стороной ладони уголка губ, там, куда пришелся поцелуй тэнэбрэ, - это было, конечно, приятно, но несколько смущало. Впрочем, смущение улетучилось, едва Сан проложила голову на его колени и взялась за руку, прижав ее к себе; Айрон чуть улыбнулся, глядя на пытавшуюся уснуть девушку, подумав, - как это здорово, когда в трудную минуту рядом есть кто-то кто может поддержать, и кому можно доверять. Поведение Сан, пристроившейся на его коленях и крепко державшейся за руку, словно маленькая девочка, прячущаяся от ночных кошмаров в объятьях отца, тронуло его и вместе с тем заставило встревожиться. Синеглазка был убежден, что тэнэбрэ неспособны признавать свои слабости и принимать помощь от кого бы то ни было, даже от своих сородичей, а тут — такое доверие к практически незнакомому человеку. Значит, все очень серьезно, решил он и опечалился. Широкая тяжелая ладонь легла на плечо тэнэбрэ; Синеглазка очень хотел сказать еще что-нибудь ободряющее, но не смог найти подходящих слов, и так и остался сидеть, размышляя о планах на недалекое будущее, - как искать спасителя для Сан, где искать, у кого спросить, - пока не заметил, что девушка уснула. Тогда он осторожно высвободился из ее рук, поудобнее устроил свою спутницу на кровати, укрыл сдернутым с постели одеялом, после чего улегся на полу и сам. Сон не шел долго, но в конце концов наемник тоже задремал под тихий шелест падающего снега за окном.

Разбудил Синеглазку шум давно проснувшегося большого постоялого двора — запахи с кухни и трапезного зала, гул голосов, хлопанье дверей, срип лестничных ступеней и пола под чьими-то тяжелыми шагами, бодрое ржание лошадей откуда-то снаружи... Айрон сел, почесал бока, давно немытую голову, поскреб уже сильно заросший подбородок, после чего поднялся и потянулся от души, почти достав пальцами до потолочной балки. Тэнэбрэ еще спала; решив, что будить ее не стоит, надо дать отдохнуть как следует, наемник тихо вышел из комнаты, чтобы распорядиться насчет завтрака. Вернулся он с ведром воды, кружкой, мылом, небольшим зеркалом и бритвой, - свои бритвенные принадлежности он где-то потерял, а физиономия требовала срочно привести себя в порядок. Правда, все это можно было сделать внизу, в большом помещении для омовений, очень благоустроенном, однако Синеглазка не решился бы оставить тэнэбрэ надолго без крайней на то нужды. Пристроив зеркало на столе, тщательно намылив рожу, заросшую настолько, что не удивительно, что ночью замещающий хозяина постоялого двора дед принял его за разбойника, Айрон приступил к бритью.
 
CанаДата: Среда, 01 Фев 2012, 19:13 | Сообщение # 11







Постоялый двор «Спящий боров». Второй этаж, комната.

Ночь выдалась какой-то беспокойной. Постоянно что-то будило, то сон, то какой-то шорох, порой, казалось, даже шорох от касания собственных рук одеяла, так что в итоге Сан не могла сказать, что выспалась хотя бы наполовину. Даже сон в каком-нибудь переулке, наверное, был бы и то более спокойным. Даже если бы это был переулок в любом из тэнэбрийских поселений.
«О нет, это уже перебор», - уже проснувшись, но не спеша вылезать из-под одеяла, подумала она, когда проснувшийся Синеглазый, который ее и разбудил, вышел из комнаты и оставил ее наедине с собой, позволив открыть глаза и разглядеть комнатку, где довелось остановиться, как следует. Вчера она чувствовала себя как-то слишком странно, вот только слабо помнила, что же именно странного сделала, а сейчас опиралась лишь на ощущения, и поэтому сейчас оглядывала небольшое помещение как в первый раз. Обстановка была достаточно скудной – только кровать, стул со столом, да некое подобие вешалки. Но когда на дворе ночь – выбирать особо не приходится.
Вставать не хотелось. Сан уже давно заметила, что попав в город – расслабляется и старается хоть немного, но отдохнуть. А когда хочется просто подольше полежать в постели – почему бы и нет? Правда еще больше сейчас хотелось помыться – за те дни, что они ехали к городу, Сан не помнила, чтобы им где-то удалось принять ванную. Голова была грязной, сальной, до волос было просто противно дотрагиваться. Тело тоже словно покрылось жирной пленкой, особенно между полушариями грудей и на спине.
Пока она размышляла, могут ли вообще в этом захудалом месте обеспечить бадьей и горячей водой в ней, в комнату вернулся ее спутник. Из-за того, что все это время Сан размышляла с закрытыми глазами, вряд ли он заметил, что она проснулась. Приоткрыла девушка глаза только когда услышала как под лезвием шуршит грубая щетина.
- Неужели к зиме нет желания отрастить собственный мех? - уже открыв глаза и приподнявшись на локтях, отметила Сан, улыбаясь, после чего задумчиво добавила: - А ванной тут обеспечить могут?
 
АйронДата: Пятница, 03 Фев 2012, 11:31 | Сообщение # 12







Постоялый двор «Спящий боров». Второй этаж, комната.

- С добрым утром. У меня в предках трайны, я морозоустойчивый, — произнес Синеглазка, не отрываясь от своего занятия, только чуть покосившись в сторону Сан; наемник с сосредоточенным видом тщательно выскребал остатки щетины под подбородком. - Я спокойно могу пожертвовать этим в угоду красоте.
Сполоснув бритву в кружке, он бросил ее на столик и ощупал все еще мыльную физиономию, проверяя результат работы.
- Хорош? Хорош! — глянувшись в зеркальце, самому себе сказал Айрон и с улыбкой повернулся к тэнэбрэ. - У них есть где искупаться, внизу большое помещение, там три корыта медных, огромных, даже я бы там поместился. Под лестницей, которая сюда, дверь, а заправляет там всем хейзочка Мира, маленькая, черноволосая, очень любезная. Предлагала мне спину потереть, но я отказался, мне еще по городу бегать, все равно взопрею. Только ты смотри, у них там хитро, за каждую мелочь диисы требуют. Мне вот только мыло Мира просто так дала, говорит, глаза у меня красивые.
Вывалив кучку сведений с утра пораньше, Айрон с шумом и фырканьем умылся водой из ведра, повертелся в поисках того, чем можно было бы утереться, но не нашел ничего более подходящего, чем собственная рубаха, извлеченная тут же из седельной сумки.
- Извини, что не разбудил, — весело, без малейшего намека на чувство вины в голосе произнес Синеглазка, запихивая скомканную рубаху обратно в сумку. - Я подумал, раз ты все равно останешься пока здесь, так хоть поспишь подольше и хорошенько отдохнешь. Завтрак тебе принесут прямо сюда, у них каша из пшеницы, молоко, а еще жареное мясо со вчера осталось. Я все это заказал, не съешь - я доем, когда вернусь.
Пристроив ножны с мечом и кинжалом на пояс, он накинул на себя плащ и широко улыбнулся тэнэбрэ.
- Держись, Сан. Я найду того, кто тебе поможет. Когда вернусь — не знаю, сама понимаешь, это дело такое, — на последней фразе Айрон чуть развел руками, улыбнулся еще раз, еще шире, продемонстрировав клыки, и вышел вон.
 
CанаДата: Суббота, 04 Фев 2012, 10:18 | Сообщение # 13







Постоялый двор «Спящий боров». Второй этаж, комната.

То, как легко было развести Синеглазого на разговор, так до сих пор и поражало Сан, с их первого разговора. То ли он был достаточно открытый, то ли просто любил поболтать, а может и все разом. На самом деле, девушке не особо нравились мужчины, которые много говорили, хотя бы, которые говорили больше, чем она, но в данном случае это все выглядело как-то естественно и не раздражало, что было тоже довольно любопытно. Синеглазый же из-за своей манеры общаться воспринимался несколько иначе, говори он более сдержано и не так, как будто они с ним знакомы сто лет. С одной стороны такое отношение к себе немного выводило из равновесия, как ту, что все же частично, но является тэнэбрэ, и большую часть жизни существовала в окружении серокожих айлвов, но с другой, именно это обращение к ней со стороны Синеглазого позволяло чувствовать себя более расслабленно. Пусть она до конца ему все же и не доверяла – такая открытость и решительность в плане помощи лично ей выглядели слишком уж странно. Сан даже и не думала, что незнакомый человек может так относится к тому, кого совершенно не знает, пусть даже и после найма. Это было слишком хорошо для правды. Но ведь Синеглазый за плату, которую должен был получить, должен был лишь помочь ей с делом, но не делать всего… этого. В общем, все это было как-то странно.
Словив слова Синеглазого на счет ванны и запомнив все, что он сказал, планируя наведаться в низ в самое ближайшее время, Сан продолжала не без легкого любопытства наблюдать, как Синеглазый собирается «на дело», сидя на кровати и слабо обхватив руками колени.
- …Завтрак тебе принесут прямо сюда, у них каша из пшеницы, молоко…
«Даже молоко? Что же это за постоялый двор такой? И сколько здесь стоит комната? По этой-то коморке не скажешь, что много…» - вообще, Сан как-то еще давно заметила, что чем выше в горы – тем тяжелее добыть обычные, казалось бы, вещи. Не то чтобы в таком городе как Соог должно было быть сложным добыть молоко, но она не ожидала, что его могут подавать в таких местах как это в качестве составляющей части завтрака.
- Мясо я точно не буду есть вместе с кашей, - девушка усмехнулась, скосив взгляд в сторону. Когда же Синеглазый бросил фразу, буквально кричащую «не умирай!», Сан закатила глаза и покачала головой.
- Говоришь так, как будто я одной ногой в могиле. Иди давай, тебе уплачено, - последнюю фразу она сказала шутя, взяв с покрывала перо из подушки и бросив его в сторону Синеглазого, который уже закрывал за собой дверь.
Оставшись одна, девушка глубоко вдохнула. Улыбка сошла с губ, а брови сошлись на переносице.
«Помирать может я и не помираю, но с ума так точно скоро сойду…» - припомнив свое вчерашнее поведение, опасаясь, как бы нечто подобное не накатило на нее еще и сегодня, полукровка решила, что для начала стоит привести себя в божеский вид, а уже потом начать думать о собственных проблемах.
Минут через десять принесли завтрак, и Сан попросила у принесшей его служанки заодно и набрать для нее воды для полноценного омовения, желательно с большим количеством мыла...
 
АйронДата: Суббота, 04 Фев 2012, 22:58 | Сообщение # 14







Улицы города.

Повезло Синеглазке почти сразу, причем помощь пришла оттуда, откуда он меньше всего ожидал: он как раз беседовал на улице с целителем, возвращавшимся от больного, и разговор услышали проходившие мимо патрульные. Стражники сразу сказали, что в городе есть пост Ордена Священных Символов, члены которого как раз специализируются на данной проблеме, и рассказали, как туда пройти. Побродить ему все же пришлось — сеть узких улочек горного города, с их бесконечными поворотами, лестницами и арками, кажется, была какой-то безсистемной, будто прокладывал ее пьяный слепой и кривоногий трайн. В ходе поисков Синеглазка был дважды обрызган проезжавшими всадниками, промочил ноги, - правый сапог не выдержал условий снежной слякоти и дал течь, а вскоре за ним подоспел и левый, - вспомнил о том, что впопыхах так и не позавтракал, однако эти мелкие неурядицы ничуть не умалили его решимости, и вот наконец он добрался до орденского поста.

Пост Ордена Священных Символов.

Пост размещался в небольшой башне довольно сурового на вид здания, в самой верхней части города. Башня выглядела в целом более новой, чем все остальное строение; серый камень в ее кладке только-только начал терять остроту граней под воздействием времени, а плющ еще не успел затянуть ее стен. Пройдя под аркой, увитой шиповником, чьи ярко-оранжевые и красные плоды казались кровавыми каплями на фоне серых стен, черных ветвей и грязновато-белого снега, Синеглазка постучал в добротную дубовую дверь. Ему открыли почти сразу же; молодой хейз проводил его в небольшое помещение с двумя высокими узкими окнами, всей обстановкой в которой был длинный письменный стол, кресло за ним да несколько стеллажей и стульев у стен, где и представил его Герарду Вигроу, Бойца Первого Ранга. По каменному лицу и непроницаемо черным глазам Герарда трудно было сказать, какое впечатление произвел на него наемник, когда по привычке представился Айроном Синеглазкой, однако Боец выслушал его внимательно, попутно быстрыми точными движениями записывая что-то, потом задал пару уточняющих вопросов, после чего сказал, что незамедлительно отдаст приказ своим, чтобы собирались, Айрону же велел возвращаться к «подружке», - на самом деле Боец о Сан сказал не совсем так, но Синеглазка был убежден, что именно это он подумал, и мысленно несколько понизил оценку личностных качеств этого человека, - и спокойно ждать. Наемник откланялся и покинул здание едва ли не вприпрыжку, довольный тем, как легко и быстро все получилось.

Улицы города.

По пути назад Синеглазка заскочил в какую-то пекарскую лавочку и купил там десять пирожков с мясом, разговорился с торговцем и парой девушек-покупательниц, с которыми и отправился обратно к «Спящему борову», благо было по пути. Девицы, оказавшиесестрами, слушали байки, на которые Айрон был весьма щедр, взамен же интересовались, надолго ли наемник в Сооге, и предлагали погулять вместе еще как-нибудь, например, завтра, благо на завтрашний день назначена публичная казнь ведьмака, пойманного три дня назад, - будет на что посмотреть. Погулять Синеглазка был непрочь, но вот упоминание казни несколько подпортило ему настрой. Во вредность ведающих наемник не верил, хотя никогда лично с ними и не сталкивался, однако слышал и хорошие отзывы об их делах, и потому был против столь поспешных методов — жечь, не разобравшись. В общем, вернулся на постоялый двор он уже не в радужном настроении, а просто солнечном, правда, без пирожков, которые хотел принести Сан, да незаметно для себя съел по дороге.

Постоялый двор «Спящий боров».

На постоялом дворе вопреки названию царила далеко не сонная обстановка. Группа торговцев готовилась к отъезду, а на освободившиеся помещения уже претендовали новые, только что подъехавшие; фургоны занимали не только всю территорию двора, но и прилегающую улицу, почти перегородив ее, так, что едва оставалось места для проезда одного всадника; воздух звенел от голосов, брани, скрипа колес, фырканья и ржанья лошадей. Обеденный зал тоже был полон, ни одного свободного уголка; служанки и служки просто сбились с ног, их явно не хватало. Подивившись такой суматохе, Айрон бегом взлетел по лестнице, столкнулся на самом верху с каким-то торговцем и едва не сшиб его. На объяснения с телохранителем, внушительным бородатым трайном, и извинения перед торгоцем ушло около четверти часа; к двери своей комнаты Синеглазка подошел взмокший и слегка взведенный. Впрочем, стоило ему вспомнить, что помощь вот-вот подоспеет, как настроение его вернулось, и дверь он открыл уже с сияющей улыбкой на губах.

Постоялый двор «Спящий боров». Жилая комната, второй этаж.

- Сан, я пришел! Все просто замечательно, скоро тебе помогут! — ввалившись внутрь, радостно воскликнул Айрон. - Бойцы Ордена Священных Символов уже на пути сюда!
Сообщение отредактировал Айрон - Суббота, 04 Фев 2012, 23:21
 
CанаДата: Воскресенье, 05 Фев 2012, 16:46 | Сообщение # 15







Постоялый двор «Спящий боров». Общий зал на первом этаже.

Сидеть и скучать, ожидая пока Синеглазый вернется не хотелось, а потому, едва выйдя из ванны и высушив волосы, девушка хотела было отправиться на небольшую разведку, дабы выяснить все-таки, есть ли в доме того убитого копии документов, и можно ли туда как-то проникнуть, без лишних хлопот. Но сделать этого не удалось. Пока Сан принимала ванну, а затем занималась сушкой волос, что в холодные сезоны всегда сохли дольше, словно в наказание, даже когда в помещении было тепло, в зал, служивший помещением трактира, набежало столько народа, что она бы даже не смогла просто протиснуться к выходу. Поглядев на забитый зал с лестницы она еще тогда подумала, что теперь точно знает, что означает выражение «яблоку негде упасть». Топот, грохот, шум голосов, громогласный смех трайнов, забивших помещение… все это навевало какое-то резко появившееся желание оказаться где-нибудь подальше от этого места. Не хотелось наживать лишних проблем.
Правда без проблем все равно не обошлось – пока она наблюдала за суетой в зале, ее успел заметить далеко не один трайн, что вызвало бурю негодования среди некоторых сидящих в зале. Как же так – девка тэнэбрэ да еще среди них, благородных людских господ! Шумиха стояла страшная, и Сан даже девочка-служанка просила уйти куда-нибудь наверх, от греха подальше. Может, Сан и сделала бы так, если бы не внезапное желание показать трайнам, что они не так уж и хороши.
Лучшее, что в этой ситуации смогла придумать Сан – вызвать одного из трайнов, что бахвалился больше всех, на дуэль. Мало кто этого ожидал, но это вызвало еще больший шум в зале. Столы отодвинули, люди создали живую ограду вокруг пустого круга в центре зала, куда Сан с безымянным для нее трайном и вышли. Завалить пьяного варвара, когда он настолько самоуверен, что рассчитывает завалить более ловкую и быструю, пусть и полукровку, но тэнэбрэ – не так сложно, если не поддаваться на провокации варвара и толпы, а сосредоточиться на движениях противника. Попавшийся Сан трайн был опасен, потому как кулаком мог точно обеспечить помутнение рассудка, попади он в голову, но движения подвыпившего варвара были грубы и растрачивали слишком много сил, в то время как Сан просто выжидала и смотрела за движениями, умело уклоняясь от ударов, а некоторые лишь успевая блокировать, из-за чего тыльная сторона рук затем сильно болела. Но когда движения трайна стали повторяться, Сан сочла это лучшим моментом для собственного выхода. И все стало как-то легко, естественно, как когда-то, много лет назад, даже более. Сравнить чувство, накрывшее ее с головой, можно было лишь с бегом по ветру, вниз по склону, когда кажется, что вот-вот взлетишь…
Сан сама не заметила, как трайн пошатнулся и завалился на стоящих позади людей, вытирая разбитую губу, хотя нос целостью тоже не отличался. Но и сама полукровка не ушла без боевых ссадин – живот ныл от пропущенного ранее удара, линию челюсти саднило от скользящего удара, да и рубашка, за которую трайн схватился как-то – была нещадно порвана, почти открывая грудь всем желающим. На этом поединок и закончился, удивительно, но упрямый варвар даже признал ничью и заказал девушке кружку эля. Пусть и высказал до этого все, что думает о тэнэбрийском брате, Сан приписала его к людям чести. Хоть и дико упрямым.

Постоялый двор «Спящий боров». Жилая комната, второй этаж.

В комнату девушка поднялась в своем потрепанном состоянии, с кружкой эля, который и попивала, поднимаясь по лестнице. Поставив ее на стол, Сан оглядела порванную рубашку, с досадой вздохнула, а затем потрогала пальцами содранную кожу на челюсти, почти у самого уха. Неприятное пощипывание дало о себе знать. В этот момент со стороны лестницы послышался какой-то грохот, как будто по ней кто-то спешно поднимался. В груди екнуло – как бы это был не тот самый трайн, решившийся на очередную потасовку, вспомнив, что ему разбила нос тэнэбрэ. Но когда дверь с грохотом распахнулась и на пороге появился Синеглазый, которого Сан встретила уже лицом, но присев и положив руку на рукоять ножика, что прятался в правом сапоге, девушка лишь облегченно выдохнула и покачала головой, вставая.
- Хорошо, но в следующий раз не врывайся так, это может плохо закончиться, - отворачиваясь от Синеглазого, чуть приподняв бровь, произнесла полукровка, разворачиваясь к сумке и начав в ней копаться. – Ты сказал бойцы? А разве они этим занимаются? Я всегда думала, что это дело всяких там магов, колдунов…
 
АйронДата: Воскресенье, 05 Фев 2012, 17:37 | Сообщение # 16







Постоялый двор «Спящий боров». Жилая комната, второй этаж.

- Ладно, ладно, не буду... А Бойцы эти меня заверили, что я пришел очень правильно, по адресу, и они этим как раз занимаются, — радостно поведал Синеглазка, в то время как брови его несколько вздернулась от удивления. Он шагнул к кровати, не сводя изучающего взгляда с тэнэбрэ: ее потрепанный вид не укрылся от наемника, хотя тот и не сразу придал этому значение. - Сан, а что у тебя с лицом? И рубашечка...
Взяв паузу, Айрон снял с пояса ножны с мечом, поставил их в угол, а потом сел на кровать рядом с девушкой и, пыхтя, с большим трудом принялся стаскивать промокшие сапоги. На пол шлепнулась одна грязная, мокрая и вонючая портянка, затем вторая; Синеглазка, наконец, выпрямился с мокрыми носками в руке и улыбнулся.
- Наверное, они какие-то особенные колдуны, боевые, — предположил он. - Я думаю, они справятся, все ж таки целый Орден, солидная организация. Кстати, ты давно ела? Может, перекусишь со мной за компанию? А то я так жрать хочу, как медведь после зимней спячки...
Тут он вспомнил про пирожки, которые так и не донес, смутился и бросил мокрые носки на сапоги. Все это можно было посушить внизу, у большого камина в зале, куда Синеглазка и намеревался захватить свои вещи, а также попутно и пообедать как следует. Желудок его мечтал о целом котле мясной похлебки, наваристой, с плавающим по поверхности жиром, пирожков ему явно было мало.
- А еще я узнал, что завтра будут казнить какого-то ведьмака. Не хочешь посмотреть? Тэнэбрэ ведь должно нравиться такое, — произнес Айрон, закатывая штанины до колен, одну и другую, потом с наслаждением почесал заросшие жестким черным волосом бледные мускулистые голени, выпрямился и тут вдруг спохватился:
- Ох, Сан, так что у тебя с лицом? Упала, когда мылась?
 
CанаДата: Понедельник, 06 Фев 2012, 20:33 | Сообщение # 17







Постоялый двор «Спящий боров». Жилая комната, второй этаж.

На первую фразу Синеглазого Сан лишь пожала плечами, сочтя, что им там в своем Ордене все-таки виднее, но вот когда мужчина заметил, что с девушкой было что-то не так и даже обозначил это, сама полукровка с каким-то интересом проследила за его движениями. Больно шустро он смолк и начал заниматься своими делами, едва только его взгляд достиг порванной рубашки. Это было так забавно наблюдать, что Сан невольно улыбнулась, скрестив руки на груди и прислонившись задом к краю стола. Не глядя на нее, Синеглазый спешно заговорил про еду, на что девушка лишь как-то странно усмехнулась, после чего вернулась к копошению в сумке.
Выудив другую рубаху, с коротким рукавом и треугольным вырезом, не доходящим до линии соприкосновения грудей, то есть, достаточно пристойную, а затем и тонкий шерстяной свитер с длинными рукавом, но широким округлым вырезом, девушка ответила:
- Я завтракала несколько часов назад, но, вообще-то, еще чего-нибудь съела бы, - ответ был честным. Ела она около четырех часов назад, может немного меньше, но желудок уже отчего-то просил добавки. Сан давно заметила, что когда за окном царит холодная погода – постоянно хочется есть. В жаркие сезоны, не важно, где ты их проводишь, из-за духоты есть как-то не особо хочется, а стоит опуститься на землю зиме, как еда начинает поглощаться двойными порциями. Странно, что при этом она еще не растолстела до форм деревенских «мамочек», что по утрам выходят доить коров…
Новость же о том, что скоро в городе намечается праздник - казнь очередного ведающего – заставила Сан задумчиво приподнять брови, смакуя эту новость и размышляя заодно, стоит ли она внимания. Казни вообще обычно бывают крайне шумными и ничем хорошим не заканчиваются – в меньшем случае чьей-то смертью под ликование окружающих, в большем случае – каким-нибудь очередным конфликтом между наблюдателями, что не сошлись взглядами.
- Тэнэбрэ должно нравиться? – оглянувшись на Синеглазого, переспросила Сан провокационным тоном, приподняв при том бровь. И тут же налетела на вопрос о своем физическом состоянии и крайне неудачное предположение Синеглазого. – Любопытно узнать, что ты считаешь меня настолько неуклюжей. Нет.
Отвернувшись, девушка быстро стащила с себя рубашку, спешно беря в руки другую, стремясь побыстрее ее надеть – комната особой теплотой все-таки не отличалась.
- Просто все очень любят тэнэбрэ, особенно трайны, - спокойно пояснила Сан, натягивая рубашку, а затем беря в руки свитер. Смущения перед Синеглазым у нее не было – можно подумать, он никогда не видел голой женской спины, как и вообще голых женщин, а она – маленькая девочка, которая визгливо будет просить его выйти только для того, чтобы переодеть верхнюю одежду. Да и не тот она вела в своей жизни образ этой самой жизни, чтобы ее смущало подобное поведение.
Когда же свитер был натянут, Сан повернулась к Синеглазому и, поправив волосы, а затем «взбив» их на затылке пальцами, спросила:
- И как скоро ожидать этих, из Ордена? Мы поесть-то успеем?
 
АйронДата: Вторник, 07 Фев 2012, 12:35 | Сообщение # 18







Постоялый двор «Спящий боров». Жилая комната, второй этаж.

- Ну да, тэнэбрэ ведь любят... — начал было Синеглазка, понял, что сказал глупость и бестактность, и с радостью перекинулся на другую тему:
- Нет, я не считаю тебя неуклюжей, просто всякое бывает, и на старуху проруха находит, — произнес он, понял, что опять говорит вещи, которые могут быть восприняты неоднозначно, и поспешно пояснил:
- Погоди-погоди, я не хочу сказать, что ты старуха, это присказка такая. Ну, в смысле, что даже опытный и умелый может попасть впросак. Я подумал, может быть, ты, на мыло наступила, тут уже никакая ловкость не спасет, это я даже по себе знаю. Ты не смотри, что я большой и высокий, я очень ловкий, но все равно иной раз шишки набиваю... уф...
Синеглазка вздохнул, чувствуя, что еще немного — и договорится до совершенной бестактности и совсем запутается, и потому он, смешавшись, замолчал и принялся рассматривать деревянный пол у себя под ногами, в который уткнулся взглядом от греха подальше, как только понял, что тэнэбрэ собирается переодеваться. Разглядывание голой спины своей нанимательницы в контракт не входило, да и вообще, что нового можно было там увидеть? По сути, если отбросить предвзятости и предрассудки, женщины разных рас все же были устроены одинаково, как, впрочем, и мужчины. Что и приводило порой к появлению на свет всевозможных полукровок.
- Трайны — народ горячий, а то давно бы окочурились, живя в таких холодных землях, — буркнул он себе под нос в ответ на высказывание об особой любви южан к тэнэбрэ. Теперь несложно было догадаться, что с ней произошло — даже не просто на кого-то не так взглянула или наступила кому-нибудь на ногу, а спровоцировала какого-нибудь колдийца самим фактом своего существования. Айрон смущенно шмыгнул носом; все-таки он сам состоял с южанами в достаточно тесном родстве, и ему вдруг почему-то стало за них стыдно. С другой стороны, тэнэбрэ тоже хороши... если бы не их дурная репутация, то вполне порядочным представителям их народа не доставалось бы за всех остальных.
- Успеем, конечно. Им же надо решить, кому идти, потом подготовиться, наверное, какие-нибудь колдовские штучки зарядить. Духи — это ж тебе не эля выпить, — произнес Синеглазка с таким видом, будто знал все об Ордене Священных Символов и тамошних порядках, а сам не раз здоровался с Укротителями за руку; услышав, что тэнэбрэ уже повернулась к нему, а значит, переоделась, он оторвал взгляд от пола, посмотрел на нее и улыбнулся.
- Правда, я не спросил, можно ли перед этим есть, ну, перед тем, как они начнут изгонять, но думаю, ничего страшного не произойдет. Еда еще никому не вредила.
Поднявшись с кровати, Айрон, как был босиком, так и пошлепал к двери, попутно прихватив сапоги, носки и портянки.
- Идем, похарчимся. Когда они придут, мы их сразу увидим, им все равно придется проходить мимо зала. Только это... — наемник замялся, раздумывая, а потом все-таки спросил:
- Хочешь, я вломлю трайнам, которые тебе по ушам надавали? Это войдет в счет контракта.
 
CанаДата: Вторник, 07 Фев 2012, 23:40 | Сообщение # 19







Постоялый двор «Спящий боров». Жилая комната, второй этаж.

То, как Синеглазый любил поболтать всегда забавляло Сан. За последние десять лет среди людей она привыкла к тому, что поговорить во много раз более склонны женщины. Особенно любили поболтать и обменяться свежими сплетнями в Храме Луови. О, как тамошние жрицы любили это дело! Это был их своеобразный ритуал – собраться в комнате с бассейном, прихватив питье и фрукты, устроиться у воды и, заплетая друг другу косы, делиться новостями и просто тем, о чем судачат местные. Удивительно, но даже Сан несколько раз звали на такие посиделки, но посетив одну из таких, полукровка начисто отказывалась от всех последующих. Все же, она не настолько прониклась духом Луови и образом жрицы ее Храма, чтобы действительно получать от всего этого удовольствие.
Странно, но если так подумать, у девушки даже и не было какого-то любимого занятия. Вечера, какие устраивали жрицы, ей были не по душе, посещение разнообразных казней – тоже не вызывало особого ажиотажа, разве что битвы на аренах были более или менее интересны ей, но не так, чтобы действительно сильно любить их.
Неожиданное понимание этого, стоило только задуматься над этим, даже почти расстроило Сан, но больше удивило. Было все-таки странно понимать, что в отличие от многих, ее ничего не интересовало с действительно большой силой. Все для нее было как-то… одинаково. Ничто не выделялось. Но она не могла сказать, было это хорошо или плохо.
Поняв, что отвлеклась, погрузившись в размышления, глядя при этом куда-то сквозь колено Синеглазого, девушка моргнула и подняла голову, когда услышала его предложение. Усмехнувшись, Сан слабо покачала головой:
- И поднимешь этим только больше шума, и дашь местной страже отличный повод упечь «тэнэбрэ и ее дружка» в городскую темницу, - скептически оглядев мужчину, полукровка как-то устало выдохнула, двинувшись к кровати и сев на ее край, откинулась на спину. – Я не хочу идти вниз. Там слишком шумно, да и лишнее внимание мне ни к чему.
Кончиками пальцев она коснулась ссадины у уха, чуть сощурив глаза от неприятного пощипывания, тысячей маленьких иголочек прошедшего по всей щеке. Затем она наклонила голову назад, посмотрев на Синеглазого, что теперь был кверху ногами и добавила:
- Приноси сюда. А сапоги свои служанкам отдай, они-то наверняка их еще и почистят за отдельную плату... хотя они уже настолько стоптаны, я бы на твоем месте купила новые. Скоро же зима.
 
АйронДата: Четверг, 09 Фев 2012, 00:18 | Сообщение # 20







Постоялый двор «Спящий боров». Жилая комната, второй этаж.

- Ладно, как хочешь, — пожал плечами Синеглазка; он почувствовал немалое облегчение, когда тэнэбрэ от его предложения проучить обидчиков отказалась. Нет, не потому, что его испугала перспектива оказаться в темнице, - подумаешь, посидеть недельку-другую, - или вообще не хотелось никого бить, - наемник подраться был всегда непрочь, - а потому, что это были здравые мысли рассудительной девушки, а не той, что этой ночью сама предлагала покалечить не очень хорошо отозвавшегося о ней стражника. Значит, вот такая она, настоящая Сан, очень благоразумная тэнэбрэ.
- Мне так жалко с ними расставаться, — вздохнул он, оглядывая свои сапоги, мокрые, грязные, залатанные. - Мы столько вместе пережили... Зимой слякоти не будет, они послужат мне еще немного. Ну, ладно, я за едою, я мигом.
Улыбнувшись валявшейся на кровати тэнэбрэ, Айрон в обнимку со своими вещами вывалился за дверь и пошлепал к лестнице на первый этаж.

Постоялый двор «Спящий боров». Обеденный зал, первый этаж.

Бодренько сбежав в зал, Синеглазка протолкался к камину и, недолго думая, разложил там свои вещи сушиться, после чего прошел к стойке, за которой работали аж две служанки несколько замотанного вида, старательно улыбавшиеся посетителям. Ожидая, когда ему принесут заказанную еду, Айрон весело оглядывал зал, где народу, кажется, еще прибавилось с того времени, как он вернулся из Ордена: свободных мест на лавках точно не было, так что решение Сан отобедать в комнате оказалось как нельзя кстати. Да и насчет остального она тоже была права — не стоило тэнэбрэ светиться здесь: подавляющее большинство присутствующих составляли трайны, подавляющее же большинство из которых было уже в изрядном подпитии. Несколько хорошо одетых хейзов в такой компании явно чувствовали себя очень неуютно, даже несмотря на то, что многие из этих южан, скорее всего, были ими же и наняты и сопровождали их товар.
- ...вы подаете стухшее мясо!... - донеслось до слуха сквозь гул голосов и грохот посуды. Айрон обернулся: у стола рядом с камином один из хейзов с красным от злости лицом совал оторопевшей служанке под нос свою тарелку. Синеглазка удивленно поднял бровь и принюхался к блюду, полному обжаренной телятины, которую как раз только что принесли, и он поставил его себе на поднос. Мясо было отменным, никаких признаков тухлятины тонкое обоняние полуиноса не обнаружило. Наемник пожал плечами: наверное, торговцу-хейзу просто захотелось к чему-нибудь придраться, - тот продолжал скандалить. Глядя на него, к своим тарелкам начали принюхиваться соседи по столу, и их физиономии стали вытягиваться и приобретать зеленоватый оттенок. Синеглазка был непрочь посмотреть, чем это все закончится, но тут запыхавшийся служка принес кувшин с элем, и наемник, снедаемый голодом, поспешно подхватил поднос и потащил его обратно в комнату, ловко маневрируя между посетителями. Где-то позади нарастала перебранка, но ее заглушил рев голосов пьяных южан, грянувших боевую песню.

Постоялый двор «Спящий боров». Коридор, второй этаж.

Пробившись к лестнице и чудом сумев уберечь босые ноги от того, чтобы их не оттоптали южане своими тяжелыми, подбитыми железом сапогами, шатающиеся по постоялому двору туда-сюда, Синеглазка поднялся наверх как раз вовремя, чтобы увидеть троих людей военной выправки, собиравшихся постучаться в дверь комнаты, что снимал он с тэнэбрэ. Наемник огорчился, понимая, что вот прямо сейчас поесть не удастся, но спустя мгновение обрадовался, полагая, что мучения Сан с изгнанием этого треклятого духа окончатся, и это можно будет отпраздновать на широкую ногу.
- Орден Священных Символов? — спросил Синеглазка, подходя к бойцам, тут же, не дожидаясь ответа, отворил перед ними дверь, пригласительно кивнул, поскольку руки его были заняты подносом, уставленным блюдами и кувшином, после чего не забыл оповестить тэнэбрэ: - Вам сюда. Сан, к тебе пришли!
Сообщение отредактировал Айрон - Четверг, 09 Фев 2012, 00:19
 
ФРПГ Плач Богов: Император » ИГРОВОЙ МИР » Руины памяти: Эпилог » Двойные поиски (25 день Второго месяца Осени 721г. Империя, город Соог.)
Страница 1 из 3123»
Поиск:


Общение с видом на Обновления
 
500
  • Рука помощи (№16 | 16:52)
    Автор: Брэндт

  • Горза "Ищейка" (№11 | 17:32)

  • Керк "Танцор" (№3 | 01:27)

  • Белые башни Империи (№6 | 01:47)
    Автор: Kаин

  • РЕКЛАМА №4 (№1891 | 22:25)
    Автор: Брэндт

  • Глубокие следы (№52 | 19:36)
    Автор: Кила

  • Простой сложный выбор (№0 | 18:27)

  • Всего лишь наемник (№12 | 11:44)
    Автор: Рона

  • Не сидя на месте (№115 | 13:34)
    Автор: Рона

  • Загнанные звери (№64 | 21:53)
    Автор: Рейка

  • Жгучее касание (№19 | 22:38)
    Автор: Рона

  • Рона Эйнвар (№1 | 09:01)

  • Спасительное уединение (№44 | 00:28)
    Автор: Рейка

  • И человек немыслим без людей (№15 | 00:13)
    Автор: Анлеифра

  • Юмор общежитейский (№80 | 21:09)
    Автор: Рейка

  • Проблемы Носителя (№12 | 18:04)
    Автор: Рейка